Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Политика

Политика
Март 2010, N 2

ФЕНОМЕН ОТСТАВНОГО ПРЕЗИДЕНТА НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ:КАКИМ БУДЕТ БУДУЩЕЕ ОТНОШЕНИЙ ВТОРОГО ПРЕЗИДЕНТА АРМЕНИИ И ЕГО ПРЕЕМНИКА?

Аветис Бабаджанян, редактор портала www.nationalidea.am

Cмены власти в постсоветских странах и странах так называемого «переходного периода» в принципе не бывает: либо на новые сроки избираются действующие главы государств, либо они выдвигают преемников (в силу конституционных ограничений). Так, Бориса Ельцина сменил Владимир Путин, а последнего – Дмитрий Медведев, Роберта Кочаряна – Серж Саркисян и т.п. Правда, бывали и исключения. Например, в 1994г. Леонид Кравчук проиграл выборы Леониду Кучме, а Александр Лукашенко лишил власти Станислава Шушкевича. Это по существу были перевороты внутри действующих элит: Кучма был премьером при Кравчуке и при поддержке внешних сил сумел перебороть босса, а Лукашенко в момент прихода к власти уже состоял в республиканской элите и выиграл выборы благодаря редкой харизматичности, пророссийской направленности и, разумеется, экономическому коллапсу, которым подверглась Белоруссия в начале 90-х.

Бывали исключения и другого рода. Левон Тер-Петросян был смещен ближайшим окружением, а Эдуарда Шеварднадзе с должности «снял» собственный воспитанник.

Но главное в другом. А именно в том, что в странах постсоветского пространства власть воспроизводит сама себя, и все попытки оппозиционных сил, как правило, терпят фиаско (если, конечно же, нет серьезной внешней политической поддержки и финансирования на должном уровне).

Вынужденно оставляя посты, следуя конституционным нормам, отставные главы государств тщательно отбирают себе преемников, выдвигая им ряд условий. В частности, главным из них является иммунитет отставного президента – личная безопасность и неприкосновенность его немалой собственности. Далее следует назвать другую «человеческую слабость» уходящего президента – его стремление сохранить позиции во власти, ибо, во-первых, быть при власти всегда приятно, во-вторых, властные позиции являются как бы дополнительной гарантией обеспечения личной неприкосновенности.

Армения и Россия довольно схожи в процессе передачи власти преемникам. И на примере этих стран постараемся никнуть в сущность феномена отставного (но не собирающегося уходить) главы государства.

 

ЕЛЬЦИН-ПУТИН

Известно, с какой тщательностью Борис Ельцин искал и выбирал себе преемника. В конце концов остановился на кандидатуре, о которой даже в России мало что было известно. Полагаем, Ельцин руководствовался двумя соображениями: Путин был из чекистской среды, а Ельцину требовался именно такой человек (население России в конце 90-х приветствовало идею «сильной руки» и поддержало бы любого генерала против либеральных реформаторов), и Путин обладал рядом нравственных качеств, позволивших Ельцину доверить ему судьбу своего клана. Что же касается вероятности победы Путина над коммунистическим кандидатом, то в ближайшем окружении Ельцина в этом не сомневались: Путин не был опорочен скандальными реформами 90-х и ему незачем было оправдываться перед избирателем России. Так оно и произошло: в первом же туре Владимир Путин обыграл лидера коммунистов Геннадия Зюганова, не вызвав нареканий со стороны последнего. Таким образом, в России установилась долгожданная стабильность, однако в отношения действующего и отставного президента проникла напряженность.

