Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Пресса: интересное за месяц

Пресса: интересное за месяц
Сентябрь 2010, N 8

ИНТЕРЕСНОЕ ЗА МЕСЯЦ

СТАНИСЛАВ ТАРАСОВ

САММИТ ГЛАВ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ СТРАН: ВМЕСТО ОСМАНИЗМА НОВЫЙ ВИЗАНТИЗМ

(Постоянный адрес материала - http://www.regnum.ru/news/1326720.html)

18.09.2010

В Стамбуле прошел десятый саммит тюркоязычных стран. Турецкие политики квалифицировали его как «поворотный», с чем можно согласиться. По его итогам лидеры Туркменистана, Турции, Азербайджана, Казахстана и Киргизии приняли решение о создании совместного Совета, «призванного способствовать более эффективному диалогу между странами». Генеральным секретарем Совета сотрудничества тюркоязычных стран (ССТС), который будет размещаться в Стамбуле, избран бывший посол Турции в России Халиль Акынджи. В этой связи президент Турции Абдулла Гюль отметил, что новая структура «сыграет важную роль в решении проблем, с которыми столкнулся тюркский мир, охватывающий обширную географическую территорию». «Наша сила в единстве», - декларировал в ответ президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Отметим, что такой результат достигнут только после многолетних попыток сколотить некое общетюркское геополитическое объединение. Как относиться к этому феномену, прежде всего, России, поскольку большинство аналитиков усматривают в так называемом «тюркском единстве» серьезную опасность? На первый взгляд, так оно и есть. Турция устами главы МИД Ахмета Давудоглу декларирует патронаж этого проекта со стороны стратегического союзника США. Тем более, что среди всех тюркских стран Турция - единственная страна-член НАТО, которая пытается вести самостоятельную политику на Ближнем и Среднем Востоке, Кавказе и в Центральной Азии. Вот почему, чтобы оценить смысл происходящего, необходимо предпринять небольшой исторический экскурс.

Почему-то считается, что проект «Великий Туран», появившийся в начале прошлого века, имеет турецкое происхождение. Это не так. Первой страной, которая доктринально стала разрабатывать проблемы пантюркизма, была Российская империя. Это относится к периоду начала русско-японской войны 1905-1907 годов. Тогда в донесении помощника начальника Вятского губернского жандармского управления в Петербург отмечалось: «После всеазиатского конгресса в Токио, на коем провозглашен лозунг «Азия для азиатов», младотурки тотчас же на своем конгрессе постановили, что Турция должна начать энергичную панисламистскую агитацию в странах, в которых живут мусульмане: а именно, в России, Персии, Индии, Египте. И не прежнюю культурно-просветительскую, а чисто боевую, призывающую все исповедующие ислам народы к объединению и сплочению под эгидой Турции для скорейшего ниспровержения ненавистного им ига христиан-европейцев. На этом младотурецком конгрессе было также поставлено устраивать ежегодные конгрессы в Константинополе с участием представителей от всех мусульманских стран для обсуждения вопросов всего мусульманства и образовать повсеместно отделы Комитета, в особенности, в России, Персии и Индии. Принимая во внимание, что мусульманская группа в России по численности занимает третье место после великороссов и малороссов, то ясно определяется опасность пропаганды панисламизма, который может сокрушить Россию». Ответные действия Петербурга шли в направлении расчленения панисламизма по этническому признаку. Заметим, что те же документы охранки свидетельствуют: не без участия Петербурга разрабатывались доктрины тюркизма, сыгравшие огромную роль в младотурецкой революции 1908 года (См.: Отчеты охранных отделений Тифлиса, Баку и агентурной разведки). Накануне Первой мировой войны в аналитических отчетах охранки и разведки констатировалась победа пантюркизма над панисламизмом, предполагался распад Османской империи, что впоследствии и произошло.

