Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Полемика

Полемика
Июнь 2010, N 5

ЯЗЫК ОБРАЗОВАНИЯ - ВОПРОС ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ЗНАЧИМОСТИ

Вазген Манукян, председатель общественного совета РА, председатель партии «Национально-демократический союз»

Недавно в стране предметом ярких дискуссий и обсуждений стала законодательная инициатива правительства внести изменения в законы о языке и образовании.  В борьбе против открытия иноязычных школ я не одинок: должен сказать, что очень многие здравомыслящие представители нашей интеллигенции и политические деятели против изменений в законах «О языке» и «Об общем образовании». Генрих Ованисян, Бабкен Арутюнян, бывшие министры Арег Григорян, докторпрофессор Айк Казарян, Гарегин Чукасзян, представляющий самые передовые технологии и имеющий связи с современными технологическими центрами. Могу привести массу примеров: Паруйр Айрикян, не говоря уже об Общественном совете, где многие опять-таки проголосовали против изменения законов, а значит, вопрос действительно спорный.

Выскажу свое мнение о русских школах. Я не согласен, что речь идет о них. Прежде всего сейчас обсуждается вопрос двух школ. Одна из них – оригинальная школа Рубена Варданяна (владелец компании «Тройка-Диалог» - ред.), оснащенная новыми технологиями, а вторая – английская школа в Таиланде, филиал которой должен быть открыт в Армении. О русских школах речи пока нет. Так что все это делается не совсем для русских школ, и утверждать, что мы против образования именно на русском языке, – некорректно.

Дело в том, что речь идет не о каком-то второстепенном законе, а о фундаментальном документе. Армянский ребенок должен получать образование на армянском языке. Сотни лет армяне не имели государственности и мечтали о том, что когда-нибудь и у нас будет независимое государство и наши дети будут получать образование на родном языке. На пути к вековой мечте было немало страниц борьбы, и не случайно, что, когда царская Россия проводила политику ассимиляции армян, первым шагом, который она предприняла, было закрытие армянских школ. Иными словами, язык имеет фундаментальное значение. И это важно не только для армян, хотя для нас важно вдвойне, потому что часть армян живет за пределами родины, и, в отличие от евреев, объединяющей силой которых является религия, для нас главный фактор сохранения нации – язык. Словом, армяне – нация, порожденная культурой и создающая ее, в отличие от евреев, которые сформировались как нация посредством религии, и это важнейшее обстоятельство мы не должны никогда игнорировать.  

 

***

Попытаемся вникнуть в проблему. Любое воздействие на страну – политическое, экономическое, военное и т.д. – преходяще. Самое сильное воздействие имеет место тогда, когда другое государство берет в свои руки процесс вос­питания детей или же вос­питывает их на своем языке, то есть вторгается в дан­ную культуру и цивилизацию. Не слу­чай­но, что анг­личане, покорив Ин­дию,  в пер­вую оче­редь соз­дали шко­лы для детей элиты – анг­лийские шко­лы. Они зна­ли, что этот факт будет ока­зывать постоян­ное воз­дейст­вие. 

За­кон «О языке» нашел свое конкрет­ное отражение в пунктах 10 и 12 Декларации независимости, и это ста­ло краеу­гольным кам­нем идеологии нашей Консти­туции, ины­ми сло­вами, это один из основополагающих законов. Данное изменение в законе «О языке» весьма обрадовало гру­зин. В Грузии дейст­вует свы­ше ста армянских школ и, в отличие от Лос-Анджелеса, это реаль­ные армянские шко­лы, то есть всем предметам там обу­чают на армянском языке. В армянских шко­лах Лос-Анджелеса на род­ном изу­чают только армянский язык, а все остальные предметы – на анг­лийском. Грузины очень хотят, что­бы армянские шко­лы в их стране зак­рылись, потому что они для них – голов­ная боль, ибо пре­пятст­вуют ассимиляции. Когда у нас изменят закон, в Грузии ска­жут: если в Ар­мении отк­рывают иноязыч­ные шко­лы, то почему бы вам не учить гру­зинский? Мы только потеряем, а это – единствен­ное ору­жие в нашем арсенале. Есть дек­ларации о пре­доставлении нацио­нальным меньшинст­вам воз­мож­ности получать образование на род­ном языке, которые под­писали и Ар­мения, и Соединен­ные Штаты, и Россия, и Грузия. Следовательно, должны и соб­людать взятые на себя обязательства.