Назначая Путина премьер-министром, а фактически – следующим президентом России, Ельцин, безусловно, обзавелся железными гарантиями. И не только личного плана, но и политического: Ельцину хотелось удержать как можно больше власти в своих руках. Он навязал Путину персональный состав кабинета министров по своему вкусу (в частности, согласно договоренностям, силовики должны были быть неприкосновенны). Более того, Ельцин на протяжении всего 2000-го года вел себя как действующий глава государства; например, устраивал совещания с министрами у себя на даче. А дело это кончилось тем, что Путин просто приказал Михаилу Касьянову запретить министрам ходить к Ельцину (под страхом увольнения). Ну а потом, как говорится, заработала «техника»: ровно через год Путин избавился от ельцинских силовиков, до этого расправился с главным «казначеем» семейства первого президента Борисом Березовским, ну а затем покусился на основы ельцинской внутренней политики: начались выборочные «репрессии» против избыточно политизированных олигархов. Многие сбежали, некоторые сели, ну а, в основном, большинство, так сказать, «перевоспиталось», приняв новые правила игры нового президента.

В дальнейшем судьба Ельцина сложилась трагично: видимо, экс-президент не представлял себя отошедшим от дел, а энергичный Путин попросту ликвидировал его и изолировал от мира. Михаил Касьянов в книге «Без Путина» утверждает, что за Ельциным была установлена круглосуточная слежка, его телефоны прослушивались, и он был не в состоянии осуществить даже единого самостоятельного шага («Чтобы не прослушивали, больше одного раза по одному и тому же мобильному телефону не говорите, Михал Михалыч. Один раз поговорите — и выкидывайте!», - свидетельствует Касьянов)1.

ПУТИН-МЕДВЕДЕВ

Владимир Путин, безусловно, более серьезный человек, чем Ельцин, и при выборе преемника не ограничился джентльменскими соглашениями, полагаясь на незыблемость собственного авторитета. Еще задолго до передачи власти Путин развернул гигантский процесс «КПСС-изации» партии «Единая Россия», произвел ее слияние с государственным аппаратом и в дальнейшем возглавил ее. Путин сформировал под себя две палаты российского парламента, а также наиболее актуальные для него законодательные акты (в частности, замена прямых выборов губернаторов и т.п.). Путин также позаботился о бизнесе: неверно, что крупный бизнес России отдалился от политики, наоборот, он стал ближе, только вот потерял права выступать самостоятельно, без согласования с Путиным или, не дай Бог, вопреки ему. Крупный бизнес России сегодня – колоссальная политическая сила, которая в любой момент приступит к любой политической акции, если только это понадобится премьеру Путину. Наконец, при президентстве Путина произошло практическое слияние собственности и власти, что сегодня, естественно, является сильнейшим политическим рычагом в руках российского премьера, которым обделен президент Медведев.

Прошло два года с момента избрания Дмитрия Медведева президентом России, и до сих пор не видно никаких признаков разногласий между этими двумя лидерами. Более того, не наблюдается даже напряженности, что уже граничит с неестественностью, ибо не могут два разных человека обладать абсолютно идентичными интересами и мнениями и ни разу не устроить конфликтной ситуации. Кажется, все спокойно и так и продолжится вплоть до 2012г., когда Медведев пойдет на переизбрание или же уступит первое кресло Путину. Во всяком случае, столь мирные отношения внутри этого тандема не могут не вызывать удивления.

Случай с Путиным и Медведевым уникален. Гораздо естественнее история взаимоотношений с отошедшим от дел Ельциным и пришедшим ему на смену Путиным, ибо по-другому и быть не могло: никогда и никто не будет долго терпеть головной боли и контроля над собой, если только у него есть возможность от этого избавиться, а право подписи действующего главы государства и его реальная власть – вот что способно ликвидировать отставного (но не до конца ушедшего) президента.

 

КОЧАРЯН-САРКИСЯН

Роберт Кочарян избрал преемником своего самого близкого человека – премьер-министра Сержа Саркисяна. Саркисян – единственный, на кого опирался Кочарян в годы президентства, и самое надежное для него существо. Целых 8-9 лет Саркисян практически являлся вторым человеком в государстве, вне зависимости от занимаемых постов. И если у Путина было несколько альтернатив Медведеву, то Саркисян в качестве преемника не имел альтернатив. Даже молча не обсуждались другие кандидатуры.

