Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Политика

Политика
Декабрь 2008, N 9

2008: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Артем Хачатурян, главный редактор

2008 год оказался для Армении переломным. Полтора года тому назад в «Политическом классе» я писал о феномене третьего президента. Речь шла о том, что, если первые президенты стран СНГ развалили все, что могли, а с приходом вторых во второй половине 90-х наступил период стабилизации (хотя и без радикальных перемен в экономико-политической действительности), то с наступлением эры третьих президентов окончательно проявились контуры будущего этих государств. Например, с приходом Виктора Ющенко Украина окончательно определилась. Михаил Саакашвили в той же мере положил конец политике сидения на двух стульях, чем занимался Эдуард Шеварднадзе. То же самое и в России: полагаю, Дмитрий Медведев завершит эпоху стабилизации в России, начавшейся при Путине, и внесет существенные перемены в российскую действительность, как и в геополитику этой державы.

Армения избрала третьего президента. Более непредсказуемых перемен нам следовало бы ожидать в случае победы оппозиционного кандидата, однако власть досталась ставленнику действующего режима. Так вправе ли мы ожидать радикальных перемен в армянской действительности? Говоря иначе, наступит ли в Армении новая эпоха, или мы продолжим существование в прошлом? Вначале следовало бы вкратце рассмотреть предысторию прихода к власти Сержа Саркисяна.

 

ПОД ЗНАМЕНЕМ ЭМОЦИЙ

В первом квартале 2008г. в Армении произошел социально-политический взрыв. Первому президенту страны и проигравшему кандидату Левону Тер-Петросяну удалось собрать вокруг себя взаимоисключающие политические силы и движения и  аккумулировать значительный электорат. Это были в основном протестные слои населения, для которых вопросом первостепенной важности является крушение существующего режима и его замена чем бы то ни было. Как известно, не примирившись с официальными итогами голосования, Тер-Петросян оккупировал Театральную площадь и объявил Кочаряну-Саркисяну войну на истощение. Первыми лопнули нервы режима, и дело закончилось событиями 1-го марта. Саркисян был приведен к присяге, а Тер-Петросян продолжает борьбу, правда, динамика ее существенно изменилась за последние месяцы, однако это не дает оснований полагать, что с так называемым «общенародным движением» первого президента покончено.

В чем же причины взрыва начала года? Казалось, страна счастлива: режим имеет конституционное большинство в парламенте, экономика вроде бы растет, социальной напряженности не наблюдается. До старта выборной кампании премьер-министр Саркисян был спокоен: доверял опросам, в том числе и независимым, международным (типа Гелаппа), которые предрекали ему безоговорочную победу с первого же тура и оценивали рейтинг главного соперника в 3%. Здесь следует проявить два существенных момента.

Первый. В марте окончательно стало ясно, что государственная власть Армении не имеет никакой связи с обществом, а высший представительный орган - никакого воздействия на собственного избирателя. Это является объяснением тому, что режим, пользующийся формально доверием подавляющего большинства населения, чуть ли не пал, а государство оказалось заложником в руках международных структур и сегодня прилежно отчитывается перед ними. Наконец-то прояснилось, что вполне возможно набрать и абсолютно провластный парламент, даже на 100%, причем без особых нарушений и порицаний со стороны международного сообщества, но не быть в состоянии проконтролировать и десятую часть его избирателей.

Второй. Армяне - контролируемый народ. Держать под контролем его поведение в каждодневной действительности не представляет проблем. Однако ситуация меняется, как только предоставляется возможность для всплеска эмоций, а контроль над эмоциями - сложная вещь. Принуждением этого добиться невозможно, ибо эмоцию можно заглушить только другой эмоцией. Таким образом, всплеску эмоций, спровоцированному Тер-Петросяном, режим не смог противопоставить ответные эмоции, и в идеологической войне победа осталась за экс-президентом. Но была ли на это возможность? Тер-Петросян заверял население, что в лице тандема Кочарян-Саркисян оно имеет дело с монголо-татарским режимом, а людям приятно было это слышать. Тер-Петросян говорил, что Саркисян и Кочарян убийцы, воры и казнокрады, и ему верили. Замечу, что подобных обвинений противнику действующая власть выдвинуть не могла (по понятным причинам), ибо породила бы множество других, более серьезных обвинений. В частности, это означало бы признание в собственном бессилии и неспособности возглавлять государство.  Таким образом, вывод должен быть таким: любая эмоция, тем более нездоровая, может быть подавлена более сильной эмоцией, при условии, что она искренна и правдива.

