Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Полемика

Полемика
Декабрь 2008, N 9

ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЙ ГЕРБАРИЙ НА ХОЛСТЕ ИСТОРИИ

Гайк Варшамуни, публицист

Процесс изменения государственной символики - это далеко не символическая реформа, ибо в первую очередь предполагает наличие в общественно-политической жизни данного государства принципиально нового фактора, определяющего неизбежность подобного - принимаемого на самом высоком уровне и часто им же инициированного - решения.

В этой связи возникает вполне естественный вопрос: какое именно кардинально свежее событие имело место в общественно-политической жизни Армении, которое в итоге обусловило необходимость изменения государственного гимна республики? Более того, не следствием ли искусственности этого начинания и стала его бесславная история?

 

***

4 мая 2006г. под председательством премьер-министра Армении Андраника Маргаряна был утвержден состав конкурсной комиссии по выбору текста и музыки нового гимна республики. Членами комиссии были маститые и весьма уважаемые персоны - покойная ныне поэтесса Сильва Капутикян, композитор Эдвард Мирзоян, художественный руководитель Камерного оркестра Армении Арам Карабегян, художественный руководитель Государственной академической капеллы Армении Ованнес Чекиджян. Однако, даже столь солидная компания оказалась несостоятельной на предмет принятия окончательного решения. Очевидно, проблема заключалась не в них.

Едва ли стоит сомневаться в том, что смена того или иного атрибута государственной символики является, как правило, революционным преобразованием и преимущественно связывается с:

а) провозглашением нового политического курса (или строя);

б) официальной фиксацией - корректировкой или очерчиванием - зоны государственных (или национальных) интересов;

в) амбициями руководителя данной страны.

Однако вопрос именно в наличии на армянском общественно-политическом пространстве подобных факторов. Имелись ли они?

Так или иначе, но всего в комиссию поступило 85 заявок, из которых пять произведений были выбраны для участия во втором туре: их авторы - композиторы Тигран Мансурян (слова Егише Чаренца), Ерванд Ерзнкян (слова Размика Давояна), Роберт Амирханян (слова Людвига Дуряна), Эдгар Оганесян (слова Ваагна Давтяна) и гимн Армянской ССР Арама Хачатуряна с новым текстом Арсена Согомоняна. Предполагалось, что 21 сентября – в День Независимости будет звучать уже новый гимн. Этого однако не произошло.

 «Мы прежде всего старались быть объективными. Комиссия не может взять на себя такую ответственность - выбирать за весь армянский народ новый гимн республики, поэтому в ходе II тура будет учитываться и мнение жителей Армении. В этом вопросе особенно важно мнение армянской интеллигенции, которая будет присутствовать на II туре. В большинстве своем члены конкурсной комиссии отдали предпочтение гимну Тиграна Мансуряна на слова армянского поэта Егише Чаренца», - заявила тогда министр культуры РА Асмик Погосян.

Сам Тигран Мансурян в этой связи заметил:  «Гимн страны должен быть подчинен не только музыкальной симметрии, музыкальная составляющая еще не все. Он включает также и духовный аспект. Он должен быть, если хотите, демократическим. Что касается самого гимна как символа страны, то он возникает в силу исторической необходимости: классический пример тому «Марсельеза». Наш прежний гимн был временным, мы находились на переходном этапе, страна только создавалась. Сейчас у нас независимое государство, которому 15 лет, и у нас должен быть гимн, который объединит Армению, Диаспору, Нагорный Карабах. Я думаю, что организаторы конкурса немного были не правы: надо было взять одно стихотворение и на него уже писать музыку. А у нас каждый сам выбирал стихи. На мой взгляд, стихотворение Егише Чаренца «Я солнцем вскормленный язык моей Армении люблю», которое он написал в 21 год, наиболее полно выражает идею объединения нации. И его, кстати, знает почти каждый армянин еще со школы. Перед тем, как написать музыку, я объехал все воинские части, начиная с Иджевана и заканчивая Карабахом. Я должен был прочувствовать Армению. Вернулся и сразу написал».