 

***

В мире постоян­но про­ходили про­цес­сы гло­бализации, во вре­мя которых раз­ные культуры распространялись по все­му миру. Мы все вре­мя находились под воз­дейст­вием этих течений. И всегда воз­никал воп­рос: как добиться того, что­бы и выу­читься, и сох­ранить свою идентич­ность? Се­год­ня это гораз­до сложнее. Мир сильно обеднеет, если все будут руководст­воваться прагматиз­мом, если будут один язык, одна культура, одно мыш­ление. Напротив, раз­витие мира тре­бует, что­бы все народы сох­раняли свою культуру и идентич­ность, были связаны со своими кор­нями. И сле­дует учи­тывать, что сре­ди тех, кто получил неармянское образование, могут быть нравствен­ные и безнравст­вен­ные, пат­рио­тич­ные и непат­рио­тич­ные, но в целом оторван­ные от своих кор­ней, от своей культуры люди. Мо­гут прекрас­но знать Достоевс­кого, но не знать Ту­маняна, хорошо знать Го­голя, но не знать Ширван­заде, Раффи, и это колос­сальная потеря, нацио­нальная потеря. В XX веке про­ведено мно­жество исс­ледований, бла­годаря которым выяс­нилось, что человек не может думать на двух языках. Я пять лет не читал по-русски, ни одной строч­ки, читал только по-армянски, потому что вдруг с ужа­сом обнаружил, что даже сны мне снят­ся на русском. Пять лет я работал над собой, что­бы побороть в себе эту болезнь. Соглас­но пси­хологичес­ким исс­ледованиям, ребен­ка нельзя обу­чать сра­зу двум языкам, у ребен­ка должна быть база, и только на этой базе он дол­жен изу­чать дру­гие языки. В Ев­росоюзе есть центр, который называется «Расп­ространение иноязыч­ного образования». Пред­седатель этого центра говорит две вещи: 1. в нес­кольких раз­витых европейских государст­вах была предп­ринята попыт­ка отк­рыть иноязыч­ные шко­лы – анг­лийские и т.д, и никакого положительного опы­та в этих шко­лах зафик­сировано не было; 2. в мире – кри­зис среднего образования, и нет такой шко­лы, такой систе­мы школ, которая преодолела бы этот кри­зис.   

Что же касается советс­кой шко­лы, то я думаю, что она с минимальными изменениями мог­ла бы давать нашим детям очень хорошее образование. А сегод­няш­ние новов­ведения ско­рее вредны, чем полез­ны. Следует пом­нить, что основополагающие принципы русская и советская шко­ла заимствовала у нем­цев. Я сто­рон­ник именно такой систе­мы. Американская систе­ма иная: там говорят, что 90 про­цен­тов все рав­но не ста­нут математиками и физиками, ста­нут сапож­никами, а потому не заставляют учить все предметы. Но вместе с тем в Америке есть элитар­ные шко­лы, дающие блестящее образование: в кон­це кон­цов нау­ку и образование в мире продвигают США, где половина уче­ных – эмиг­ран­ты, но дру­гая половина – свои.    

Как бы то ни было, речь идет о сле­дующем: у этого закона – дол­гая история, и он яв­ляется одним из основополагающих не только для государст­ва, но и в пла­не сох­ранения нацио­нальной идентич­ности. Второе: все это сов­падает с мировыми тен­ден­циями, пос­кольку мало стран поз­воляют себе иметь иноязыч­ные шко­лы. Каждая страна тре­бовательна в том, что­бы вос­питание ее детей у нее не отбирали. И за все­ми иноязыч­ными шко­лами стоит какое-либо иност­ран­ное государст­во, спецс­луж­ба или религиозная сек­та, дви­жение или идейный принцип. И очень опасно, ког­да туда допус­кают ребен­ка. 

 

***

Вернем­ся к Ар­мении. Нам, тем не менее, необходимо зна­ние иност­ран­ных языков. Как делается в Моск­ве? Там есть обязательная государст­вен­ная програм­ма, которую в подоб­ных шко­лах про­ходят на русском. Иностран­ные языки (один, два, даже три) начинают изу­чать с какого-то класса, в старших классах некоторые предметы изу­чают уже на иност­ран­ных языках, но такие, которых нет в обязательной програм­ме. То есть, нап­ример, в шко­ле с юридичес­ким уклоном меж­дународ­ное пра­во пре­подается, ска­жем, на французс­ком. Есть шко­лы, оснащен­ные новыми тех­нологиями, где математику про­ходят на русском, а инфор­матику – на анг­лийском. И это дает выпускникам воз­мож­ность получить два аттеста­та. Один сви­детельствует, что выпускник окончил обязательный курс на русском языке, а дру­гой соответст­вует меж­дународ­ным кри­териям, на основании чего выпускник может посту­пить в вузы США или Ев­ропы. Иначе говоря, есть мас­са спо­собов уси­лить пре­подавание иност­ран­ных языков, не меняя закона, если, конеч­но, желание здо­ровое.   

