Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Экономика

Экономика
Июль 2010, N 6

ДО КАКИХ ПОР БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ СВОБОДНОЕ ПАДЕНИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА АРМЕНИИ?

ПОЧЕМУ ТАК ПРОИСХОДИТ И ЧЕМ ЭТО ЗАКОНЧИТСЯ?

Аветис Бабаджанян, редактор портала www.nationalidea.am

В 1991г. земля в Армении была приватизирована. Власти сочли, что, раздавая землю крестьянам, тем самым решают вопрос села, а крестьяне отныне могут самостоятельно решать свои проблемы. В начале 90-х принято было считать, что ликвидацией колхозов и приватизацией земли армянское село вступает на капиталистический путь развития, в результате чего в Армении будут созданы развитые крестьянские хозяйства, которые смогут обеспечить страну необходимым продовольствием. В действительности же произошло прямо противоположное: армянское село скатилось назад по меньшей мере лет на сто, и сегодня крестьянство обрабатывает землю в духе XIX века, а в результате не может прокормить не только население страны, но и само себя. Предрассудки о том, что, перейдя от государственной собственности к частной можно решить все проблемы, так и остались предрассудками, а то, что для развития экономики отнюдь несущественно, кто является собственником (государство или частное лицо, кооператив или другой субъект), а существенны рыночные отношения, до сих пор не осознали даже в правительстве Тиграна Саркисяна – мощного экономиста и считающегося, так сказать, не менее мощным менеджером.

Из года в год все больше крестьян лишаются возможности обрабатывать землю, многие земли остаются необработанными, в результате чего многие сельскохозяйственные продукты завозятся из-за рубежа, а объемы экспортируемых сельхозпродуктов, наоборот, снижаются. Армянское село докатилось до опасной черты, а с сельским хозяйством может повториться то, что полтора десятка лет назад произошло с промышленностью: эта отрасль экономики может вообще исчезнуть или стать экзотической.

Согласно официальной статистике, в течение шести месяцев текущего года падение сельскохозяйственного производства Армении по сравнению с тем же периодом прошлого года составило 13,1%. Государственные чиновники сферы объясняют подобный спад плохими погодными условиями. Однако тот же промежуток времени прошлого года также отличался плохими погодными условиями, в прошлом году также был зафиксирован спад производства сельскохозяйственной продукции. То есть спад имеет перманентный характер. Несмотря на заверения министра сельского хозяйства о том, что цены на сельхозпродукты снизятся, они продолжают оставаться беспрецедентно высокими. Цены на некоторые сельхозпродукты по сравнению с прошлым годом выше в два и более раз, и вряд ли снизятся.

Причиной высоких цен является не только сезонность. Даже если в будущем году погодные условия будут хорошими, все равно они не смогут повлиять на улучшение ситуации, поскольку, помимо погодных условий, существуют более глубинные и серьезные причины, препятствующие не только развитию, но и существованию сельского хозяйства в целом,.

Похоже, власти также осознают серьезность ситуации и пытаются что-то сделать для оздоровления ситуации. Недавно в правительстве состоялось совещание по вопросам стратегии стабильного развития сельского хозяйства в 2010-2020гг. Правительство хочет исправить ситуацию путем создания крестьянских коопераций. В Общественном совете и министерстве сельского хозяйства считают, что отдельные крестьянские хозяйства не в состоянии обрабатывать землю, и вопрос сразу решится, как только несколько крестьянских хозяйств объединятся. По сути имеет место попытка восстановления колхозов по принципу добровольности. Однако это не только не может решить проблему, но и создаст в селе дополнительные сложности и недовольство. Если один крестьянин не может обработать один гектар земли, то пятеро крестьян не смогут обработать пять гектаров. Оппоненты, в случае укрупнения земель, могут говорить о снижении затрат, повышении эффективности работы и прочих азбучных истинах. Разумеется, укрупнение земель в Армении – объективная необходимость, однако эту проблему невозможно решить написанием стратегических программ по крестьянским кооперациям. Укрупнение земель возможно лишь в случае повышения эффективности крестьянских хозяйств.

С вопроса укрупнения земель и начнем анализ проблем, стоящих перед сельским хозяйством Армении. Земли сельскохозяйственного назначения Армении сильно раздроблены. Почти половина из них не обрабатывается, то есть их владельцы готовы продать их. Даже те крестьяне, которым каким-то образом еще удается вспахать и засеять свою землю, рады бы продать ее, о чем свидетельствуют наиболее часто встречающиеся в сельских местностях Армении объявления о продаже земли. Почему же в таком случае не происходит классического укрупнения земель? Почему преуспевающий хозяйствующий крестьянин не скупает землю неудачливого и хуже управляющего своим хозяйством крестьянина и не объединяет ее со своими?