Свои мнения на сей счет высказали и другие претенденты. В частности  Ерванд Ерзнкян отметил: «Я этот гимн написал 30 лет назад, просто сейчас немного изменил. Что думал при этом? Да ничего, кроме одного: я пишу гимн страны. И хорошо, что нас не заставили писать музыку на один и тот же текст, у каждого композитора свои подходы. По-моему, один из главных критериев – гимн обязательно должен звучать и без слов, и оставлять впечатление. Ведь в большинстве случаев гимны исполняются именно так. Это не музыкально-литературный символ страны, а именно музыкальный. В работе над гимном на нас всех давило бремя Арама Хачатуряна. Он, как вы помните, был написан совсем в другой стране и у него были совсем другие музыкальные решения».

По словам поэта Размика Давояна, новый гимн Армении должен быть скорее песней - обращением к матери. «Музыка и слова должны трогать душу, они должны быть настолько эмоциональны, чтобы каждый гражданин Армении, и в первую очередь дети знали их наизусть».

Роберт Амирханян: «Сейчас, в преддверии 15-летия независимости Армении, нужно уточнить символ страны, что мы хотим вложить в него. Гимн должен быть соткан из исторических, гражданских, духовных символов нации. Народ, имеющий Нарекаци и шараканы, не имеет права на заимствования. Нам надо показать, что Армения сегодня созидает. И совершенно не нужно собирать подписи для возвращения гимна Арама Хачатуряна. Он писал свою музыку для тоталитарного государства, которого уже нет. И еще я считаю, что сегодняшний парламент не в состоянии принимать новый гимн страны, это дело следующего парламента, который, надеюсь, будет более профессиональным».

Так или иначе, но вопреки обещаниям властей, в  первые минуты 2007г. по телевидению вновь заиграл знакомый всем гражданам гимн «Наша Родина» (текст - переделанный вариант стихотворения Микаела Налбандяна «Песня итальянской девушки», мелодия гимна - народная, в обработке композиторов Кристофора Кара-Мурзы и Барсега Каначяна).

Впрочем, в этом материале мы не будем рассматривать проблему гимна с точки зрения музыкально-поэтических характеристик, а постараемся разобраться в сути вопроса. А именно в  Исторической проблеме.

 

***

Государственный гимн, так же, как герб и флаг, является официальным символом любого суверенного государства. Гимн (от греческого слова hymnos - торжественная песнь в честь божества) - хвалебная песнь, музыкальное произведение торжественного характера. Как правило, слова государственного гимна патриотичны, прославляют державу или правителя; музыка вдохновенна, но вместе с тем достаточно легко воспроизводима и запоминаема.

История гимнов уходит корнями в глубокую древность - гимны возникли намного раньше, чем гербы и знамена. Древнейшие из них были сложены в Египте и Месопотамии. Впрочем, и на территории Армении торжественные песнопения имеют глубокие традиции. В далеком прошлом в среде здесь также бытовали архаичные песни - колыбельные и музыка, связанные с военными походами, охотой, земледелием, скотоводством, старинными верованиями. Приблизительное представление о них дают нам элементы, сохранившиеся в виде остатков в рукописных сборниках магических текстов – «Гмаил» и «Урбатагирк», отражающих образцы формул ворожбы, созданных в эпоху анимизма и состоящих из кратких повторяемых слов.

Бесценные отрывки, сохранившиеся из сказаний-мифов, отражают также полифонические мелодии эпохи становления первых политических объединений и примитивных государственных союзов. Создаются древнейшие поэмы, исполнявшиеся декламационным речитативом вперемежку с песнями; пять подобных образцов – «Гайк и Бэл», «Арам», «Ара Прекрасный и Шамирам», «Ваагн-Вишапаках» и «Торк Ангех» – пересказаны в V столетии Мовсесом Хоренаци. Позднее создаются песни в честь исторических правителей Армении – Ерванда, Арташеса Первого, Тиграна Второго, Артавазда Второго, исполнявшиеся, как явствует из сообщений отца армянской историографии, в форме той же декламации вперемежку с песнями, танцами, театрализованной мимикой и под аккомпанемент струнно-щипкового инструмента – пандира.