Какие именно договоренности имеются между Кочаряном и Саркисяном – сложно в точности сказать. Но однозначно можно сказать, что они есть, ибо, во-первых, второй президент навязал третьему многих своих людей на ключевых должностях в государстве: бесспорно, что никогда Серж Саркисян не оставил бы на руководящих постах, скажем, вице-премьера Армена Геворкяна, или Алексана Арутюняна (председателя совета Общественного телевидения и радио), или же генерального прокурора Агвана Овсепяна, не будь они «людьми» Кочаряна. Это говорит о том, что Роберт Кочарян до сих пор обладает реальной исполнительной властью в стране: дублируя действующего президента, он фактически следует путем Ельцина (на первых порах его отставки). Во-вторых, в неприкосновенности остались личные интересы Кочаряна в бизнесе. Более того, они упрочились с уходом на пенсию. Например, сеть бензозаправочных станций «CPS» в прошлом году выиграла тендер на обслуживание государственного автопарка (причем выиграла у компании «Flesh», принадлежащей Барсегу Бегларяну – однокурснику Сержа Саркисяна), а автомобили фирмы «Тойота» были избраны для обслуживания отечественного чиновничества. Излишне напоминать, какое отношение имеет Роберт Кочарян к этим бизнесам2.

Разумеется, любому, в том числе и президенту Саркисяну, наличие еще одного президента в стране (помимо его самого) со всеми регалиями и, самое главное, властными рычагами доставляло бы дискомфорт, ибо в таких условиях практически становится невозможным соблюдение этико-нравственных норм: межличностные отношения быстро портятся, и актуальность обретает вопрос избавления от предшественника. Это – болезненный и довольно сложный процесс, ибо предшественник, разумеется, обладает определенными рычагами, гарантирующими его безопасность. Тем не менее, в таких случаях победа всегда оказывается на стороне действующего главы государства, так как, во-первых, в его руках – вся полнота власти; во-вторых, элита будет долго думать, прежде чем присягнуть отставному президенту в борьбе с действующим – прагматизм здесь играет особую роль, а постсовет-ская элита, будучи деидеологизированным и коммерциализированным образованием, всегда при любом выборе будет руководствоваться исключительно частными интересами и никогда не подвергнет их опасности, а конфронтация с действующим президентом (в отличие от отставного) чревата, мягко выражаясь, неприятными последствиями.

Таким образом, логика подсказывает, что «мирному сосуществованию» второго и третьего президентов должен наступить конец. Владимир Путин терпел Бориса Ельцина со всеми его выходками не больше года. Прошло уже два года, а со стороны Саркисяна не видим каких-то действий, направленных на нейтрализацию Кочаряна. Однако уже почти два года мы видим обратное. Так, Кочарян уже давно осуществляет «наезды» на преемника. Хорошим поводом для этого послужили армяно-турецкие протоколы. На президента Саркисяна одновременно набросились практически все курируемые Кочаряном политические деятели и организации: Вардан Осканян, экс-министр иностранных дел, возглавляющий довольно сомнительную организацию под названием «Civilitas», партия дашнаков с ее бессмысленными и беспринципными требованиями относительно будущего армяно-турецких отношений, некоторые лидеры бывших (и поныне функционирующих) неофициальных военизированных организаций, другие политические партии и движения, молча поддерживаемые значительной частью олигархата. Все это время президент Саркисян и обслуживающие его интересы масс-медиа и политические силы деликатно отбивались от нападок кочаряновской команды, ни разу даже не намекнув на то, что все это исходит лично от второго президента! Дальше – больше. В марте сподвижники Кочаряна осуществили два полномасштабных рейда в сторону лагеря Саркисяна: Вардан Осканян жаловался опять на внешнюю политику, а Гагик Царукян публично заявил о несостоятельности и беспомощности министра экономики Нерсеса Ерицяна. Республиканцы дружно взялись за защиту коллег, а тех, кто проявил лояльность к оппонентам, стали наказывать: в частности, экс-министр Вардан Айвазян, ныне возглавляющий одну из постоянных парламентских комиссий, даже доигрался до строгого выговора3. Однако развязка наступила с выступлением самого Роберта Кочаряна...

 

ЧТО ХОТЕЛ СКАЗАТЬ

РОБЕРТ КОЧАРЯН И ЧЕГО ОН

В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

ДОБИВАЕТСЯ?