Причина более чем ясна: даже в селах с самыми плодородными землями, где земля обеспечивает максимальную доходность, есть десятки-сотни неудачливых, погрязших в долгах и просроченных кредитах крестьян, готовых продать свои земли, однако нет владеющих свободными средствами крестьян, способных купить эти земли. То есть пока сельское хозяйство не стало прибыльным, пока определенная часть крестьянства не будет располагать свободными средствами, об укрупнении земель надо позабыть.

Укрупнения земель в крестьянских кооперациях не может иметь места, поскольку объединенные в них крестьяне не теряют права собственности. Через год после вступления в кооперацию крестьянин опять выйдет из нее, как только увидит, что и это не решает проблем.        

В Армении есть крестьянские кооперации, действующие довольно долго, однако секрет их долголетия заключается в постоянном финансировании американскими организациями: они прекратят существование сразу после прекращения американского спонсорства. Может ли правительство РА постоянно субсидировать пропагандируемые им же кооперации? Естественно, нет. Если бы такая возможность была, эти средства предоставлялись бы крестьянским хозяйствам. Пример коопераций, действующих благодаря американскому содействию, подсказывает, что крестьянские кооперации не могут быть жизнеспособными.

Конечно, в Армении есть крупные землевладельцы, владеющие несколькими десятками и даже сотнями гектаров земли. Они, несомненно, обрабатывают землю с большей эффективностью, нежели малые хозяйства. Однако даже они не считают сельское хозяйство серьезной сферой бизнеса, будучи уверенными, что инвестируемые средства и полученная прибыль неадекватны.

Другим фактором, препятствующим развитию сельского хозяйства, являются банковская система Армении и условия кредитования сельского хозяйства. Если коммерция, строительство и другие сферы бизнеса кредитуются с 13-18-процентной годовой ставкой, то сельское хозяйство кредитуется с 24-30 процентами годовых (существуют множество непонятных посреднических платежей, которые наиболее успешно применяет «Кредит агриколь банк», что является темой отдельного разговора). Немного случаев, когда крестьянину удается погасить кредит. Наоборот, из года в год он все больше сгибается под тяжким долговым бременем.

Многие крестьянские хозяйства уже успели взять кредиты сразу от нескольких банков и кредитных организаций. Будучи не в силах погасить их, они всего лишь занимаются переоформлением, впадая в яму поглубже. Например, если крестьянин взял из «Кредит агриколь банка» кредит в размере 1000 долларов и в конце года должен погасить его, то обращается в другой банк или кредитную организацию, получает 1500 долларов, гасит кредит «Кредит агриколь банка» с процентами, а часть суммы использует для текущих расходов. Затем опять берет кредит из «Кредит агриколь банка». Каждый год необходимая для погашения кредита и процентов сумма возрастает, вследствие увеличивается кредитное бремя заемщика.

Уже в этом году многие крестьяне не смогут оплатить полученные кредиты, однако банки не столь склонны решать вопрос судебным порядком. Причина ясна: крестьяне для получения кредита заложили свои земли, и если банк отберет их, все равно не сможет продать, поскольку, как уже отметили, нет спроса на землю. Если на продажу будет выставлена заложенная в банках земля, то рынок окончательно развалится. Кроме того, лишенный земли крестьянин станет дополнительной обузой для государства. Вместо этого банки пытаются использовать другие механизмы давления, например, из-за нескольких десятков не вернувших кредиты крестьян отказываются кредитовать несколько сотен других потенциальных заемщиков, которые смогли откуда-то найти деньги и вернуть кредит. Но пока число недобросовестных заемщиков было небольшим, этот механизм давления срабатывал. Теперь же, когда кредитные обязательства не может выполнить еще большее число крестьян, давление на них становится практически бессмысленным и невозможным. Есть случаи, когда кредитные организации на несколько часов выдают деньги крестьянам, чтобы те заплатили за полученный кредит и оформили новый. Результатом становится то, что кредитное бремя крестьян увеличивается, а банки или кредитные организации переоформляют кредиты, на неопределенное время откладывая их крах.