С древнейших времен гимны и песнопения исполнялись и на Западе. Им предшествовали заклинания духов, из них развились именные обращения - призывы к богам. Тексты гимнов писали знаменитые греческие поэты: Гомер, Анакреонт, Пиндар. В раннем христианстве также имелись гимны во славу Бога. Сохранившиеся христианские гимны относятся к IIIв. н. э. и происходят с территории Сирии, представляя собой перефразированные тексты Библии. Установление христианства в Армении в самом начале IV века отразилось и на музыке: национальная культура была адаптирована к канонам новой религии, хотя светская песня не прекращала своего существования. Факт провозглашения христианства государственной религией обозначил дифференциацию теории армянской музыки от эволюционировавшей в веках практики. Именно в этот период и происходил интенсивный процесс взаимного обогащения великих культур трех форпостов восточного христианства – Сирийского, Византийского и Армянского.

В V-VIIIвв. становится повсеместным исполнение гимнов в церквях ряда стран Западной Европы. Издаются даже специальные сборники гимнов - гимнодии. Однако лишь с XIIIв. практика исполнения гимнов в богослужении официально признается церковными властями. В эпоху Реформации (XV-XVIвв.) возникают новые формы гимнов, не связанных так тесно с церковными обрядами.

 

***

Одним из старейших национальных гимнов является английский «Боже, храни короля». Музыка гимна приписывалась разным авторам: Джону Булю, Ж. Люлли, Г.-Ф. Генделю, Г. Кэри. В конце  концов в начале ХХв. была принята точка зрения видных музыковедов: автором английского национального гимна является учитель музыки из Лондона Генри Кэри. Особое значение английского гимна в том, что с небольшими изменениями в тексте музыка его была принята в качестве гимна во многих государствах Европы: в течение XIX в. мелодия английского гимна использовалась в 23 странах, в том числе и в России до создания собственного «Боже, царя храни». Такой распространенностью не пользовался ни один из других официальных гимнов.

Великобритания, вероятно, является первой страной, где государственный гимн стал неотъемлемым атрибутом государства. В 1825г. патриотическая песня «Боже, храни короля!» была объявлена государственным гимном Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, а также всех стран и территорий, находящихся под властью британского монарха. Учитывая площадь и демографические показатели колоний Его Величества, приходится констатировать, что этот гимн оказался государственным едва ли не для четверти обитаемой суши.

В данном материале нас, однако, интересует другое: необходимость создать новый атрибут государственности созрела в Британии в постнаполеоновский период европейского развития, когда Англия вновь оказалась в политическом авангарде Старого Света, и к тому же в преддверии великого промышленного переворота. Именно в Англии в 1825г. между городами Стоктон и Дарлингтон начала действовать первая в мире железная дорога. Недаром первый экономический кризис произошел именно в Англии и именно в 1825г., где к тому времени капитализм стал господствующим общественным строем. Вырос объем фабричного производства, но платежеспособный спрос рабочих и крестьян был крайне низок. Вероятно, такова была британская заявка на перспективу, и данная планка действительно нуждалась в более «звучном и громогласном» проявлении своей мощи.

Политические оппоненты Британии с присущим каждому имперскому образованию аппетитом решили не отставать от нее (в том числе и в этом предприятии) , хотя справедливости ради следует заметить, что особой оригинальностью содержания никто из них не отметился; первые государственные гимны были необыкновенно похожи на британский если не музыкой, то по крайней мере словами. Вслед за «Боже, храни короля» появились «Боже, храни кайзера Франца» (Австрийская империя), «Боже, царя храни» (Российская империя) и т. д.

С британским гимном мог соперничать разве лишь только французский, ставший «звуковым символом» мировой демократии. Вторым широко известным в Европе гимном была именно «Марсельеза». В начале ХХ в. она получила признание в России, а Временное правительство именно эту песню предполагало утвердить в качестве официального гимна.

