Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


СНГ

СНГ
Март 2010, N 2

УКРАИНА: 20 ЛЕТ СПУСТЯ (1990 - 2010)

Артем Хачатурян, директор центра политических исследований, главный редактор "Национальной идеи"

Распад СССР в 1991г. принято считать крупнейшей геополитической катастрофой. Этому событию предшествовали трения союзных республик между собой за спорные территории (Армения и Азербайджан) и попытки выхода из республик автономных и иных образований (Приднестровье в Молдове, Абхазия и Южная Осетия в Грузии). Относительно будущего постсоветского пространства существуют две точки зрения: одни аналитики считают, что распадом СССР все завершилось – бывшие союзные республики обрели государственность и вступили в стадию долгого национально-государственного строительства; другие полагают, что постсоветское пространство ожидает вторая волна распада, на этот раз – самих суверенных государств.

Отделение Абхазии и Южной Осетии от Грузии и последующее признание этого факта рядом государств в принципе было бы неверно трактовать как распад Грузии, ибо имеем дело с выходом двух маленьких и незначительных территорий, населенных негосударствообразующими народами (государствообразующими народами в Грузии надо считать мегрелов, кахетинцев, картлийцев, вместе образующих единый грузинский этнос, но никак не армян или осетин, также как и на Украине нельзя признавать государствообразующими поляков или татар, ибо ими являются украинцы и русские). По большому счету Грузия потеряла не так много, как принято полагать. То же самое верно и относительно Азербайджана: потеря Карабаха и возможное признание его суверенитета в будущем нельзя будет толковать как распад этой страны, ибо дело касается всего лишь выхода из ее состава маленькой территории, заселенной другим этносом.

Однако в СНГ есть два региона, обладающих потенциалом полноценного распада – Молдова и Украина. В случае признания отделения Приднестровья можно будет зафиксировать конец Молдовы как государства в его сегодняшнем виде. Что же касается раздела Украины по линии разлома цивилизаций, то в этом случае мы также будем иметь дело с двумя (или более) новыми государствами, каждое из которых лишь отдаленно будет напоминать прежнюю Украину. Если Азербайджан и Грузия не лишились (или не лишатся) идентичности своих государств с потерей бывших автономий, то на Украине сложится абсолютно иная реальность. Попробуем разобраться в ней с учетом прошлого и настоящего этой страны, на основе которых станет возможным проецирование контуров будущего.

НЕМНОГО ИЗ ДАЛЕКОЙ И

БЛИЗКОЙ ИСТОРИИ

Первое русское государство основалось в Новгороде с приходом варягов и установлением династии Рюриковичей. Позднее центром русской государственности стал Киев – именно здесь князь Владимир обратил языческую Русь в христианство. В Киеве заложились основы православной цивилизации. Позднее выдвинутая во времена Василия III идея «Третьего Рима» стала действительностью при Иване Грозном, и Россия превратилась в ядро православного мира.

Еще до нашествия монголо-татарских орд Киев потерял свою значимость и ведущую роль в славянском мире. Центр переместился на Восток – в Москву, где началось собирание русских земель. Однако Киев не утратил своей роли колыбели русского этноса и русской культуры – Киев навсегда сохранил свой титул «матери городов русских».

Некоторые территории нынешней Украины неоднократно меняли суверенов – были и поляки, и литовцы, и русские, а под их воздействием со временем часть восточных славян обратилась в католицизм. Вследствие влияния других народов и культур от русского начал отпочковаться другой язык, ныне именуемый украин-ским, а антагонизм между православием и католицизмом фактически окончательно разделил единый народ, ибо именно религия является ядром и определителем цивилизационной идентичности.

Принадлежность одного народа и этноса к различным цивилизациям не редкость в истории, а антагонизм между ними, как обычно, ведет к трагедиям. Показательный пример – сербская история. Когда-то некоторые части единого сербского православного народа под давлением внеш-них сил стали исповедывать различные конфессии – в самой Сербии сохранилось православие, чуть подальше, в Хорватии, установился католицизм, а в Боснии – ислам. Появились хорваты и боснийцы: не переставая быть сербами, носителями единого языка и этноса, они оказались по разные стороны баррикад на мировой арене, а в конце XX столетия единое сербское государство рухнуло в кровавой мясорубке, и сегодня по Балканам проходит разделительная линия – линия разлома между западным и восточным христианством.