Как видим, складывается парадоксальная, неестественная ситуация: конфликт между вторым и третьим президентами, который скрыть уже невозможно, инициируется не дей-ствующим главой государства, а отставным, тогда как логика и законы природы требуют обратного. Интервью второго президента Роберта Кочаряна агентству «Медиамакс», пожалуй, стало самым значимым внутриполитическим событием марта и, по правде говоря, стало поводом для этой статьи. Текст интервью породил множество трактовок, а поднятый вокруг этого шум (особенно в оппозиционной среде), полагаю, оказался неадекватным ситуации. Интервью дало повод для заключений о скором возвращении Кочаряна в большую политику в качестве премьер-министра (если не больше, то есть, фактически люди в открытую говорят о скором смещении президента Саркисяна). Еще до этого появились сомнительные публикации относительно имевшей место в Париже встрече Кочаряна с Сержем Саркисяном, на которой тот якобы потребовал от главы государ-ства премьерское кресло, вследствие чего Саркисян был госпитализирован с сердечным приступом. Словом, возвращение Кочаряна активно муссировалось, хотя никаких официальных подтверждений эта тема не находит, и дальше слухов дело не идет.

Недавнее интвервью агентству «Медиамакс» чрезвычайно актуально, и считаем целесообразным привести текст полностью, а затем выскажем свои соображения относительно как самого текста с его скрытыми контекстом и подтекстом, так и феномена отставного президента в так называемых странах «переходного периода».

«К сожалению, экономику зачастую анализируют люди, имеющие о ней туманные представления. Нельзя механически сравнивать темпы строительства в РА с ипотечным пузырем США. В Соединенных Штатах банки выдавали сомнительные ипотечные кредиты (в плане возвращаемости) – с дальнейшей перепродажей обязательств на вторичном рынке. Это было возможно в результате большого доверия к рынку акций США и свободной ликвидности на мировых финансовых рынках. В Армении такого явления не было вообще, да и не могло быть - из-за недоразвитости финансовых инструментов и рынка акций. Строительство было реальным, а кредиты обеспечивали лишь небольшой его объем (менее 10%). То есть строительство и ипотека никоим образом не могли нанести ущерб финансовой системе страны.

Об объемах строительства. Да, оно формировало более 20% ВВП, однако много это или мало в плане физических объемов нужно оценивать не процентами ВВП, а реальным спросом на квартиры, офисы и коммерческие территории в стране. Пусть читатель просто посчитает, сколько семей, нуждающихся в улучшении квартирных условий, знает лично он. Это позволит составить определенное представление о ситуации с жильем в стране. К этому прибавьте естественный рост количества устаревших и аварийных зданий и пр. Я уверяю, что спрос огромен, и параллельно с ростом экономики все больше людей получили бы возможность быть вовлеченными в ипотечных программах. А это значит, что строительство жилья продолжало бы процветать.

По относительным показателям, по количеству офисных территорий мы находимся на одном из последних мест в мире. В Ереване, имеющем более одного миллиона жителей, построено всего 5-6 зданий, предусмотренных для аренды под офисы. Все остальные – кое-как приспособленные под коммерческие нужды строения, далекие от со-временных требований. Мы очень отстаем от европейских стран в том числе и с точки зрения современных коммерческих площадок. То есть потенциал для сохранения на долгие годы темпов строительства огромен. Удивительно, как можно не понимать этого?

По логике критиков, необходимо было искусственно притормозить строительство в ожидании возможного кризиса. По этой логике японцы должны были сократить производство автомобилей и электроники, немцы – станков и оборудования, китайцы – текстиля и т.д. только по той причине, что возможное падение спроса в США могло бы отразиться на их доходах. Это – депрессивный образ мышления. Мы говорим о реальном секторе экономики, а не о финансовых спекуляциях. Эти страны десятилетиями позиционировали себя в конкретных секторах мировой экономики, взрастили кадровый и технологический потенциал, ориентируя их на свои естественные преимущества и формируя новые конкурентные преимущества. Из-за кризиса никто не откажется от того, что уже создано. Они будут совершенствоваться, повысят производительность бизнеса, сократят расходы, освоят новые технологии для повышения своей конкурентоспособности.