Одной из причин нынешнего состояния сельского хозяйства является нехватка или полное отсутствие оборотных средств. Из года в год осенью и весной пашутся и сеются все меньше земель, дорожают дизельное топливо, семена, удобрения, ядохимикаты, вода. Один гектар земли обеспечивает все меньше дохода, чем крестьянин тратит на культивацию этой земли. Министр сельского хозяйства говорит, что Армения должна обеспечить большую часть своего спроса на пшеницу. Попытаемся приблизительно подсчитать, сколько стоит культивация одного гектара земли. Вспахать, выровнять и посеять один гектар земли, по самым минимальным расчетам, стоит 60 тысяч драмов. К этому прибавим 300 кг семян – 40 тысяч драмов (речь идет не об элитарных семенах, которые стоят в два-три раза дороже). Еще 20 тысяч стоит вакцинация, очистка от сорняков. За сбор пшеницы с одного гектара комбайнер потребует 30 тысяч драмов, еще 70 тысяч – оплата воды, плюс плата за землю. Для получения мало-мальски хорошего урожая пшеничное поле нужно удобрять как минимум один раз, а для этого потребуются 300 кг селитры (50 тысяч драмов). То есть, по минимальным расчетам, для обработки одного гектара пшеницы необходимо 300 тысяч драмов, который в лучшем случае может вернуть пять тонн пшеницы (450 тысяч драмов). Получается, что крестьянин, обрабатывая землю с октября по июль, должен рассчитывать на доход в размере 150 тысяч драмов, и это только в случае благоприятных погодных условий. А если вдруг будут засуха или наводнение, град или сильные ветры, то может вообще лишиться урожая и, соответственно, потраченных средств. Достаточно ли 150 тысяч драмов для покрытия расходов одного крестьянского хозяйства за весь год? А большинство крестьянских хозяйств Армении не имеют больше одного гектара земли. 

Могут сказать, что крестьянин вместо пшеницы может возделывать другие, более дорогие культуры. Однако они требуют больше расходов и усилий, к тому же более рискованны.

Однако причиной и первоисточником всех существующих в сельском хозяйстве проблем является осуществляемая государственная политика. Государственные мужи любят повторять, что сельское хозяйство – единственная отрасль экономики, не облагаемая налогом, хотя Армения, вступая во Всемирную торговую организацию (ВТО), обязалась с 2009г. ввести сельское хозяйство в налоговое поле. Однако в ВТО понимают, что после этого эта отрасль экономики попросту вымрет, и мир будет вынужден взять на пропитание несколько миллионов голодающих представителей древнейшей нации. А правительству Армении и тесно связанными с ним некоторым олигархам крестьянство нужно всего лишь как источник дохода, чтобы по неимоверно высоким ценам продавать им свои импортированные удобрения, семена, ядохимикаты и пр.

Хоть и министерство сельского хозяйства констатирует, что сельскохозяйственная продукция сократилась не по вине крестьян, а вследствие плохих погодных условий, установленные государством тарифы на воду повысились и в этом году. За орошение требуют платить даже у тех крестьян, которые не получили от земли никаких доходов. Например, у крестьянина есть один гектар абрикосового или персикового сада. Заморозки погубили урожай, и он не ожидает от земли никаких доходов. Однако для поддержания сада необходимо орошение, что обходится крестьянину в 100 тысяч драмов. Человек стоит перед выбором: либо отказаться от орошения и потерять сад навсегда, либо поливать, не имея понятия, как платить за воду.

Даже в России, где цены на дизельное топливо несравненно ниже, решением премьер-министра Владимира Путина крестьянским хозяйствам в этом году топливо продают по специальным скидкам. В Армении цены на топливо высокие, а во время осеннего и весеннего посева повышаются, обеспечивая сверхприбыль топливным монополистам. Большинство семян импортируется по довольно высоким ценам, однако не контролируется их качество. Зачастую семена бывают заражены различными заболеваниями, что приводит к дополнительным расходам или потере урожая вообще. Та же ситуация царит на рынке удобрения и ядохимикатов.

Если в XIX веке большинство крестьян имело своих волов и орало, то есть возможность пахать землю, то сегодня крестьянин лишен возможности иметь сельхозтехнику. Несмотря на то, что в рамках различных международных программ в Армению завезено несколько сотен тракторов, их количество незначительно, и основная часть земель обрабатывается в среднем 30-летними, оставшимися в наследство от советских времен тракторами, которые чаще портятся, чем работают. То же самое относится к сельскохозяйственным инструментам: ситуация здесь более чем плачевная. Правительство могло бы отказаться от ввозных пошлин на их импорт, тем самым способствуя модернизации сельского хозяйства, равно как и могло отказаться от налогообложения других видов товаров сельхозназначения. Но ответственный за сельское хозяйство в правительстве Армении Герасим Алавердян говорит, что не понимает, почему невозвращение крестьянином кредита считается из ряда вон выходящим явлением, тогда как в других сферах это является обычным делом. Это говорит о реальных представлениях правительства о сельском хозяйстве и существующих проблемах отрасли.

Правительство, в конце концов, будет вынуждено более серьезно заняться сельским хозяйством. Армянское крестьянство, безропотно выдерживающее любые сложности и испытания, вряд ли устроит бунт, но существующие в сфере проблемы все время увеличиваются, и в один прекрасный день доведут до той черты, когда уже станет невозможно закрывать на них глаза. А пока в Армении нет достаточной смелости говорить о реальных проблемах крестьянства, свободное падение сельского хозяйства будет продолжаться.