Наличие католического населения на территории Украины в период Российской империи и Советского Союза не играло никакой роли в определении политики, однако все изменилось с распадом СССР: независимая Украина устремилась на Запад, в чуждую для России цивилизационную среду, ибо оказалась под сильнейшим давлением западных (населенных преимущественно католиками) регионов, которые, будучи в меньшинстве, но политически более активными, сумели навязать свою волю всей стране и перетянули к себе православных украинцев.

Украина с 1991г. хочет на Запад, причем со всеми «атрибутами» (типа НАТО, ЕС), однако не берут ее туда, ибо на Западе понимают: любая форсированная попытка окончательно переместить Украину в свое геополитическое лоно приведет к разделу этой страны, ибо есть еще люди на Западе, отлично сознающие, что русский человек может вытерпеть многое (если не все), но только не натовские базы в Севастополе и Полтаве. Потому и, вероятно, до сих пор, начиная с 1991г., мы не видим радикальных усилий в этом направлении: как Запад, так и украинское руководство действуют медленно, отпочкование от русской цивилизационной среды происходит тонкими маневрами, не вызывая особого раздражения в восточных регионах страны, населенных русскими и русскоязычными украинцами.

В 1990г. Михаил Горбачев назначил первым секретарем ЦК компартии Украины Леонида Кравчука, опытного партийного функционера, забрав его предшественника Ивашко себе заместителем по партии в Москву. Тогда Горбачев не знал, что Кравчук станет одним из детонаторов и главных действующих лиц в процессе крушения СССР, ибо, видимо, не понимал, что в условиях свободы и независимости в человеке просыпается его природа. Так, Джохар Дудаев, советский генерал и командир дивизии дальних бомбардировщиков, человек, которому Советский Союз доверял ядерное оружие и самолеты которого носили боевое дежурство у берегов стран НАТО, через несколько лет после распада державы вдруг заговорил о газавате, джихаде и стал профессиональным террористом. В общем, Дудаев не оставил выбора московскому руководству, кроме собственной ликвидации, что и, естественно, было сделано российской авиацией.

Схожей метаморфозе подвергся и Леонид Кравчук. До террориста он не дотянул, но стал типичным украинским националистом. Трудно расставался с советским ядерным наследием, размещенным на территории Украины, и если бы не давление Запада (которому, разумеется, всегда приятнее иметь дело с одним, а не с двумя ядерными державами), то неизвестно, чем бы все это закончилось. Более болезненным оказался процесс раздела Черноморского флота – Кравчук не раз выводил Ельцина из себя, хотя мало чего от него добился. Далее, новый украинский лидер начал гонения на Русскую православную церковь и вывел украинскую епархию из подчинения московскому патриархату, фактически инициировав раскол в православном славянском мире. А католикам на Западе страны развязал руки и ноги – русофобия в западных регионах обрела новое (впервые после Бандеры) дыхание и вскоре начала влиять на политику государства, а в дальнейшем и определять ее.

В 1994г. Москве стало ясно, что с Кравчуком России не по пути. На выборах президента Украины Кремль поддержал Леонида Кучму (родом из восточных регионов), полагая, что тот, будучи прагматиком и (в прошлом) успешным советским хозяйственником, положит конец прозападному курсу предшественника и повернет страну лицом к России. Однако на самом деле произошло наоборот: сущность внешней политики Украины осталась в принципе неизменной, а развитие получили заданные Кравчуком приоритеты. Именно при Кучме впервые заговорили о членстве Украины в НАТО и началось полномасштабное сотрудничество страны с Североатлантическим альянсом. А во внутренней политике русофобия начала обретать конкретные очертания – при Кучме улицу Пушкина во Львове переименовали в улицу имени «невинно убиенного москалями» Джохара Дудаева. Для многих это может быть и пустяком, но не для меня, ибо подобные «пустяки» характеризуют общественные настроения, в конечном итоге определяющие политику государства.