 

НУЛЬ ПОД ФУНДАМЕНТОМ

Теперь рассмотрим почву, которая порождает всплеск антивластных, а подчас и антигосударственных эмоций. Полагаю, феномен кроется в тотальной ненависти, испытываемой населением страны в отношении политической действительности страны. Действительность эта начала складываться с 1990г., когда к власти в стране пришли активисты комитета «Карабах» во главе с Тер-Петросяном. Все то положительное, что было оставлено советской властью, аодовцы ликвидировали с молниеносной быстротой, тогда как все негативное было ими бережно сохранено. А со временем к этому они добавили свою, исконно аодовскую гниль.

Армянская действительность общеизвестна, каждый имеет свое негативное мнение, и говорить о ней не стоит. Главное заключается в другом, а именно: по существу Кочарян сохранил ее в первозданном виде, а некоторые корректировки носили лишь косметический характер. Например, произвола в стране стало меньше, точнее, он стал систематизированным. Исчезла надобность в политических убийствах: люди научились договариваться и бескровнораспределять собственность и сферы влияния. Спала социальная напряженность вследствие заметного экономического роста. Коррупция также приняла системный характер, другие пороки общественно-политической действительности тоже.

Обратим внимание на другое немаловажное обстоятельство. Дело в том, что во многих отраслях ситуация продолжала деградировать и деградирует по сей день, а тер-петросяновские времена в них вспоминают как золотой век. В частности, ухудшилось положение в системе национального образования. Средняя школа как таковая в Армении уже практически вымерла, высшая школа предельно коррумпирована, ну а знание в общественном сознании потеряло свой смысл: сегодня в Армении образование ассоциируется с дипломом, то есть с формальной стороной дела, а также с некоторыми мещанскими соображениями. Далее, сфера культуры. Получилось так, что в течение длительного процесса, начавшегося еще в аодовские времена, складывалась ситуация, при которой вся культурная сфера Армении стала заложником одного посредственного и весьма сомнительного афериста, благодаря которому все ее представители буквально задыхаются от ненависти к режиму. В научной сфере наблюдаем более поразительные и вопиющие явления: академия наук стала заведением, где открыто покупаются и продаются места член-корреспондентов и академиков. Достаточно взглянуть на список новичков академии, так сразу же можно прийти в ужас. Там не хватает только пары воровских авторитетов для того, чтобы окончательно списать ее в мусорный бак. Если академия оказалась в таком положении, то несложно догадаться, что же происходит на более низких ступенях научного сообщества страны. В двух словах можно сказать, что творится там бардак: диссертации защищаются тысячами, а пользы от них никакой, зато есть колоссальный ущерб, который не сравнить ни с чем, ибо пишут всякую чушь (особенно в гуманитарной сфере). Большинство диссертаций пишется для избранных молодых людей, не позволяющих себе в силу понятных причин служить в национальной армии.  Ну а люди, призванные заниматься наукой, либо не попадают в аспирантуры вследствие финансовых затруднений и губят себя на чуждом для них поприще, либо выезжают за рубеж.

Разумеется, столь масштабная деградация не могла не сопровождаться губительной кадровой политикой. Сегодняшний ректор Ереванского государственного университета - подлинный позор, а по сравнению с Радиком Мартиросяном (в свое время он вызывал рвоту у профессорско-преподавательского состава ЕГУ), возглавлявшим вуз еще несколько лет назад, абсолютное ничтожество. То же самое можно сказать в отношении медицинского института: бывший ректор - подлинный Гиппократ по сравнению с той позорной особой, которую внедрили в институт царедворцы Кочаряна. Аналогичную ситуацию можно созерцать и в других научно-образовательных заведениях страны.

Пожалуй, духовная среда - наиболее пострадавшая в кочаряновский период. Хотя немало дров наломали и в сфере бизнеса. Экономика Армении предельно монополизировалась, а сегодня противостоять этому не представляется возможным, если же, конечно, не рубить с плеча. А, мягко говоря, коррупция в фискальной системе уже давно довела до белого каления средний класс. Разумеется, все вышеперечисленное крайне негативно воздействует на отношение населения страны к внутреней политической действительности, а значит и на политическую власть.

Таким образом, кто бы сегодня не находился на вершине политического олимпа, непременно стал бы объектом общенационального презрения, вне зависимости от личных и профессиональных качеств, от политических и идеологических убеждений. Народы во всех странах могут вынести многое, но только не тотальную несправедливость, возведенную в ранг субстанции. В этом можно найти рациональное объяснение иррационализму армян (как бы парадоксально это не звучало), многие из которых встали на сторону Тер-Петросяна, осуществившего когда-то над ними акт надругательства. Люди готовы забыть прошлое и простить за него во имя избавления от тотально несправедливого настоящего.  