Безусловно, время от времени кризисы имеют место. Это нужно осознать и готовиться к ним в удачные годы, однако не сдерживанием развития экономики, а созданием резервов, сокращением государственного долга и дефицита бюджета, диверсификации торговли и пр. И мы сделали это. В 1998-2008гг. соотношение внешнего долга к ВВП с 46% снизилось до 13%. Дефицит бюджета по данным последнего года моего президентства составлял менее 2%, средняя годовая инфляция – 2-4% в условиях 12-13% роста экономики. В то же время бюджетное финансирование в 2007г. составляло всего 7% капитального строительства. Последовательно увеличивались золотовалютные резервы. А в начале 2008г. свободный остаток на счетах только министерства финансов составлял 100 млрд драмов. Идеальная макроэкономика, свидетельствующая о том, что страна тратила меньше, чем зарабатывала, экономя заработанные средства на «черный» день.

Кстати, именно это дало возможность новым властям РА потратить резервы и привлечь новые кредиты для осуществления антикризисных программ. И это естественно. Представьте, что бы вынужденно сделало правительство, если бы внешний долг до начала кризиса составлял не 13, а, допустим, 40% ВВП. Такого объема дополнительных кредитов, естественно, никто бы Армении не предоставил, поскольку это привело бы к неминуемому дефолту.

Можно ли было избежать нынешнего спада в сфере строительства- Думаю, да. Однако это отдельный и очень серьезный предмет разговора, хотя известно, что история предположений не признает. Я бы предпочел сегодня ограничиться общей формулировкой. Необходимо сплотить усилия для сохранения спроса на жилье. Способов для этого множество. Полагаю, в правительстве уже есть понимание этого. Чрезвычайно важно было начать это раньше, когда кризис только-только подступал к Армении».

Итак, оперируя различными цифрами и фактами, Роберт Кочарян говорит об экономике и называет период своего правления эпохой «идеальной макроэкономики». То, что настоящие авторы текста явно не имеют понятия об экономике, еще полбеды (в тексте есть проблемы с понятийным аппаратом). Гораздо важнее то, что этим интервью, не желая того, экс-президент Кочарян раскрывает свою политическую сущность – сущность главы олигархического государства. В этой связи выскажем пару соображений.

Первое. Помимо строительства Кочарян в экономике ничего другого не признает. Складывается ощущение, что в Армении не было и нет ни химической промышленности, ни машиностроения или станкостроения, ни электроники. Но главное в том, что не просматривается даже желания не то что возродить эти отрасли, но и думать и говорить о них. Экономика для Кочаряна – исключительно строительство! А почему- Да потому, что строительный бизнес в Армении – редчайшая прибыльная сфера. Люди приобретают территории, строят дома, себестоимость которых не превышает $250 за квадратный метр, а продают их в пределах $1000-3000. То есть ценообразование жилья в Армении никак не согласуется со здравым смыслом, ибо имеем дело с государственной политикой по достижению сверхприбыли. Если в нормальных странах госу-дарство не позволяет частному бизнесу гоняться за сверхприбылью, используя сотни механизмов (в том числе и карательного толка), то в Армении сверхприбыль не то что поощряется, но даже является прин-ципом жизнедеятельности первых лиц государства.

Более того, при Кочаряне недвижимость продавалась по завышенным ценам в приказном порядке. Людей, обладающих достаточными суммами, заставляли скупать квартиры. Как видим, сфера строительства действительно полезна руководству страны: приносит громадные доходы застройщикам (в основном не облагаемые налогами), к тому же решает и вопросы социального плана. И какой толк первым лицам государства думать о других секторах экономики, в частности, о наукоемких- Что имело бы руководство страны от, скажем, развития электроники, если бы, не дай Бог, одна японская или американская компания прибрала к рукам электронные предприятия Армении и наладила бы собственное производство- Разумеется, ничего (польза была бы только государству, а то, что приносит пользу исключительно государству и обществу, никогда не интересовало руководителей Армении).