После свержения царизма в России и прихода к власти большевиков в 1917 году идеи пантюркизма были вновь востребованы. В Москве был создан Центральный Мусульманский Комиссариат. Наркомнац Иосиф Сталин, защищая принцип альянса коммунистической партии с революционными элементами тюркизма, полагал, что это позволит «распространить социализм с помощью тюркских националистов, осуществить концепцию колониальной революции». В ноябре 1918 года на первом съезде мусульманских коммунистов Сталин говорил: «Наша задача - это навести мосты между Востоком и Западом и сформировать единый революционный фронт... Для вас открыты врата Персии и Индии, Афганистана и Китая...». Но при этом Москва - как некогда царский Петербург - категорически выступала против идей панисламизма, культивируя взамен «революционный национализм». Так была сформирована тактика Коминтерна в Азии, которая была принята в сентябре 1920 года на съезде народов Востока в Баку. Кстати, на этой базе формировался альянс Ленин - Ататюрк. Большевики рассчитывали на плечах пантюркизма вырваться на просторы бывшей Османской империи и образовать огромную «тюркскую советскую федерацию». В 1923 году, когда было объявлено о создании современной Турецкой республики, ее основателю Мустафе Кемалю стоило немалых трудов избавиться от «объятий большевистского пантюркизма» и провозгласить доктрину «государственного тюркизма». Это спасло Турцию как государство. В ответ большевики среди «своих» тюркских народов стали внедрять идеи их автохтонного происхождения, чтобы избежать «эффекта бумеранга». В Баку, например, была разработана доктрина об автохтонном происхождении азербайджанского этноса, истоки которого связывались с древними кавказскими албанцами, стала разрабатываться специальная грамматика азербайджанского языка. Аналогичные процессы шли и в других тюркских советских республиках. Такая ситуация сохранялась вплоть до развала СССР в 1991 году, когда определенные политические круги в Турции почувствовали появление исторического шанса занять пустующую нишу « старшего брата» в стане тюркских республик. В 1992 году президентом Турции Тургутом Озалом был выдвинут тезис: «Тюркский мир станет доминирующим фактором на евразийском пространстве от Балкан до Китайской стены». Но наибольшую активность на этом направлении предприняли президент Азербайджана Гейдар Алиев и президент Турции Сулейман Демирель. Они приняли на вооружение тезис «одна нация - два государства». Проблема заключалась только в том, что турецкие историки кемалистского направления признавали факт пришлости турок на территорию Малой Азии, а Азербайджан до сих пор придерживается сталинского принципа автохтонности происхождения своего этноса. Кстати, идея двух государств и «одной нации» объективно укрепляет позиции армянской стороны в спорах по урегулированию карабахской проблемы.

Поэтому, чтобы вписаться в разработанный Гейдаром Алиевым геополитический ареал, анатолийским туркам необходимо заново переписать свою национальную историю, что невозможно сделать без осложнения отношений с Европой. С другой стороны, давление Баку на Анкару по этому направлению заметно ослабило консолидацию общества внутри самой Турции. Поэтому вместо функции «старшего брата» в новоявленном «тюркском мире» Анкаре была навязана функция выступать в роли проводника интересов бывших советских тюркских республик в большой политике. Потребительское к себе отношение Турция почувствовала и тогда, когда от нее стали требовать значительные финансовые инвестиции. Так, известный турецкий профессор Бахри Йылмаз в своем прогнозе в отношении развития ситуации вокруг заявленных планов экспансии на постсоветском пространстве писал: «В долгосрочной перспективе экономические выгоды, которые могут принести нам реформаторские движения в тюркских республиках, за исключением нефтегазопроводов, очень ограничены». В итоге Анкаре так и не удалось удержать бывшие советские тюркские государства в сфере своего экономического и политического влияния. Но взамен она получила все тот же «эффект бумеранга»: на турецком политическом поле стали заявлять о себе новые сильные игроки со своими экономическими, политическими, региональными и геополитическими интересами.