Впрочем, в конце XX века в Британии возникли организации, выступавшие за изменение текста государственного гимна. Но волновало их не упоминание в гимне Бога (в Британии, где глава государства одновременно является и главой церкви, таких вопросов не возникает) , а его излишняя жестокость. Ведь авторы гимна призывают Бога не только спасти монарха, но и «рассеять его врагов», «разрушить их политику, разбить их гнусные уловки». Впрочем, сравнив текст с текстами гимнов других стран, в которых, в отличие от британского, враги упоминаются вполне определенные (шведы в датском, испанцы в нидерландском, русские в польском и итальянском) , было решено оставить все как есть.

Процесс постепенного распада Британской империи спровоцировал не только сугубо политические изменения в мире, но и послужил поводом для создания гимнов уже самоопределившихся на ее обломках государств. И тем не менее новые независимые субъекты создавали себе гимны по образу и подобию британского; с той лишь разницей, что вместо британского короля авторы гимнов призывали Бога защищать и хранить целые страны - Фиджи, Новую Зеландию, Канаду, Малави, Зимбабве…

 

***

В этом отношении любопытна история современного индийского гимна – «Джанаганамана» («Душа народа»). Написанный изначально на бенгальском языке, он является первой из пяти строф стихотворения Рабиндраната Тагора. Джанаганамана впервые была исполнена в 1911г., а спустя тридцать девять лет была официально принята в качестве государственного гимна Индии.

Впрочем, уместность «Джанаганаманы» в качестве государственного гимна независимой Индии изначально воспринималась неоднозначно. Ведь песня была приурочена к коронации Георга V и являла собой оду, восхваляющую «вершителя судьбы Индии». Впервые эта ода исполнялась на съезде Индийского национального конгресса в Калькутте (27 декабря 1911 г.), бывшего тогда лояльным Британской империи. Не удивительно, что в скором времени распространилось мнение о том, что текст гимна был написан в честь посещавшего Индию монарха. Однако есть и другое мнение; на самом деле в честь монарха исполнялась другая ода, написанная Рамбхуджем Чаудари на хинди. Эти две оды были даже написаны на разных языках; но Тагор уже был тогда в Индии весьма популярен, и поэтому газеты ошибочно приписали ему исполнение оды по поводу визита монарха.

Пока Индия пыталась разрешить этот сложный вопрос, отделившийся от нее Бангладеш успел принять свой государственный гимн. Это композиция под названием «Амар Шонар Бангла» («Моя золотая Бенгалия»), причем автором слов и музыки опять выступает Рабиндранат Тагор.

В 2005г. возник вопрос об исключении из текста гимна слова «Синд» и замене его на «Кашмир». Дело в том, что с 1947г., когда Британская Индия была разделена на Индию и Пакистан, провинция Синд стала частью Пакистана. Противники этого предложения заявляют, что слово «Синд» в тексте гимна относится к реке Инд и культуре Синдхов, являющейся неотделимой частью общей индийской культуры. Верховный Суд Индии отказался вносить изменения в государственный гимн, и слово «Синд» было оставлено.

Аналогичное имеет место и в случае взаимоотношений на оси Пекин-Тайвань. Показательно, что тайваньский гимн (де-факто утвержденный в 1937г., де-юре – в 1943г.) называется «Гимном Китайской республики». В основном гимн проигрывается на официальных церемониях, таких, например, как церемония поднятия флага. В течение многих лет он проигрывался перед началом фильмов. Однажды песня была использована для выявления незаконных мигрантов из Фуцзяни, которые не смогли спеть гимн. Сейчас эта мера уже не эффективна, так как мигранты теперь учат гимн до въезда в страну.  В 2006г.  президент Чэнь Шуйбянь заявил, что он полностью поддерживает национальный гимн Китайской Республики. Он сказал, что граждане его страны должны научиться громко и гордо петь национальный гимн.

