Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Наука и образование

Наука и образование
Ноябрь 2008, N 8

В ХРОНОМЕТРАЖЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

Самвел Назарян, кандидат географических наук, Москва

Если бы весь хронологический отрезок развития человеческого общества с древнейших времен и до III тысячелетия новой эры отобразить в рамках обычных суток, то на долю доисторического периода пришлось бы 23 часа, 59 минут и 56 секунд. Это - промежуток времени в более чем 2 миллиона лет, когда человечество находилось еще в первобытно-общинной стадии своей эволюции и когда, по утвердившемуся в антропологии мнению, средняя продолжительность жизни равнялась 25-30 годам.

По подсчетам демографов, до настоящего времени на Земле жило в общей сложности около 80 млрд. человек, или 20 тыс. генераций (срок развития одного поколения - 30 лет). Считается, что примерно 4 млрд. из них погибло в войнах только за последние пять-шесть тысячелетий. Уже в историческую (письменную) эпоху. Условно говоря, в течение «последних 4 секунд».

4 СЕКУНДЫ, ПОТРЯСШИЕ МИР

Сегодня население земного шара давно перевалило 6-миллиардную отметку. В двух субъектах международного права - в Китае и Индии - живет соответственно больше миллиарда человек. В мире насчитывается 282 народа, численность которых превышает миллион. Среди них численность 71 народа - свыше 10 млн. Среди последних есть малоизвестные народы - телугу (70 млн.), маратхи (70 млн.), гуджаратцы (50 млн.), каппара (45 млн.), малаяли (40 млн.), сунды (30 млн.). Еще 53 этноса имеют численность от 5 до 10 млн. человек, и 158 - от миллиона до 5 млн.

Еще 15 тысяч лет назад общее число людей на всех континентах составляло несколько миллионов. Наиболее высокой плотностью населения характеризовались Ближний Восток (от Армянского нагорья до третьего порога Нила) , Юго-Восточная и Южная Азия, а также Южная Европа. В Австралии число жителей едва достигало нескольких тысяч человек, а в обеих Америках - всего около 100-200 тысяч.

По подсчетам английского демографа И. Бовена, уже в III тысячелетии до н. э. в Египте проживало порядка 7млн., а в Вавилонии - 5 млн. человек.

Две тысячи лет назад - в начале нового летосчисления на Земле насчитывалось 200-250 млн. человек, из них только в границах Римской империи - 50 млн. (на территории современной Италии - 8 млн. человек).

В средние века население росло, однако темпы его роста были достаточно скромными. В самом начале II тысячелетия на Земле жило 275-300 млн. людей.

В демографической науке общепринята так называемая шкала профессора Б. Урланиса, показывающая динамику роста населения в отрезке II тысячелетия:

1000-й год - 275 млн. человек;

1100-й год - 306 млн.

1200-й год - 348 млн.

1300-й год - 384 млн.

1400-й год - 373 млн.

1500-й год - 446 млн.

1600-й год - 486 млн.

1750-й год - 728 млн.

1800-й год - 906 млн.

Как вы, возможно, успели заметить, с 1600 по 1800 год население земного шара едва ли не удвоилось, что по сравнению с аналогичными показателями предыдущих столетий -беспрецедентный скачок.

Тут мы позволим себе прерваться, ибо именно тогда произошло весьма интересное событие, нашедшее свое отражение на страницах всех последующих демографических изданий. К шкале же профессора Б. Урланиса мы еще вернемся.

В начале XIX века английский священник Мальтус (1766- 1834гг.) открыл так называемый «вечный закон» природы, по которому население Земли растет в геометрической прогрессии (2: 4: 8: 16: 32 и т. д.), в то время как производство материальных ценностей - в арифметической (2: 4: 6: 8: 10 и т. д.). По Мальтусу, широкие беднейшие слои народа должны были уверовать, что в их бедности виновата только высокая рождаемость.