 

***

В Армении нет также современного животноводства, и эта отрасль также работает в духе XIX века: основная часть фермеров содержит несколько голов крупного рогатого скота, несколько свиней и несколько десятков кур. Это скорее натуральное хозяйство, нежели бизнес. В результате львиная доля мясомолочных продуктов в Армению импортируется. Импортируется в основном низкокачественная индийская говядина или буйволиное мясо, запрещенные во многих странах. Импортируется также свинина весьма сомнительного качества, что негативно влияет на местное производстве свинины. Единственная сфера – птицеводство, работающее с большой эффективностью и обеспечивающее весь спрос на яйца и большую часть спроса на птицу.

Мясопродукты производятся не из местного, а из импортированного мяса, в результате чего на армянском рынке есть два вида мясопродуктов – местный, предназначенный для широкого потребителя, и российский, предназначенный только для небольшой платежеспособной группы людей, поскольку эти мясопродукты в несколько раз дороже продукции местного производства.

Несколько армянских компаний, высокопоставленных чиновников и генералов создали сравнительно крупные свиноводческие комплексы, куда внедряются современные технологии, однако они не оказывают существенного влияния на общий фон. В прошлом году экспорт баранины и рост цен способствовали тому, что некоторые инвесторы появились также в этой сфере.

В Армении нет племенного животноводства, из-за чего из года в год сокращается как удойность, так и производство мяса. Последние несколько лет правительство импортирует из-за рубежа племенной скот, однако они достаются вышеупомянутым чиновникам и генералам, а малые животноводческие фермы продолжают довольствоваться скотиной с низкой производительностью.

В Армении почти отсутствует промышленное производство фуража, если не считать того, что мукомольни пакуют мешки пшеничными отрубями и продают их как фураж. Это влияет, в частности, на производство свинины. Когда крестьяне взращивают большое количество свиней, пшеничные отруби начинают дорожать, поскольку их производство ограничено. Дорожают до тех пор, пока крестьянин, занимающийся свиноводством, не осознает, что работает убыточно, и начинается массовый убой. Цены сразу падают до такой степени, что крестьяне несут огромные убытки. Поголовье свиней сокращается, образуется излишек отрубей, цены падают. И так по кругу: раз в три года этот цикл повторяется.

Для малых фермерских хозяйств, занимающихся животноводством, серьезной проблемой является заготовка молока. В России занимающиеся этим производством хозяйства субсидируются, в странах Евросоюза установлены цены на заготовку молока. В Армении молоко у крестьян заготавливается в среднем по цене 80-100 драмов за литр. Однако если летом эту цену можно считать удовлетворительной, поскольку не тратится средств на кормление животных, то зимой эта цена не покрывает даже себестоимости молока. Помимо того, заготавливающие организации зачастую задерживают выплаты либо вообще отказываются платить.

Как в случае с земледелием, так и в животноводстве для обеспечения прогресса нужны крупные инвестиции. Фермерские хозяйства нуждаются в долгосрочных кредитах с низкими процентными ставками для оборудования удовлетворяющих современным требованиям скотоферм и закупки качественного скота. Государство посредством соответствующих служб должно следить за тем, чтобы импортируемое мясо соответствовало санитарным нормам, для предотвращения ввоза дешевого и непригодного мяса. Однако известно, что государство вообще не намерено заниматься этими глобальными проблемами, и дела в этой сфере оставлены на произвол стихии.

 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Для осознания реальной ситуации в животноводстве Армении следует посетить лучшие животноводческие районы – Ташир, Амасию. Если сравнить европейские регионы (в Италии, Франции, Швейцарии), схожие с Таширом по природно-климатическим условиям, то там увидим благополучие, процветание населения, высокую производительность труда. А ситуация в Армении, можно сказать, плачевная: в селах Ташира царит беспросветная нищета, дороги и инфраструктуры напоминают средневековье. Однажды я оказался свидетелем случая, в который трудно поверить. Как-то в селе Катнарат что-то купил, расплатился купюрой в 20 тысяч драмов. Во всем селе не смогли разменять ее и вернуть сдачи. Не нашлось даже 10 тысяч драмов, и эти 20 тысяч разменять не смогли. Люди живут натуральным товарообменом: продают друг другу мясо и молочные продукты, расплачиваясь овощами или другими товарами.

Сложно понять, почему в тех же природно-климатических условиях швейцарцы могут достичь высокого жизненного уровня и жить по критериям XXI века, а армяне обречены на голод и нищету. Что же стало с созидающим и «выжимающим хлеб из камня» армянским народом? Почему сегодня обрабатывается лишь 60 процентов земель советского периода? Неужели это и есть созидание?

Вот вопрос, над которым должны думать уже мы все, общенародно. Правительство со своими министрами здесь бессильно ...

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am