Более того, у них - неожиданно для правящего класса Турции - обозначился шанс занять в этой стране заметные политические позиции в силу ресурсной ограниченности самой Турции, ее неспособности осуществить проект создания собственной зоны ответственности «От Балканского полуострова до Великой китайской стены». Вот почему сейчас многие эксперты усматривают вероятность того, что игра в «тюркское единство» закончится не только провалом так называемого османского проекта, но и реанимацией проекта византийского типа. К тому же в настоящее время у власти в Турции находятся так называемые модернисты, которые меняют доктрину тюркизма на исламизм, берут курс в сторону Ближнего Востока и мусульманского сообщества. Это тогда, когда тюркские страны бывшего СССР имеют на вооружении собственные националистические идеи, собственное представление о предназначении своих народов в бассейне Каспийского моря и Средней Азии. Таким образом, в новых условиях повторяется уже известный исторический феномен: в Турцию извне с постсоветского пространства вновь вносится государственный тюркизм взамен исламизма. Происходит это в ситуации - как ранее уже бывало в истории - когда в регионе идет процесс геополитических трансформаций, связанных с выводом американских войск из Ирака и предстоящим уходом Запада из Афганистана.

Вот почему Анкара не спешила создавать какие-либо общетюркские структуры, и инициативы на этом направлении исходили, как правило, из Казахстана или из Азербайджана. Не случайно она одновременно выстраивала геополитический противовес в варианте расширения стратегического партнерства с Россией, предлагая хрупкую конструкцию типа «славяно-тюркского супер-этноса». То есть Анкара создавала такую комбинацию, чтобы при необходимости превратить бывшие советские тюркские республики в своеобразных геополитических заложников как Турции, так и России. Кстати, подобный ход событий создает реальные предпосылки для России в своих интересах разыграть многоходовую «тюркскую партию». Все теперь зависит от желания и мастерства дипломатов.

 

ВЛАДИМИР СОКОР

ПУТИН НЕ СПОСОБЕН ДОСТОЙНО ПРИНЯТЬ ПОРАЖЕНИЕ ПО NABUCCO

(Постоянный адрес материала - http://www.atimes.com/atimes/Central_Asia/LI17Ag01.html)

17.09.2010

России, похоже, не удалось пролоббировать в Европе свой трубопровод «Южный поток» и одержать верх над конкурирующим с ним проектом Nabucco, который должен будет доставлять газ из Азербайджана на европейские рынки через Турцию. В итоге сейчас Москва отчаянно отрицает наличие в районе Каспийского бассейна необходимых для Nabucco объемов доступного газа.

Премьер-министр Владимир Путин сформулировал этот официальный курс на недавнем ежегодном заседании российского экспертного клуба «Валдай». Он заявил, что у проекта Nabucco нет гарантий поставки (а «Россия туда поставлять ничего не будет»), что Nabucco не может полностью рассчитывать на Азербайджан, так как последний заключил контракт на поставки газа российской газовой компании «Газпром», и что спор о морских границах на Каспии помешает транспортировать туркменский газ через Азербайджан в Европу. Желчный тон премьер-министра и само содержание его заявлений указывали на то, что надежды выиграть у него почти не осталось.

Азербайджан играет в проекте Nabucco ключевую роль. Россия сейчас стремится максимально увеличить импорт азербайджанского газа, чтобы для Nabucco его оставалось как можно меньше. В ходе последнего визита президента Дмитрия Медведева в эту страну Газпром подписал договор о покупке у Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР) 2 миллиардов кубометров газа в 2011 году (в 2009 году речь шла о 500 миллионах кубометров, а в 2010г. о миллиарде кубометров).

Более того, соглашение не устанавливает никаких ограничений по объему на ежегодные поставки газа из Азербайджана в Россию. К тому же, во время того же визита Медведева, глава Газпрома Алексей Миллер дал понять, что российская компания готова приобрести долю во второй стадии разработки шельфового месторождения Шах-Дениз, которое должно стать основным источником газа для первой фазы проекта Nabucco.