Состоящие в «ордене Мальтуса» - а их немало и сегодня - считают, что бедность большей части человечества неизбежна и поэтому голод, болезни, эпидемии и войны, приводящие к снижению численности людей, есть «благо всевышнего», а «пускание крови» время от времени может создать равновесие между численностью людей и количеством материальных средств.

Приверженцами мальтузианской теории являются представители узкого круга гроссмейстеров Большой Игры, готовых в любой момент к «пусканию гуманитарной крови во благо гармонии и равновесия».

В свое время Бебель заметил, что Мальтус «в нужный момент сказал нужное слово в пользу английской буржуазии». Тем не менее многие прогнозы английского священника - этого настоящего апологета войн, оказались ошибочными. Он, например, доказывал, что население Англии будет удваиваться каждые 25 лет и в 1950г. эта страна будет насчитывать 704 млн. жителей, в то время как ее территория сможет прокормить только 77 миллионов.

И все-таки именно он оказался первым, кто сумел очертить приблизительные контуры неминуемого демографического взрыва. Взрыва, наступившего уже в XX веке: если в течение предыдущих девяти столетий население земного шара в общей сложности увеличилось на один миллиард, то в прошлом столетии тот же абсолютный показатель достигался в среднем через каждые 25 лет.

Вернемся, к «постмальтусовскому» отрезку в шкале профессора Урланиса:

1850-й год - 1 млрд. 171 млн. человек

1900-й год - 1 млрд. 608 млн.

1930-й год - 1 млрд. 993 млн.

1940-й год - 2 млрд. 248 млн.

1960-й год - 2 млрд. 995 млн.

1974-й год - 3 млрд. 946 млн.

1980-й год - 4 млрд. 415 млн.

1986-й год - 5 млрд.

1998-й год - 6 млрд.

К концу же XXI века население Земли реально может достичь порядка 20 млрд. человек.

Еще в начале 70-х годов прошлого столетия советский академик Н. Семенов рассчитал, что биосфера Земли в состоянии обеспечить питанием 140 млрд. человек.

Примечательно, что к аналогичным выводам пришли и английские ученые, чьи выступления были заслушаны на Международной конференции по проблемам питания населения в Риме в 1974г. В том же году в Бухаресте Генеральный секретарь ООН представил и другие варианты расчетов. Из первого следовало, что Земля в состоянии прокормить 76 млрд. человек, а из второго - 38-40 млрд. Позднее - уже к середине 80-х годов эксперты ФАО (продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) подсчитали, что при существующей технологии и агротехнике достаточно только 2,2% суши, чтобы прокормить 4,3 млрд. человек. Более того, они выразили уверенность: используя достижения науки, уже в то время на Земле могло бы прожить 10 млрд. человек при высоком жизненном уровне. Следовательно, каких-то особых поводов для беспокойства по данному предмету быть не должно.

Между тем очевидно и другое: в любой исторический период, даже независимо от демографических показателей, подавляющее большинство населения планеты голодало. Процентное соотношение голодающего большинства, впрочем, как и узкого круга имущих олигархов, всегда оставалось величиной постоянной. В этом, по сути, и кроется главное противоречие общественных взаимоотношений. В этом и их преемственность.

Содержательное человечество ныне вступило III тысячелетие своей новой эры ровно с тем же грузом острых противоречий и с теми же «результатами» по их разрешению, как и сто, двести, триста или тысячу лет назад. Иными словами, идея мальтузианства, кинетическими носителями коей сегодня являются в первую очередь главы и экономические магнаты наиболее сильных и амбициозных государств, вступило в XXI век, все так же манипулируя демографическими составляющими, апеллируя чрезмерно циничными «гуманитарными доводами».

В последнее время довольно часто приходится сталкиваться с самыми различными проявлениями нескрываемой озабоченности, так или иначе связанными с нынешней демографической ситуацией в республике. Вопрос, согласимся, более чем актуальный и, позволим себе заметить, имеющий едва ли не равное хождение почти во всех странах постсоветского пространства.