Песня запрещена в континентальном Китае, и, хотя официально не запрещена в Гонконге, ее публичное исполнение не приветствуется. На инаугурации Чэня Шуйбяня в 2000г. национальный гимн был исполнен популярной тайваньской певицей A-mei, из-за чего в континентальном Китае на несколько месяцев были запрещены ее гастроли. На международных мероприятиях, таких как Олимпийские игры, Тайвань не имеет права использовать свое официальное название «Китайская Республика» и использует название «Китайский Тайбэй». Вместо Гимна Китайской Республики проигрывается Песня Национального Знамени. Причиной этого является давление Китайской Народной Республики. Государственным же гиммном КНР является написанный в 1935г. во время Китайско-японской войны «Марш доброво́льцев». Однако во  время культурной революции фактическим гимном Китая была песня «Алеет Восток» (кит. «Дунфан Хун»).

Все это действительно свидетельствует о том, что процесс приобретения или изменения государственной символики - это далеко не символическая реформа и, в первую очередь, предполагает наличие в общественно-политической жизни данного государства принципиально нового фактора.

 

***

Любопытно, что гимн Южно-Африканской Республики призывает Бога хранить целый континент – «Боже, храни Африку». Всевышний упоминается и в гимнах прочих бывших британских колоний, ставших независимыми монархиями: «Аллах, благослови его величество» (Бруней), «О Аллах, защити ради нас его величество султана» (Оман) и т. д.

Гимны антиимпериалистических режимов, как правило, обходятся без упоминания Бога, однако и здесь есть исключения, когда Богу отводится роль освободителя и борца с тиранией. «Долой оковы, долой оковы! Вскричал Господь, вскричал Господь. И бедняк получил свободу» - текстом государственного гимна Венесуэлы эти строки стали еще в конце XIXв., когда еще не было Уго Чавеса. Разумеется, и первая в мире независимая негритянская республика - Либерия, если верить гимну этой страны, была создана по прямому распоряжению Господа: «Место славной свободы, по божественному приказу устроенное». Впрочем, упоминание Бога в гимне Либерии вполне уместно - ведь создавали страну негры-христиане из США.

Есть страны, в которых государственный гимн - своего рода молитва. Таков, к примеру, мальтийский гимн: «Храни ее, Господи Боже, как ты ее всегда хранил. Помни о той, которую ты укрыл светом. Дай, Господи, мудрость тем, кто управляет, сделай милостивыми тех, кто владеет, и сильными тех, кто работает».Или, например, сербский гимн: «Боже справедливый, Спаситель наш. . . Услышь голоса Твоих сербских детей, будь для нас помощником, как и прежде. Боже, владыка наш, направь и дай процветание Сербии и сербскому народу».

Впрочем, Мальта и Сербия - страны глубоко религиозные. Чего нельзя сказать об одном из самых светских государств - Канаде. Тем не менее четвертый куплет гимна «О, Канада», который в 1980г.  пришел на смену устаревшему гимну «Боже, храни королеву», - прямое молитвенное обращение к Богу: «Правитель высший, слышащий самую тихую из молитв, не оставь нашу страну без Твоей любви, помоги найти в Тебе, Боже, награду тем, кто ожидает Лучшего дня».

В данном случае есть смысл обратиться к факторам, обусловившим смену канадского гимна. В начале 1960гг. в Квебеке усилилось движение за отделение этой провинции от Канады и создание нового франкоговорящего государства. Первая уступка последовала в 1969г., когда французский и английский языки были объявлены государственными языками всей страны. В 1970г. террористы похитили и убили министра труда и иммиграции провинции Пьера Лапорта, и общественное мнение обвинило в этом сторонников отделения Квебека. Федеральное правительство выслало в Квебек войска и временно ввело чрезвычайное положение. В 1974г. власти Квебека провозгласили французский язык официальным языком провинции. Партия сторонников отделения Квебека победила на выборах в провинции 1976г. и предприняла несколько мер для усиления этого движения. По закону 1977г. обучение в англоговорящих школах велось весьма ограниченно. Закон также изменил английские географические названия; языком деловых переговоров, судебных процессов, законодательства и общественных организаций был провозглашен французский. И тем не менее референдум об отделении Квебека в 1980г. показал, что жители провинции предпочитают остаться в составе Канады. Именно в этом году страна вынуждена была отказаться от устаревшего и неполиткорректного гимна «Боже, храни королеву» (разумеется, британскую), приняв нынешний гимн «О, Канада».