Тем не менее, в итоге подрывная деятельность Газпрома ни к чему не приведет. Его соглашения о покупке газа у Азербайджана действуют ровно год. Соответственно, когда трубопровод Nabucco вступит в строй, Азербайджан сможет перенаправить экспорт с российского направления на западное, выбрав более выгодные цены и условия транспортировки. Что же касается Шах-Дениза, то в настоящий момент у России нет никаких рычагов, с помощью которых она могла бы заставить работающий с месторождением консорциум принять Газпром в число участников второй стадии разработки.

В этот консорциум входят следующие компании: BP и норвежская Statoil, которым принадлежат по 25,5 процента акций, азербайджанская ГНКАР, российский ЛУКойл, французская Total и Национальная иранская нефтяная компания – с 10 процентами каждая, и турецкая Turkish Petroleum с 9 процентами. Соотношение голосов исключает даже малейшую возможность того, что управляющий комитет по своей воле примет Газпром в консорциум.

Вторая стадия с 2016 года должна, как ожидается, поставлять каждый год по 16 миллиардов кубометров. Объем инвестиций на всем протяжении проекта должен составить 20 миллиардов долларов, соответственно инвестиционное решение должно быть принято к 2011 году. Эти условия были сформулированы до того, как три крупных финансовых учреждения заявили о своей готовности финансировать проект Nabucco, что в свою очередь должно стимулировать консорциум Шах-Дениза принять долгожданное инвестиционное решение.

Коммерческий оператор месторождения Statoil недавно пригласил  потенциальных клиентов принять участие в переговорах о поставках газа из второй стадии Шах-Дениза. Приглашение адресовано консорциумам и компаниям, участвующим в трех проектах: Nabucco, газопровода «Турция-Греция-Италия» (ITGI) и Трансадриатического газопровода (в число акционеров которого входит и сама Statoil, и который проходит через те же три страны, что и ITGI).

Консорциум Nabucco ожидает получить для первой фазы проекта от восьми до десяти миллиардов кубометров азербайджанского газа. Азербайджан рассчитывает, что большую часть этих объемов обеспечит вторая стадия Шах-Дениза, а ко второй фазе Nabucco подоспеет туркменский газ.

Эти планы могут сорваться, если газ, добываемый на Шах-Денизе, будет делиться между несколькими трубопроводами. Из трех рассматриваемых газопроводов только Nabucco со своей пропускной способностью в 31 миллиард кубометров и ориентацией на Центральную Европу имеет стратегическое значение – как сам по себе, так и как важнейшая часть европейского проекта Южного газового коридора. ITGI и Трансадриатический газопровод, также входящие в этот проект, намного меньше по пропускной способности и идут на юг Европы – в Италию. Безусловно, для причастных к ним компаний они интересны с деловой точки зрения, но без работающего на полную мощность Nabucco они не смогут сыграть важную роль в деле диверсификации поставок в Европу.

Все эти потенциальные компоненты Южного коридора (который также должен включать в себя проект трубопровода «Белый поток», предназначенного для транспортировки каспийского газа в Румынию и на Украину) необходимы для того, чтобы максимально увеличить поставки газа из Центральной Азии в Европу, что должно стимулировать инвестиции в разработку газовых месторождений. Однако они станут неэффективными или даже просто лишними, если в итоге начнут конкурировать друг с другом за ограниченные объемы азербайджанского газа. Выбор, сделанный финансовыми учреждениями, решившими поддержать Nabucco, свидетельствует о том, что финансисты также осознают стратегическое значение этого проекта.

Невзирая на последние заявления Путина, Туркмения понемногу ищет транспортное решение, позволяющее поставлять через Азербайджан газ для Nabucco. Ничто всерьез не указывает на то, что Ашхабад позволит разногласиям из-за границы помешать строительству перемычки через Каспий. Напротив, в этом году он уже начал строить через территорию Туркмении трубопровод «Восток-Запад», идущий от газовых месторождений на востоке страны к каспийскому побережью. Этот проект трубопровода, пропускная способность которого с 2015 года должна составить 30 миллиардов кубометров, свидетельствует о том, что Туркмения планирует продавать соответствующие объемы газа на своей западной границе (вдобавок к газу из шельфовых месторождений), когда будет готов трубопровод через Каспийское море.