В зависимости от доминирующих к моменту обстоятельств он и политизируется, и социализируется, и индивидуализируется, не теряя при всем при этом ни своих позиций в повестке дня, ни своей остроты. Чуть ли не каждый день обретая все новую и новую свежесть посредством очередных квантов миграционных потоков, данный вопрос между тем был, есть и еще долгое время будет оставаться вопросом стратегическим и в нашем случае - национальным.

30 МИНУТ АРМЯНСКОЙ ИСТОРИИ

Если историю национальной жизни условно отразить сорока веками и ограничить замкнутым циферблатом обычных суток, то на долю двадцатого столетия придется лишь 36 последних минут. Быть может, самых необычных и противоречивых. Драматизм неоднозначных мгновений оставил разный отпечаток на жизненном пути армян: кто-то, очертя над головой круг бравого всадника, мчался в будущее, кто-то катился назад, кто-то неподвижно стоял на месте. Впрочем, даже неподвижные стрелки задремавших часов – по крайней мере, дважды на дню – показывают абсолютно точное время; необходимо лишь выбрать правильный миг обозрения и не прогадать с часовым поясом.

В этом отношении XX век явил собой Водораздел армянской истории – впервые за тысячелетия армянский народ перестал быть демографическим, хозяйственным и культурным большинством на своей исторической Родине; более того, он прекратил существовать на территории, которая занимает 90 процентов Отечества. В разные исторические эпохи именно на этой площади зарождались и гибли армянские царства, однако, вне зависимости от политического статуса земель, армянский этнокультурный элемент здесь доминировал всегда. В первой четверти прошлого столетия был осуществлен чудовищный план по ликвидации исконного населения Армянского нагорья и сопредельных равнин, в результате чего один из мировых центров древнейшего культурного освоения лишился автохтонного хозяйственника. Считанные минуты циферблата национальной жизни практически перечеркнули тысячелетний расклад вещей и обусловили особую логику мировосприятия для последующих поколений армянского народа.

Двадцатое столетие стало,  таким образом, вызовом национальной истории; в течение «оставшегося получаса» армянский народ обязан был ответить на самый, быть может,  главный вопрос: способен ли он существовать в принципиально новой для себя среде и не утратить чувство национальной идентичности- Армянство двадцатого века – родом из Геноцида; Не будем утверждать, что все армяне воспринимают мир только в ракурсе этой национальной катастрофы, однако все – кто в большей, кто в меньшей степени – соприкасаются с данным вопросом на биографическом и психологическом уровнях. В этом, собственно, и состоит разница между армянами предыдущих столетий и XX-XXI веков. Конечно, и раньше нация стояла перед необходимостью решения судьбоносных проблем, но общая ситуация была иной – общественная армянская мысль объективно была ориентирована на курс восстановления национальной государственности на все еще обживаемой Родине. В прошлом столетии армянский народ был лишен не государственности, а именно Родины; это концептуально разные ситуации – чувство утраченной Отчизны и составляло наследственную информацию последующих поколений армян.

Несмотря на тот факт, что летопись функционирующих за пределами исторической Родины армянских общин и колоний насчитывает долгие столетия, однако именно в прошлом веке сложилась новая национальная Диаспора; впервые за период существования зарубежных очагов армянской жизни и культуры количество проживающих там армян в значительной мере превысило число соотечественников, обживающих уцелевшую (десятую) части исторической Родины.