 

***

Когда я был премьер-министром, мы сде­лали шко­лы армянскими: решением пра­вительства в нашей стране были зак­рыты русские шко­лы, однако именно тог­да я под­писал поста­нов­ление о соз­дании Американского уни­вер­ситета и вел переговоры об отк­рытии в Ереване филиа­ла МГУ. Се­год­ня у нас дейст­вуют Фран­цузский, Славянский уни­вер­ситеты. Ины­ми сло­вами, если ребенок в течение 12 лет получил обязательное образование, мы заинтересованы в том, что­бы он про­дол­жил обу­чение на иност­ран­ном языке. Мы поощряем это. Речь о вос­питании и образовании ребен­ка в пер­вые десять лет его соз­нательной жиз­ни. Здесь я вижу угрозу армянской идентич­ности. Нам могут ска­зать: «А раз­ве те, кто получил русское образование, не армяне?». Речь об общем яв­лении, а не о частных слу­чаях. Как-то один из депутатов ска­зал: я получил русское образование, образован­ный человек, а Унанян – тер­рорист, потому что у него армянское образование. Верно ли обсуж­дать подоб­ные фра­зы? Скло­няющим­ся к такой точ­ке зре­ния напом­ню, что половина африканских дик­таторов – выход­цы из Сорбон­ны и Оксфор­да, зна­чительная часть которых – людое­ды (в перенос­ном и бук­вальном смыслах сло­ва). Так что, как видим, не язык, на котором получено образование, яв­ляется гаран­том культур­ности и цивилизован­ности человека.

Но ког­да мы говорим о мил­лио­нах людей, о нацио­нальных и государст­вен­ных програм­мах, то частные лица и слу­чаи не могут слу­жить при­мером. Тем более, что две тре­ти армянских детей получают иноязыч­ное образование. И не только в диаспоре. Де­сят­ки тысяч детей учатся в русских, анг­лийских шко­лах. У армянст­ва нет кад­рового спроса, в Ар­мении они не находят себе работу. Хо­рошо, что они учатся за рубежом, но потом они возвращают­ся в Ар­мению и не могут най­ти работу. Это позор. Значит, задача пра­вительства должна зак­лючаться в том, что­бы вла­деющие иност­ран­ными языками, получив­шие за рубежом прекрас­ное образование люди име­ли работу в Ар­мении, вот его задача. Это болез­нен­ный воп­рос.   

 

***

Вне зависимости от того, будет ли образование иноязыч­ным или нет, наша образовательная систе­ма – от пер­вого класса шко­лы до пос­лед­него кур­са вуза – доста­точ­но испор­чена, тут непочатый край работы, и я не сов­сем сог­ласен с тем, что большая часть выпускников ста­новит­ся сту­ден­тами только ради дип­лома. В советское вре­мя тоже было такое. Но сей­час желающих получить хорошие зна­ния гораз­до больше. По­чему? По­тому что в Ар­мении зна­ния не обеспечивают высокооплачивае­мой работой, но людям хорошо известно, что те же зна­ния обеспечат им достойное место если не в Ар­мении, то где-либо в мире. Те, кто изу­чает приклад­ную математику, знают, что это золотое «ремес­ло»: если не най­дут себе работу в Ар­мении, то куда бы они ни пое­хали, в любой уго­лок мира – она най­дет­ся. У нас по доста­точ­но низ­кой цене дают хорошее медицинское образование. Врачи так­же знают, что куда бы они ни пое­хали, у них будет работа. Ев­ропей­цы сегод­ня не хотят быть вра­чами. К при­меру, во Фран­ции вра­чи получают высокие зарп­латы, но работа эта тяжелая, а французы ста­рают­ся выбирать такие про­фес­сии, что­бы не сильно себя утруж­дать. Там мно­го ара­бов и армян, которые приез­жают в эту страну и ста­новят­ся вра­чами. В пер­вые пол­года наши соо­течествен­ники изу­чают новые тех­нологии и потом уже начинают работать. Иначе говоря, есть про­фес­сии, в изу­чении которых дети сегод­ня заинтересованы больше, чем в советское вре­мя. 