Это не только позволит Nabucco работать на полную мощность, но и поможет воплотить в жизнь европейский проект Южного коридора. С другой стороны, если Европа не сможет воспользоваться этой возможностью, Ашхабаду придется отказаться от проекта «Восток-Запад» и перенаправить эти объемы России (через идущий на север по берегу Каспия трубопровод, который Россия предлагает расширить) или другим неевропейским странам.

Германская RWE, венгерская MOL и австрийская OMV – акционеры Nabucco – рассчитывают также получать газ из иракского Курдистана. В прошлом году MOL и OMV приобрели каждая по 10 процентов акций консорциума Pearl Petroleum, разрабатывающего газовые месторождения в этом регионе Ирака. Ключевую роль в консорциуме играет частная компания Dana Gas со штаб-квартирой в Шардже.

В прошлом месяце RWE подписала с властями региона соглашение о разработке газовых месторождений и создании транспортной инфраструктуры. Это может подготовить почву для поставок газа из курдских областей в Европу через Турцию и трубопровод Nabucco – во всяком случае, RWE рассчитывает заключить соглашение о таких поставках. Иракская центральная власть в Багдаде, правда, выдвигает возражения юридического и бюджетного характера. Со своей стороны, курдские власти обещают поделиться прибылями с центром, согласно национальному и региональному законодательству.

Хотя объемы, сроки и иные условия поставок газа из этой части Ирака пока точно не определены, похоже, что Курдистан может внести значительный вклад в проект Nabucco. В прошлом месяце консорциум принял решение приступить к строительству в Турции двух вспомогательных веток – одной от грузинской границы и одной от иракской, для поставок газа из Каспийского бассейна и из Иракского Курдистана соответственно. Таким образом, перспективы проекта теперь приняли более определенную форму – как с точки зрения обеспеченности газом, так и с финансовой точки зрения.

 

Владимир Сокор – старший научный сотрудник и бывший старший аналитик Jamestown Foundation. Ранее занимал должность старшего исследователя-аналитика в мюнхенской штаб-квартире «Радио Свободная Европа/Радио Свобода». Специалист по бывшим республикам СССР, Содружеству Независимых Государств и межэтническим конфликтам.

 

ВИКТОР ШАЦКИХ

МЕСЯЦ В МИНСКЕ

ЧТО ИМЕЕМ, НЕ ХРАНИМ.

(Постоянный адрес материала - http://www.apn.ru/publications/article23143.htm)

09.09.2010

Еще до пожаров я запланировал уехать на несколько недель из Москвы, чтобы, не отвлекаясь на другие дела, закончить работу над книгой. Проверенный временем способ. Подумал, куда в этот раз отправиться, выбрал Минск. Давно хотел познакомиться с белорусской столицей поближе. Нашел через местный риэлтерский сайт однокомнатную квартиру в тихом центре с интернетом, созвонился с хозяйкой, купил билет на самолет (шесть тысяч рублей в два конца), прилетел.

Квартира оказалась преотличной. Хозяйка, пенсионерка Нина Ивановна, сдержанно удивилась, что московский гость не подвел и действительно приехал заселяться. Для россиян, по ее словам, обычное дело договариваться сразу с тремя хозяевами. А предоплату тут брать не принято.

В общем, взял я у Нины Ивановны ключи, стал жить-поживать в Минске.

И вот закончилась четвертая неделя. Завтра домой. Работалось мне хорошо, книгу дописал. При этом я не сидел затворником. Хватало времени вечерами гулять и кататься на велосипеде по берегам Свислочи; по утрам я ходил в бассейн, по выходным в баню. Развиртуализировался с несколькими минскими френдами. Свел несколько новых знакомств. Много общался с незнакомыми людьми. Покупал продукты в ближнем универсаме, обедал в соседнем кафе, не спеша походил по главным минским магазинам и по Комаровскому рынку.