Известно, что к середине XIX столетия сформировался достаточно серьезный совокупный армянский капитал (политический и экономический), который в случае целенаправленного использования был способен решить ряд серьезнейших вопросов. Это именно тот период, когда национальная элита не сумела зафиксировать факт наличия контуров некоей формы государственности, которая де-факто существовала на территории Российской и Османской империй; британский дипломат и легендарный авантюрист Лоуренс Аравийский позже признается, что в случае целенаправленного использования национального потенциала армянский народ способен составить серьезнейшую конкуренцию любому государству, в том числе Британии, в процессе установления контроля над Ближневосточным регионом. Тем не менее, благоприятная ситуация (которая, кстати, сохранялась вплоть до начала прошлого века) была потрачена преимущественно на поиск и обретение внешних покровителей, что, по убеждению выдающегося Гарегина Нжде, и стало роковой ошибкой армянской общественной элиты.

Хотелось бы также обратить внимание на несколько аспектов, в числе которых особое место занимает вопрос «армянского типа воспроизводства»; его особенность – крайне высокая степень выживаемости именно созидательного элемента, контрастирующая с уровнем демографических показателей нации. На определенном этапе исторического развития канули в Лету великие народы – творцы выдающихся цивилизаций Древности, утратившие на каком-то отрезке своего развития способность к творческому воспроизводству; шумеры, вавилоняне, хетты, древние египтяне покинули арену мира вследствие культурной ассимиляции. Объективная предрасположенность некогда созидательного этноса к постепенной потере собственной идентичности и является определяющей базой для его дальнейшего растворения в иной среде.

Армянский народ, в силу наличия конкретных факторов (природу коих необходимо исследовать), продемонстрировал способность противостоять «вызовам тысячелетий» (современная терминология) и сохранить свой национальный облик.

Он объективно оказался гибче исчезнувших этносов, и залогом тому – феномен именно творческого воспроизводства, как важнейшего элемента непрерывного (на фоне постоянно меняющихся исторических условий) культурно-технологического цикла.

Демографические показатели нации развивались в режиме иного цикла; достаточно отметить, что в течение только последних десяти веков – период, за который успело взрасти большинство современных государствообразующих народов! – естественный прирост армянского населения составил величину, близкую к нулю. Одинаковое в разрезе тысячелетия соотношение между количеством рождений и смертей формирует понятие «армянского баланса»: численность нации через каждые полвека искусственно (войны, резня, погромы…) возвращается в исходное положение (так называемый «Сизифов тип воспроизводства»); в настоящее время количество проживающих в мире армян сравнимо с показателем десятого столетия. Формула армянского выживания заключается в опережающих темпах творческого (культурно-технологического), а не демографического воспроизводства; у многих древних народов ситуация была противоположной.

Армянский этнос, большая часть которого либо уже ассимилировано, либо находится на грани растворения в иных языковых и ментальных средах, по сути объективно является «исчезающим видом», достойным занять подобающее себе место в международной «Красной книге» по охране национальностей. Но книги такой, как известно, нет, хотя подход особый, наверное, все же требуется.

Конечно, долго и по-разному можно говорить о причинах, стимулирующих процесс массового исхода населения и его адаптации к, казалось бы, чуждым социально-экономическим, морально-психологическим, культурным и прочим условиям. Тут могут быть тысячи мнений и рассуждений - почти в равной степени аргументированных и столь же взаимоисключающих.

Например бывший премьер-министр республики Андраник Маргарян придерживался мнения, что демографическая обстановка в Армении становилась предметом политической спекуляции. Об этом он однажды заявил в ходе своего визита в Тавушскую область. Разделяя озабоченность глав местных администраций и сельских общин Бердского района Тавуша относительно массовой миграции населения, Маргарян вместе с тем заметил: «Не стоит заново редактировать статистику и причины такого явления. Истинная динамика и зафиксированные цифры миграционных передвижений не соответствуют аналогичным «показателям», приводимым в необоснованных заявлениях. Армению не покидало такое количество людей, которое можно встретить в разнородных подсчетах и спекулятивных прогнозах. И не надо все это связывать исключительно с невыносимыми жизненными условиями. Как известно, в социалистический период Армению также покидало большое число граждан. Не надо поддаваться политической спекуляции и апеллировать непроверенными фактами».