 

***

Мы, разумеется, не намерены исследовать государственные гимны всех стран; тем не менее имеет смысл обратить внимание на причины, предопределяющие неизбежность изменения данного атрибута государственности. Они всегда исторические. Например, «Аллах велик! Аллах велик! Аллах велик! Да будут строки Корана нашим порядком, да будет знамя веры нашей крышей», - гласит текст афганского гимна, который был принят в 1992г., затем запрещен талибами в 1999г. и восстановлен после падения власти «Талибана». Исторической была и причина смены бывшего гимна Российской империи «Боже, царя храни» на «Интернационал» сразу после революции; в Советском Союзе до 1944г. именно «Интернационал» являлся государственным гимном.

Амбиции руководителя того или иного государства - некоего провозвестника «новой эры» в истории данной страны - также являются весьма существенным фактором в деле создания новой государственной атрибутики. Иосиф Сталин и Адольф Гитлер не составляют исключения. . .

Берлин тридцатых также бурлил, как никогда. Геральдический медведь, вышедший из своего жилища – этимология германской столицы позволяет и такое – бродил по улицам факельного города, наступая на уши целому поколению: патриотический гимн Гайдна был адаптирован к новым реалиям и звучал не совсем правдоподобно. Перекликаясь и конкурируя с «Хорстом Весселом», он занимал площади и властвовал в сердцах бюргеров. Гимн – между прочим, «Австрийский Императорский» – будет официально запрещен в 1945г. году участницами антигитлеровской коалиции, однако ровно через семь лет «реабилитирован», разумеется, в несравненно более куцей форме (текст Х. Гофмана фон Фаллерслебена порядком отредактирован) и под другим названием – «Немецкая песня».

В новогоднюю ночь 1944г. впервые по радио прозвучал новый («Победный – Сталинский») государственный гимн СССР на музыку А. Александрова и стихи С. Михалкова и Г. Эль-Регистана. Причем текст Иосиф Сталин редактировал лично. Генеральный секретарь действительно был первой скрипкой эпохи; планета вращалась и танцевала под его дудочку; он же и заказывал музыку… От «Интернационала» его давно тошнило, ибо идеи свободы, равенства и братства ассоциировались в сознании фараона с определенным курсом на мировое господство – альтернативным его собственному. Вождь считал необходимым заявить заинтересованному миру об отходе Советского государства от обозначенных еще Временным правительством вечных приоритетов; именно поэтому ему и необходим был новый гимн. «Предлагаю вам, товарищи, заняться более серьезным делом – сочинить гимн, – скажет он вызванным к себе в кабинет Дмитрию Шостаковичу и Араму Хачатуряну. – Эжен Потье и Пьер Дегейтер создали хороший «Интернационал», но он давно надоел нам, его поют более полувека, поют все и везде. Думаю, три месяца для вас – оптимальный срок». Предложение, от которого не принято отказываться; гениальный автор Седьмой (Ленинградской) симфонии пообещает выполнить работу за месяц, чем вызовет недоумение Хачатуряна. Утром тридцатого дня Хозяин даст понять великому тандему, что их работа никуда не годится: «И все же за три месяца вы могли бы представить мне достойную вещь».

Одним из старейших в мире считается испанский Королевский гимн «La Marcha Real», хотя  дата его написания и имя композитора неизвестны. Первое упоминание о нем встречается в 1761г., причем он назван «La Marcha Granadera» («Марш гренадеров»). В 1770г. король Карл III  утвердил «La Marcha Granadera» как официальный гимн, который стал исполняться во время всех официальных церемоний. Поскольку он постоянно исполнялся во время мероприятий, где присутствовали члены королевской фамилии, испанцы стали считать его своим национальным гимном и прозвали его «Королевским маршем».  Несмотря на то, что сейчас гимн исполняется без слов, так было не всегда. Одна версия использовалась во время правления короля Альфонса XIII), а другая в период диктатуры Франко, вплоть до установления демократического режима в стране.