 

ПИРАМИДА ИЛИ ВЛАСТЬ?

Как видим, сохранение и консервация нынешней действительности чревато осложнениями, и президенту Саркисяну предстоит разобраться в главном для себя вопросе, а именно: либо он оставляет все как есть, занимается косметикой (от которой, как показывает жизнь, больше вреда, чем пользы), а через четыре года вновь разгоняет площадь, наполненную протестными массами из сферы культуры, образования, разношерстной публикой из среднего класса и люмпен-пролетариата, и вновь оказывается, мягко говоря, в незавидном положении; либо он берет курс на радикальные перемены. За восемь месяцев, прошедших со дня инаугурации, президент Саркисян не сделал ничего такого, чтобы заподозрить его в намерениях свершить радикальные перемены. Единственное, что он сделал, - избавился от двух одиозных фигур кочаряновского наследия (председателя Кассационного суда и руководителя налоговой службы).

Итак, более детально рассмотрим вероятные контуры будущего Армении с учетом президентства Сержа Саркисяна.

По существу миссия Саркисяна - коренной пересмотр армянской социально-политической и экономической действительности. Эта миссия предначертана ему свыше, в этом - назревшая объективная необходимость. Почему необходимость назрела и почему она объективна? Потому что действительность ненавистна, и она довела до взрыва и драмы 1-го марта. Будет ли Саркисян действовать в соответствии с собственной миссией - миссией третьего президента?

Сложный вопрос. Безусловно, он хочет перемен. Однако то, что делает сегодня (а делает он ровным счетом ничего), кажется ему именно тем, что требуется от него. Саркисян осторожен, далек от романтики, ему в одинаковой степени чужды резкие и радикальные телодвижения. Он прагматик, предпочитающий длинные многоходовые комбинации. Временное затишье в так называемом «общенародном движении» ему, вероятно, кажется, победой над ним, а коалиционное правление - гарантом политической стабильности. Безусловно, все это видимость: и затишье в движении Тер-Петросяна, и политическая стабильность всего лишь благие пожелания, а не объективная реальность. Для Саркисяна предельно важны мнения и рекомендации международного сообщества, и здесь уже наталкиваемся на ряд неприятных вопросов: почему президент Армении так чуток к гласу Запада? Если этим он хочет  добиться благосклонности западного сообщества для приобретения дополнительных очков в деле карабахского урегулирования, а затем отослать его туда подальше, то это еще можно понять. Но если тем самым он всего лишь выполняет некий (чуждый рационализму) ритуал лидера маленькой, провинциальной и лишенной суверенности страны, то это уже совершенно иное дело.

Таким образом, президент Саркисян, хорошо осознавая необходимость перемен, в то же время мало чего делает в этом направлении. Сдерживающих его на этом пути препятствий много, одно из них - феномен второго президента.

В этом отношении положение Саркисяна аналогично путинскому после выборов 2000г. Известно, что Путин был скован по рукам и ногам навязанной Борисом Ельциным командой. Относительную свободу он приобрел в 2001г. после избавления от ельцинских силовиков и уголовного преследования олигархов. Дальше - больше. С отставкой Волошина и Касьянова, можно сказать, ельцинская семья потеряла последние капли влияния на дела государства, и Путина начал самостоятельно править страной (насколько вообще возможно быть самостоятельным в роли лидера державы в современном мире).

Практика показывает, что между ушедшим президентом и его преемником всегда наступает пора раскола, ибо невозможно удержаться на одном стуле вдвоем: новый президент не хочет делиться им с предшественником, а бывший никак не может расстаться с долей своего влияния на государственную власть. В итоге конфликт неизбежен, а степень его драматизма зависит уже от многих других факторов, в частности, личных, коммерческих и т.п. Сегодня первые признаки раскола между вторым и третьим президентами, слава Богу, намечаются, остается только пожелать, чтобы действующий президент поскорей избавился от окружения и влияния предшественника.

 

МЕЖДУ ДВУХ ЗОЛ

Другое обстоятельство - собственное окружение. Это более серьезное препятствие для глобального реформирования внутриполитической действительности. Армения - олигархическая страна, и режим зиждется на олигархах. О необходимости деолигархизации государства мы неоднократно писали, так что не будем вникать в подробности. Обратим внимание на другое. Мысленно окинем взглядом ближайшее окружение Саркисяна и зададимся вопросом: а нужно ли им коренное реформирование политической действительности страны? Полагаю, ответ более чем очевиден.