Как видим, толку от развития других отраслей лично для политической элиты нет, потому и второй президент страны всеми мыслями поглощен строительством. За последние 20 лет была лишь одна попытка наладить в Армении наукоемкую промышленность4. Но вот грянула беда – глобальный кризис добрался до Армении, а квартиры покупать люди перестали. В настоящее время по официальным данным в Ереване пустуют 4000 элитных квартир. Следовательно, владельцы несут громадные убытки (приблизительно $800 миллионов). К тому же генетическая тяга армян к сверхприбыли не позволяет понижать цены, что еще более усугубляет ситуацию5. Потому и экс-президент Кочарян обвиняет правительство в неумении якобы удержать спрос на жилье! Конечно, в Армении спрос есть, причем его не может не быть, ибо с советских времен население республики испытывало проблему жилищных условий. Но как может этот естественный спрос удовлетвориться, если государство в лице политического руководства и крупного бизнеса проводит политику достижения сверхприбыли?

Второе. Интервью Кочаряна – заявка на власть. Экс-президент дал понять, что отныне не собирается довольствоваться тем, что имеет, и будет претендовать на большее. Он деликатно советует преемнику удовлетворить его амбиции, иначе этим займется он сам, Роберт Кочарян. Но как- Очевидно, что ждать 2013г., то есть очередных выборов, Кочарян не намерен, и он начинает торопить события. Конечно, если бы кто-либо сегодня купил 4000 квартир, то экс-президент, быть может, и подождал бы три года, но, как видим, никто не собирается этого делать. Словом, Кочарян рвется в бой. Но что противопоставит стремлению предшественника Серж Саркисян?

Политика Армении и поведение политических лидеров иррациональны; следовательно, делать прогнозы и анализировать – бессмысленная трата времени. Скажем лишь, что президент Саркисян примет вызов, а как – покажет время. На сегодняшний день можно однозначно сказать, что у Кочаряна больше опоры, а значит, шансов на окончательную победу у него больше...

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Конфликт между действующим и бывшим президентами со всеми вытекающими отсюда последствиями в странах переходного периода, где источником власти является не народ, а элита, – естественное и неизбежное явление. В Армении его ожидают уже два года, и, кажется, он уже назревает. Ну что поделать, Армения такова, что даже естественные явления и события здесь происходят не так, как в нормальных странах. Примиримся с этим и подождем развязки событий. Полагаем, ничего радикального (в ту или иную сторону) не произойдет, не будет никаких перемен во внутренней и внешней политике. А произойдет лишь то, что одна из противоборствующих сторон спишет другую, вот и все.


1 Книга Касьянова, написанная в форме диалога с Евгением Киселевым, довольно характерно отражает некоторые трогательные эпизоды из жизни отставного Ельцина. Вот некоторые моменты:

«Киселев. Когда ваши отношения с Борисом Николаевичем стали неофициальными?

Касьянов. В первый раз Ельцины пригласили нас с Ириной к себе в гости в Горки-9 через несколько месяцев после отставки первого президента. Борис Николаевич подлечился, сбросил вес, у него было прекрасное настроение. Потом мы стали общаться достаточно часто. Борис Николаевич все время говорил: «Давайте без формальностей, по-дружески».

— А когда вы, в свою очередь, ушли в отставку, отношения не прервались?

— Нет, поначалу все оставалось по-прежнему. Мы, как и прежде, несколько раз ездили с супругами на охоту. Обычно на два дня. Но потом наши встречи прекратились. Это произошло накануне 75-летия Ельцина, которое отмечалось 1 февраля 2006 года. В начале декабря Борис Николаевич с Наиной Иосифовной были у меня на дне рождения, и мы обсуждали, как он будет праздновать свой юбилей: где лучше всего собрать друзей, какой будет программа вечера, какие приготовить гостям сюрпризы и т.д. Но перед самым Новым годом он позвонил и сказал: «Михаил Михайлович, вы собирались перенести свой отпуск, чтобы быть на моем дне рождения. Не надо менять планы. Отдыхайте. Путин решил все устроить в Кремле. Вы же умный человек, вы все понимаете…».