Касательно советского периода: к моменту установления советской власти на территории Армении проживало порядка 780 тыс. человек. Динамика последующего развития демографических показателей выглядит следующим образом:

1926-й год - 880 тыс.человек

1939-й год - 1 млн. 280 тыс.

1959-й год - 1 млн. 763 тыс.

1966-й год - 2 млн. 194 тыс.

1970-й год - 2 млн. 250 тыс.

1979-й год - 3 млн. 37 тыс.

1988-й год - 3 млн. 457 тыс. (абсолютный максимум).

Очевидно, что вопрос относительно «массовых миграций населения» в период деятельности Второй Армянской республики можно вообще снять со стратегической плоскости исследований. Репатриация и более-менее нормальное воспроизводство нации - вот главная демографическая характеристика социалистического этапа развития нашего народа. Следовательно, вопрос необходимо рассматривать в несколько другой системе измерений, основываясь на более убедительных фактах.

Один из таких фактов, имеющий, наверное, наибольшее хождение в отечественном внутрикоммуникационном обороте, - это, безусловно, тяжелейшие социально-экономические условия. Согласимся, что в данном случае коэффициент убедительности намного выше, а ареал распространения настолько же шире. Однако вместе с тем известно и другое: в самые трудные годы нашей недавней истории - в пятилетний период активных боевых действий и совершенно жуткого энергетического кризиса общее количество покинувших республику лиц значительно уступало аналогичному показателю последующих двух лет. И в процентном отношении, и в смысле тенденций. То же самое и в еще большей степени можно сказать о Нагорном Карабахе: находящееся в самом пекле постоянных бомбардировок противника мирное население республики предпочитало «жить» в обстреливаемых со всех высот, но в карабахских подвалах, нежели в квартирах вне Карабаха.

И как это ни парадоксально, мы вынуждены констатировать тот факт, что необратимая тенденция к массовой миграции у нас самоопределилась лишь к 1995 г. - т. е. как раз после войны, после преодоления энергетического кризиса и в процессе явного раздела сфер влияния между очень узким кругом высокопоставленных лиц.

Ассимиляция, как дамоклов меч, висит над головами армян, и требует разработки особого  «демографического проекта», хотя бы мало-мальски похожего на «советский проект» 1940-х годов (пусть даже, не самый удачный; многих репатриантов, как известно репрессировали, солидное же количество покинуло республику).

Израиль - страна иммигрантов-репатриантов. Родина рассеянных по всему миру евреев. 50 лет назад, получив в свое пользование этот небольшой кусок земли, правительство Израиля стало проводить официальную политику возврата евреев на историческую родину. Абсолютно все инстанции, так или иначе связанные в своей деятельности с государством, были вовлечены в процесс разрешения этой наиважнейшей национальной программы.

Армения же - страна эмигрантов. Весь мир является родиной рассеянных на этой маленькой территории армян. 17  лет назад, получив в свое управление этот небольшой надел земли, правительство Армении казалось бы стало проводить официальную политику массового исхода населения. Абсолютно все инстанции, так или иначе связанные в своей деятельности с государством, были вовлечены в разрешение этой по сути антинациональной программы.

Возникает естественный вопрос: как это так получилось, что народ, сумевший выжить в по-настоящему экстремальных условиях, не сумел приспособиться к мирным и более или менее спокойным запросам времени- Ответ напрашивается сам собой: он потерял веру в мобилизующую - на заре новой государственности - идею. Именно материализация национальной идеи со стороны высших чинов Третьей республики - а не труднейшее социально-экономическое положение или «кочевая генетика» армянского этноса - явилась, по всей вероятности, основным фактором, стимулирующим широкомасштабный исход населения из страны. Следовательно, наиглавнейшей задачей нынешнего руководства республики является обретение и возврат веры в русло общественного сознания.

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am