Наконец, наиболее серьезное препятствие  для реформирования политической действительности – это пороки общественного сознания. В первую очередь речь идет об идолопоклонничестве, некрофилии, отсутствии потенциала и базы для зарождения подлинной, здоровой идеологии. Об этих и многих других пороках мы систематически писали на протяжении года. Сегодня же вкратце обратимся к некоторым из них.

До сих пор армяне мысленно обращены в прошлое. В конце XX столетия, вместо того, чтобы постараться создать новые идеологии, созвучные духу эпохи, посредством которых можно будет добиться созвучных велению времени моделей социального общежития и экономических отношений, они реанимируют мертвые и изжившие себя полуязыческие нацистские учения, полагая, что тем самым им легче будет строить исконно армянское национальное государство. Учения эти, будучи мертвыми, в действительности не прижились, зато чуть ли не стали официальной идеологией государства и загубили надежды на зарождение новых действенных идеологий. Искренне желая героя для сердца и души, армяне вступают в противоречие с разумом и возводят в ранг идолов индивидов, героями которых назвать никак нельзя, тем самым извращая сущность понятия «герой» и делая в принципе невозможным появление настоящего героя. А настоящий герой для нации, приступившей к построению нового государства, это деятели типа Мустафы Кемаля, Шарля де Голля, Августо Пиночета. Это - деятели, способные разрушать стереотипы и предрассудки, ликвидировать изжившие себя социально-политические инфраструктуры, препятствующие возникновению нового действенного и жизнеспособного государственного устройства. Сегодняшнее благополучие Турции, Франции и Чили - результат деятельности упомянутых трех великих индивидов.

Далее, армяне весьма спокойно относятся к надругательству над собой, но что более несносно - над здравым смыслом. Наличие в стране улиц, учреждений, государственных наград имен Вазгена Саркисяна, Карена Демирчяна, нацистских легионеров и прочих антигосударственных, антинациональных элементов я рассматриваю как склонность нации к надругательству и самонадругательству. Разумеется, без внесения назревших корректив в общественное сознание говорить о реформировании и окончательном оздоровлении политической действительности не представляется возможным. А заняться этим, вследствие аморфности и пассивности общества, должна государственная власть, конкретнее - первое должностное лицо.

 

POST SCRIPTUM

Одним словом, Серж Саркисян сегодня стоит перед непростой дилеммой. Постараемся максимально образно и ясно выразить ее: либо он освобождает сферу культуры от гнета единичного индивида (посла в России Армена Смбатяна), обидев при этом максимум 10 человек (пусть и необычных), но обретя 10.000 надежных союзников в этой сфере, либо он выдает им пропуск на Театральную площадь февраля 2013г. А затем будет думать, как бы их оттуда убрать, не вызвав при этом возмущений со стороны Совета Европы, правозащитных организаций, нареканий Белого дома и прочих центров мировой политики. Либо он освобождает от гнета дашнаков научно-образовательную систему страны и обретает 60.000 союзников, обладающих интеллектуальным потенциалом, либо их тоже (хотя бы большинство из них) отправляет на площадь. Либо президент Саркисян освобождает своих соотечественников в сфере здравоохранения от засилья коммерсанта Арутюна Кушкяна и создает для них нормальные условия работы и оплаты труда, либо десятками тысяч врачи мысленно будут голосовать и переживать за оппозицию 2013г. (вне зависимости от того, какой она будет и кто будет ее возглавлять), а многие из них, безусловно, будут ночевать на площади 2013г. В общем, так можно продолжать до бесконечности, суть ясна: или - или. Он может убрать Армена Геворкяна и удостоиться действительного уважения целого народа (в количестве трех миллионов человек), но обидеть при этом своего друга Роберта Кочаряна в количестве одного человека. (Разница большая, не правда ли?). Он может наказать активистов так называемого союза «Еркрапа» во главе с их одиозными лидерами и добиться сыновьей любви со стороны поруганных граждан некоторых регионов, а может и не сделать этого, тем самым подсказав хмбапетам, что они могут сделать то же самое на выборах 2013г., что и в 2008г.

Разумеется, право выбора принадлежит президенту Саркисяну, а народ примет любое его решение, но мнение о нем выскажет не ранее, чем в феврале 2013г. 

Новая эпоха стучится в дверь Армении. Она витает в воздухе, она жаждет войти и преобразить политическую действительность страны. Прислушаться к велению времени и начать новую эпоху может только Серж Саркисян - единоличный глава государства. Как он поступит - покажет самое ближайшее будущее…

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am