 

***

Но здесь есть один важ­ный момент: у нас дейст­вуют два важ­ней­ших инсти­тута, которые должны допол­нять друг дру­га. Между тем они мешают и про­тивостоят друг дру­гу. Это армия и систе­ма образования. С одной сто­роны, мы живем в условиях нео­кон­чен­ной вой­ны. Увы, мы должны при­лагать большие уси­лия для содер­жания армии, пос­кольку у Ар­мении нет пра­ва даже на одно поражение. Ес­ли мы проиг­раем хотя бы раз, Ар­мении при­дет конец, зна­чит, армия имеет крайне важ­ное зна­чение. С дру­гой же сто­роны, будущее связано с образовательной систе­мой. Много говорит­ся о том, что служба в армии мешает образованию. Но Эл­вис Прес­ли, нап­ример, ког­да наста­ло вре­мя идти в армию, отс­лужил свой срок. И что же, он стал пло­хим пев­цом? Все известные физики 20-30 гг. слу­жили в армии. А сегод­ня у нас дейст­вующее законодательство  меж­ду дву­мя важ­ней­шими государст­вен­ными инсти­тутами – армией и систе­мой образования – соз­дает  столк­новение интересов вместо их сое­динения, что, безус­лов­но, наносит ущерб  обеим сто­ронам.

Предоставляе­мые систе­мой образования при­вилегии на отс­роч­ки (для магистратуры, аспиран­туры, уча­щих­ся по гос­заказу) лишь уси­ливают кор­руп­цию в про­цес­се отстранения от службы в армии, нанося существен­ный ущерб так­же и образовательной систе­ме. По­лучается, что, еже­год­но теряя зна­чительный при­зыв­ной ресурс, мы так­же лишаемся молодых уче­ных, ибо кво­та на отс­роч­ку крайне ограничена, и весьма часто вместо талантливых девушек и пар­ней бла­годаря пок­ровительству места в научной сфе­ре занимают те, цель которых – уклониться от службы в армии.

Те­ряет нау­ка, теряет армия, процветает кор­руп­ция, углуб­ляя социаль­ное расслое­ние и несправед­ливость.

Пред­лагается обязательная воинс­кая служба молодых людей, достигших 18-лет­него воз­раста (за иск­лючением тех, у кого проблемы со здо­ровьем). Поэтому предлагается установить для молодых людей определен­ные льготы: или заменить два года службы полутора годами (целесообраз­ность этого вправе определять только МО) или  государст­во должно взять на себя оплату дальней­шего обу­чения, или надо поз­волить молодому человеку сов­мещать воинс­кую службу с заочным обу­чением и т.д. Все это весьма скрупулез­но рассмот­рено в соответст­вующем докумен­те МО: в этом воп­росе мы тес­но сот­руд­ничаем с МО.

По правде говоря, я пло­хо себе представляю переход к старшей шко­ле сегод­ня. Преж­де все­го нет под­готов­ки. Ди­рек­тора школ раз­дают выпускникам девятых классов списки и говорят: иди­те учить­ся туда-то. А ведь эти дети девять лет учи­лись вместе, дру­жили, при­чем есть шко­лы (к при­меру, им. Че­хова), которые на все 100 про­цен­тов хотят про­дол­жать обу­чение. Ес­ли они хотят про­дол­жать обу­чение, а у шко­лы основательная база (два зда­ния, хороший пре­подавательс­кий состав), зна­чит, пусть старшая шко­ла будет тут. Ка­кой смысл переносить ее?

 

***

Я интересовал­ся Бо­лонскими принципами. Преж­де все­го они не так императив­ны: к при­меру, Россия сде­лала обу­чение 11-лет­ним, тут есть мно­го места для манев­рирования.

Что касается кон­сер­ватории или спорта, то магистр скрипки или магистр по борьбе зву­чит нелепо. На мой взгляд, здесь есть два воп­роса. Один из них зак­лючается в том, что для реа­лизации того или ино­го проек­та пре­доставляют грант, соответст­вующее министерство пользуется этим и ему пле­вать: оно берет грант и запус­кает этот проект. Второй воп­рос: ког­да Ар­мении предъяв­ляют тре­бования, лег­че все­го выпол­нить такие, которые не зат­рагивают ничьих интересов. Они касают­ся образовательной систе­мы. Каждое тре­бование зат­рагивает лич­ные интересы, интересы какой-то прослой­ки, образовательные же – интересы все­го народа и его будущее, но не чьи-то конкрет­но, потому здесь лег­че все­го идти на уступ­ки.

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am