Гимн Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии был принят по распоряжению полковника Муамара Каддафи вскоре после его прихода к власти в 1969г. Он религиозен и антиимпериалистичен одновременно: «Аллах велик! Аллах велик! Он выше агрессивных замыслов и Он лучший помощник угнетенных. . . Долой империалистов, Аллах превыше тиранов-предателей, восхваляй его, схвати тирана и уничтожь его!».

 

***

26 декабря 2000г. президент России Владимир Путин подписал федеральные конституционные законы «О Государственном гербе РФ», «О Государственном флаге РФ» и «О Государственном гимне РФ». В итоге был принят новый текст российского гимна как свидетельство определенной президентом РФ принципиально новой государственной планки. В том же контексте следует воспринимать и смену государственного гимна и флага Грузии при Михаиле Саакашвили. Очевидно, что эти два лидера делали ставку на историю и серьезно намеревались занять в ней свою нишу; вне зависимости даже от конечных результатов своих преобразований.

Нынешний грузинский гимн - «Тависуплеба» («Свобода»), является следствием амбиций президента Михаила Саакашвили и был утвержден после прихода его к власти. Музыка взята из двух опер Захария Палиашвили - «Даиси» («Сумерки») и «Абесалом и Этери», автор текста - современный грузинский поэт Давид Маградзе, использовавший цитаты из стихотворений грузинских поэтов-классиков - Акакия Церетели, Григола Орбелиани и Галактиона Табидзе.

Примечательно, что в процессе обретения Грузией независимости государственным гимном республики была песня «Славься, небесный благословитель» (слова и музыка Котэ Поцхверашвили). Песня эта служила государственным гимном Грузинской демократической республики с 1918 по 1921гг. и была вновь принята в качестве государственного гимна Республики Грузия 14 ноября 1990г. Однако 23 апреля 2005г. Михаилом Саакашвили был утвержден новый государственный гимн Грузии - «Свобода». Важно отметить, что Саакашвили не был связан с фактической потерей Абхазии и Южной Осетии в начале 1990гг., и именно это обстоятельство и развязало ему руки (в отличие от не менее амбициозного Гейдара Алиева).

Современный азербайджанский гимн «Азербайджан! Азербайджан!» (мелодия - Узеира Гаджибекова, слова - Ахмеда Джавада) был создан в 1918г. Он являлся гимном Азербайджанской Демократичнской республики 1918-1920гг., правопреемницей которой и провозгласил себя независмый Азербайджан. В качестве государственного гимна он был утвержден в 1991г. - еще до прихода к власти Гейдара Алиева. Именно тот факт, что он не счел нужным его менять объективно не позволяет сыну осуществить подобную реформу. Это явилось бы свидетельством несолгасия сына с политикой отца, что – известное дело -просто недопустимо. Алиев-старший же непременно бы изменил гимн в случае победы в карабахской войне. Однако на фоне поражения такой шаг стал бы неестественным вне зависимости от стремления самого президента.

Итак, процесс изменения государственной символики - не просто символическая реформа: он является революционным преобразованием и связывается с провозглашением нового политического курса (или даже строя), официальной фиксацией зоны государственных (или национальных) интересов и амбициями руководителя данной страны. В этой связи напрашивается несколько выводов. Первый и самый печальный из них – отсутствие гражданской и политической воли в стране для свершения объективно назревших перемен. Второй - нерешительность президента Кочаряна и его слабоволие, не позволившее ему довести до конца самое удачное начинание.  Третий – слабость армянского народа, позволяющая ему загнивать в навязанных еще в позапрошлом веке мертвых политико-идеологичских реалиях. Четвертый – невелание армянского народа двигаться вперед в ногу с историей и его искреннее стремление к обитанию в прошлом…

Посмотрим, захочет ли президент Саркисян внести коренные перемены в порядком надоевшую всем действительность. И хватит ли ему смелости и воли для этого. Если да, то, безусловно, однох из первых инициатив станет замена государственной символики.

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am