— Вам так и не удалось поздравить Бориса Николаевича с днем рождения?

— Я позвонил ему из отпуска. Он был злой. После моих слов поздравления пожаловался: «Они все телефоны слушают. Тяжело видеть, как это все вокруг происходит…». Ведь поначалу он, когда ушел в отставку, буквально преобразился. Очень активно всем интересовался, министров к себе на дачу приглашал, расспрашивал, как идут дела, что нового.

Но однажды на совещании членов Совета безопасности Путин обратился ко мне: «Передайте членам правительства, чтобы без особой нужды не беспокоили Бориса Николаевича визитами. А то врачи сердятся, говорят, после этих встреч он волнуется, а ему нужен покой, все-таки больное сердце». По форме это была вежливая просьба, но по сути — приказ: больше никому к Ельцину не ездить. После этой «просьбы» к нему, кроме меня и Волошина, фактически никто уже не ездил.

Последний раз мы виделись осенью 2006 года, когда Ельцин сломал шейку бедра и лежал в больнице на Мичуринском проспекте. К нему никого не пускали, но он настоял на нашей встрече. Я постоянно прокручиваю ее в памяти. Борис Николаевич тогда настоятельно советовал, чтобы я все время менял телефоны, чтобы избежать подслушивания: «Купите их побольше, самых простых, чтоб не жалко было. Берете один, поговорили и тут же выбрасывайте, берете другой, говорите и — туда же, следующий — и снова выбрасывайте!». Разгорячился, лежа жестикулировал, изображая, как надо эти самые засвеченные телефоны прямо из окна машины выкидывать.

А в апреле он умер».

(Источник – «Новая газета», http://www.novayagazeta.ru/data/2009/109/14.html

2 Мы далеки от намерения приписывать второму президенту страны половину национальных богатств, как это делает «оппозиционная» пресса. Однако так же далеки от игнорирования его коммерческих интересов или же предъявления претензий, ибо понимаем, что Армения – восточное государство с восточным народом, где в условиях государственного суверенитета высшая власть всегда будет реализовывать масштабные коммерческие проекты. Это надо принимать априорно, без бесполезной нервозности.

3 См. http://nationalidea.am/comments.php-id=3291, http://nationalidea.am/comments.php-id=3291&l=A

4 Во времена правления «профессионалов» кое-какие умные дела осуществлялись. Например, премьер-министр Армен Дарбинян лично встречался с руководством американского гиганта «Дженерал электрик» и уговаривал взять под контроль все остатки некогда мощной советско-армянской электронной промышленности. То есть прмьер намеревался заняться импортом рабочей силы: себестоимость продукции в Армении была бы в разы меньше, чем в США, и, следовательно, американскому производителю было бы выгодно свою продукцию выпускать в Армении. Однако дальше разговоров дело не зашло, а причина кроется в «антирыночности» армянского законодательства. Какой американский предприниматель согласится работать в средневековых условиях армянского налогового администрирования, ломбардной банковской системы, коррумпированной бюрократии- И не случайно, что ни одна американская корпорация, ни один американский банк не представлены в Армении, ибо западному человеку здесь нечего делать, если, конечно же, речь идет о созидательном труде, а не перекачивании природных ресурсов, которых в Армении нет.

5 В цивилизованном мире во время кризиса рынок недвижимости рухнул почти наполовину. В Армении застройщики не сбавили цены даже на один цент! Более того, элитное жилье даже начало дорожать, и это при том, что люди просто не покупают квартир. Имеем дело с явно антирыночным явлением. Видимо, застройщики и их покровители из власти вступили в игру, при которой у одной из сторон рано или поздно лопнут нервы: либо под угрозой гибели зданий хозяева сбросят цены и таким образом войдут в ряды цивилизованного человечества, тем самым стимулируя продажу квартир и последующий рост строительства, либо административным методом оставят цены на пределе и доиграются до очень неприятных сюрпризов.

 

 

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am