На президентских выборах 1999г. соперником Кучмы был лидер украинских коммунистов Петр Симоненко. Для Ельцина поддержка Симоненко означала бы собственную гибель: тогда, до прихода Путина в большую политику, авторитет ельцинского режима был на нуле, а общественное мнение в подавляющем большинстве симпатизировало коммунистам. Словом, возврат коммунистов к власти на Украине породил бы нечто вроде цепной реакции, чего, естественно, не могли приветствовать ни в России, ни на Западе. А в 2004г. Кучма назначил преемником Виктора Януковича – своего премьер-министра. Полагаю, выбор Януковича был продиктован скорее личностными, нежели политическими соображениями: Виктор Ющенко в политическом плане был ближе Кучме, однако вопросы личной безопасности и многомиллиардного состояния для уходящего президента были приоритетнее остальных, в том числе и политико-идеологических.

С приходом Виктора Ющенко в Москве вдруг подумали, что Украина «теряется», хотя никаких существенных или коренных сдвигов во внешней и внутренней политике не произошло. Изменилась лишь риторика – русофобские идеи стали озвучивать более откровенно и на более высоком уровне, не завуалированно, как прежде, что, естественно, не меняет сути дела. А форсированные попытки вступления в НАТО привели лишь к приостановлению этого процесса, ибо дальнейшее развитие событий в подобном русле привело бы к непредсказуемым (и нежелательным для официального Киева и западных кругов) последствиям.

Но изменилось отношение Кремля к украинскому руководству. Там пошли на рациональные решения. В частности, Москва перестала спонсировать украинскую экономику, погрязшую в коррупции и воровстве. Практике, при которой суверенное государство финансирует один центр силы, а политику определяет другой, пришел конец. На Украине тяжело, но вынужденно смирились с европейскими ценами на российские энергоносители, что имело следствием всплески русофобии. Русский язык окончательно потерял свои права, нацистских легионеров начали чествовать в качестве героев нации, а так называемый «голодомор» стал одним из приоритетов во внешней политике (с нелепыми и неуклюжимыми попытками добиться международного признания и осуждения) и методом оболванивания общественного мнения для распространения русофобии. 

Но наступил 2010г. За прошедшие пять лет «оранжевая» команда дискредитировала себя окончательно, и шансов для переиз-брания у президента Ющенко практически не оказалось. Фаворитами в президентской гонке были Юлия Тимошенко (поддерживаемая западными регионами) и Виктор Янукович (опирающийся на Восток страны). Результаты голосования, в которых с минимальным отрывом лидером оказался Янукович, предельно ясно выявили раскол Украины по цивилизационному признаку.

Кто он – Виктор Янукович? И что он сделает для своей страны?Переломит ли тягу на Запад новый президент Янукович, русский по национальности человек? Каким будет будущее Украины?

Сохранится ли она как единое государство или развалится по балканскому сценарию?

ВЫБОР ЯНУКОВИЧА В ПРОШЛОМ

В принципе Януковича принято считать пророссийским политиком: он противостоял «оранжевой» команде на протяжении последних пяти лет и был человеком Востока Украины, то есть русского и русскоязычного населения. Однако история его премьерства при Ющенко (и даже при Кучме) не подтверждает версию «пророссийскости». Известно, что в предвыборной парламентской кампании, по итогам которой Янукович стал премьером, он дал множество обещаний восточным регионам и не выполнил ни одного из них. В частности, обещал дать русскому языку статус второго государственного, покончить с русофобией и фальсификацией истории и т.д. и т.п. Вероятно, именно из-за этого он потерял значительное количество голосов на внеочередных парламентских выборах и уступил премьерский пост Юлии Тимошенко, правление которой совпало с глобальным кризисом и фактически дискредитировало ее, тем самым став препят-ствием на пути к президентскому креслу. 

   Однако Партия регионов сохранила свои позиции в стране, ибо русскому и рус-скоязычному населению практически не на кого было опереться. Единственная их политическая опора – коммунисты, которые есть не что иное, как вчерашний день, ибо лишены всяких финансовых и административных ресурсов и, следовательно, нормальных условий для эффективного функционирования партии. Фактически Виктор Янукович явился безальтернативным для Востока Украины кандидатом, голосами которого, несмотря на соблюдение абсолютно других интересов в политике, он и стал президентом Украины.

 

ВЫБОР ЯНУКОВИЧА В БУДУЩЕМ

У Виктора Януковича мало пространства для маневра. Либо он продолжает курс своих троих предшественников (то есть сохраняет прозападную ориентацию с прицелом на НАТО, ЕС, говоря иначе, не меняет курса в западную цивилизационную среду), либо он поворачивается на Восток и открыто заявляет, что с Западом ему не по пути, что его геополитический выбор – российская орбита, его цивилизационная принадлежность – восточное христианство. Разумеется, Януковичу ближе второе, учитывая его происхождение, но пойдет ли на это- И есть ли шансы?

Прошло чуть больше месяца со дня вступления Януковича в должность, однако первые его шаги во многом показательны и не нуждаются в комментариях. Приведем лишь несколько фактов: отказ от вступления в таможенный союз, отказ от придания государственного статуса рус-скому языку, смутные заявления по поводу членства в НАТО и т.п. Полагаю, ни один из этих шагов не позволит зачислить Виктора Януковича в разряд пророссийских политиков. Очевидно, что Янукович есть не что иное, как продолжатель дела и курса своих предшественников.

Янукович – проукраинский политик. С таким мнением можно встречаться часто. Оно в принципе верно, если будет возможно определиться с понятием «проукраинский». Что же такое на сегодняшний день Украина?

Украина сегодня – кризисное государство, образованное по итогам распада империи, населенное народами, тяготеющими к разным (точнее, противоборствующим) геополитическим и цивилизационным орбитам. Следовательно, президент Украины, вне зависимости от партийной, этнической и конфессиональной принадлежности, должен лавировать между Западом и Востоком страны, а лавирование, как показывает опыт, происходит в пользу Запада и в ущерб исконным интересам Востока, ибо население западных регионов, во-первых, политически более активно, ибо поражено национализмом и русофобией, что, естественно, не может не сказаться на качестве политической воли и не усиливать ее; во-вторых, западные регионы Украины и их глобальный выбор находятся под покровительством западного сообщества – со всеми вытекающими отсюда последствиями и обстоятельствами. А с учетом фактической одновекторности во внешней политике ряда постсоветских государств можно сказать, что приведенные выше два фактора вполнедостаточны для того, чтобы связать по рукам и ногам любого украинского лидера, даже с самыми здоровыми намерениями. Таким образом, перемены на Украине невозможны, удел Украины – развитие в условиях вечного кризиса, порожденного «разорванностью» страны (по Хангтингтону), до того момента, когда сохранение нынешней действительности станет принципиально невозможным. Этот момент наступит тогда, когда на Украине осуществится и станет реальностью окончательное самоопределение.

ЧТО ОЗНАЧАЕТ И ЧЕМ

ЗАКОНЧИТСЯ ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

УКРАИНЫ?

Полагаю, самоопределение Украины есть ее распад (кстати, мирным способом это государство не распадется – военные действия неизбежны), а распад произойдет при следующих обстоятельствах:

1) украинский лидер совместно с политической элитой осуществит радикальный поворот в политике страны и развернет ее на Восток: западные регионы не примут этот выбор (в этом их отличие от восточных, которым уже 20 лет навязывается чуждая им западная ориентация, которую они пока что терпят) и спровоцируют конфликт, конец которого – развал государства;    

2) украинское руководство при содействии Запада форсированным образом затащит страну в НАТО (со всеми вытекающими отсюда последствиями типа, скажем, размещения военных баз на территории страны, дискриминации русского населения и т.п.), что будет иметь следствием инициирование конфликта восточной стороной, в котором окажется задействована и Россия. На сегодняшний день каждый из указанных вариантов маловероятен: не хватает, во-первых, политической воли у нынешнего руководства Украины, во-вторых, в этом на данный момент не заинтересована ни одна из внешних сторон.

Однако так обстоят дела сегодня, а завтра ситуация может коренным образом измениться. Для самоопределения Украины и обретения ею покоя, а именно раздела страны, не хватает самой малости – возрождения русского национализма. Как только проявит себя подлинное русское самосознание, так сразу же предъявит спрос на Полтаву и Севастополь. Дальше уже дело «техники» – длительный конфликт завершится образованием новых государств, которые смирятся с объективной действительностью и вынужденно перейдут к мирному сосуществованию (хотя и в противоположных геополитических и цивилизационных орбитах).

                                                                   

 OБОЗРИМОЕ БУДУЩЕЕ  УКРАИНЫ –

ОБРЕЧЕННОСТЬ НА СОХРАНЕНИЕ НЫНЕШНЕЙ  ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

Однако на сегодняшний день никаких признаков возрождения русского национализма не наблюдается. Российская политическая элита в принципе придерживается космополитических ельцинских традиций и тщательно оберегает новые понятия «россиянство» и «россиянин» в качестве заменителей самоназвания государствообразующего народа – «русский» (на заре 90-х некоторым сомнительным индивидам в окружении Ельцина термин «русский» показался за пределами «либеральной» политкорректности, в результате чего появилось новое понятие «россиянин», и все жители России – православные русские, мусульмане, евреи и т.п. – стали именоваться россиянами). Следовательно, окончательного самоопределения Украины придется ждать еще долго. А до этого момента страна будет находиться в неопределенном кризисном состоянии, продолжит существование в условиях раскола общества и отсутствия гражданского согласия. Народ Украины еще долго будут таскать на внеочередные выборы, каждые из которых будут шагом вперед в перманентном процессе ослабления государственности и государства как всеобщей политической организации, наделенной территорией и суверенитетом во внутренних и внешних делах.

 

ЭПИЛОГ

Гегель признавал самым великим историческим достижением Цезаря завоевание Галлии. Заметим, не ликвидацию республики и установление принципата, или покорение полмира, а именно завоевание Галлии. Ибо именно это событие явилось всемирно-историческим в том смысле, что подготовило почву для зарождения новой цивилизации, правящей миром по сей день. Германцы под суверенитетом Рима впитали в себя все то ценное и необходимое, что столетия спустя позволило им сокрушить великую империю и начертать образ новой Европы. От Рима эстафета цивилизационного лидерства и мирового господства перешла к германцам, и сегодня мир не был бы таким, если бы Цезарь в свое время центром своих интересов избрал не Галлию, а, скажем, Африку или нечто другое.

Поневоле навязывается аналогия с Россией. Есть точка зрения, что глобальной всемирно-исторической миссией Российской империи и СССР являлось создание среды, при которой образуются, зародятся и возродятся многие нации и народности, которые в дальнейшем образуют собственные национальные государства и самостоятельно проявят себя на мировой арене. Можно критически относиться к подобной версии, однако фактом является то, что именно это мы и видим на данный момент в объективной действительности. Ибо сложно сказать, существовали бы сегодня на политической карте мира Белоруссия или Молдова, Азербайджан или Казахстан, и многие другие, не дай им Сталин в свое время национально-государственных образований, что и послужило основой для их национального формирования: ведь бесспорно, что одной лишь этнической составляющей нациями не становятся, необходимы еще и, если не полноценная государственность, то хотя бы этническое администрирование и культурная автономия, при которых создаются предпосылки для перерождения этнической группы в народность и нацию, способные в дальнейшем образовать национальное государство.

Московское царство переросло в Российкую империю, та, в свою очередь, – в Советский Союз. По существу все эти государственные образования одно и то же в том смысле, что все они, по мнению Бердяева, являлись проявлениями «русской державности». Из СССР вылупились суверенные государства, изменившие как мировой порядок и баланс сил на планете, так и глобальную геополитическую и геоэкономическую действительность. Как проявят они себя в дальнейшем – состоятся ли окончательно как государства, перейдет ли развитие некоторых из них в новую фазу распада со всеми вытекающими отсюда последствиями, лишатся ли некоторые из них государственного суверенитета – все это покажет будущее. Во всяком случае, окончательное становление одного из постсоветских государств – Украины – нереально в ее сегодняшних границах, и для этого потребуется раздел страны. Или окончательного становления не будет вообще, и Украина так и останется в состоянии вечного неопределенного кризиса.

 

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am