У меня было время смотреть белорусские передачи по ТВ и читать газеты. Сравнивать здешнюю статистику, без того неплохо мне известную, с российской, известной еще лучше.

Даже на митинге оппозиции побывал.

Главным ощущением первой недели был тихий восторг. Минск город чистый, зеленый, приветливый, безопасный. Какой-то весь соразмерный и легкий, без чудовищных, как варикоз, московских пробок и запрессованного в часы пик метро. А здешние цены после Москвы - просто музыка.

Я уже писал в своем журнале http://v-miron.livejournal.com, что в Минске совсем нет кавказцев и гостей из Азии; даже строители, дворники и водители маршруток все блондины или шатены. Никто не танцует на площади лезгинку и не бибикает длинноногим местным девушкам из-за руля шахид-такси. Некому танцевать и бибикать.

Дело отчасти в том, что у белорусов нет своей Чечни и Дагестана, не повезло людям, но где азербайджанцы? Где узбеки и таджики? Мне объяснили, что их здесь нет, во-первых, потому, что Белоруссия старается обходиться на стройках, в домоуправлениях и вообще повсюду - своими силами. Дает работу в столице не гостям с Востока, а блондинам из провинции. На Комаровском рынке за прилавками много настоящих крестьян и крестьянок, а не восточных перекупщиков. Кроме того, в стране соблюдается паспортно-визовый режим. Без автоматчиков на улицах и вообще без суеты. Просто белорусский гаишник или участковый милиционер не решает с гордыми джигитами вопросы за деньги; а если ему пригрозят, намекнут на связи, то приедет наряд и гости мухами вылетят из страны. Наглые джигиты повылетали из Белоруссии еще в 90-е и больше не возвращаются. Остались только вменяемые и покладистые. К шовинизму и фашизму это не имеет никакого отношения. Министр по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь этнический азербайджанец. Говорят, справляется намного лучше Шойгу. Хотя, почему «говорят»? Пожары все показали.

Вообще, главное отличие белорусских успехов от российских - невиртуальность. Наши достижения почти все остаются в телевизоре или в главном городе страны; в ста пятидесяти километрах от блистающей столицы начинается полная, как бы это помягче сказать – неупорядоченность. А теперь представьте, что в Белоруссии это не так. Российских путешественников срубают наповал гладкие проселочные дороги в самой дальней белорусской глубинке, дома с газовым отоплением, сплошь распаханные поля и работающие фермы. У нас, если хорошо поискать, такие чудеса тоже кое-где отыщутся; у них, наоборот, надо искать сельское бездорожье и провалившиеся крыши коровников.

Это одно из самых непривычных обстоятельств: в Белоруссии нет диких контрастов между столичной жизнью и деревенской. Контрасты есть, но они домашние. Почти для всех минчан, с кем я на эту тему разговаривал, сельские белорусы как бы старшие родственники; а для селян городские – взрослые умные дети, получившие образование и набравшиеся хороших манер. Внутри этакой семейной идиллии тоже бывает всякое; однако столичная кокаиновая молодежь, талантливо сочиняющая про деревенские вонючие портянки и сопли и понимающая, что она, доведись, огребет за это от страны не просто по сусалам - российская и казахстанская беда, а не белорусская и немецкая.

Не слишком сложно я данную мысль завернул?

Автором еще ничего не сказано о белорусских достижениях в экономике. Уровень менеджерских и технологических решений команды Лукашенко и в 90-е, и сейчас вызывает тихий восторг не только у журналиста, но и у самых разных российских начальников, побывавших на белорусских заводах и фермах. Некоторые адреса, явки и пароли у меня есть. Спрашивайте – расскажу подробно.

Есть еще такая тема, как белорусские товары, которые московская торговля с аншлагом продает по 2500-6000 рублей (обувь, костюмы, куртки), а в Белоруссии они стоят 1000-2500 рублей. По таким ценам (я даю в пересчете на российские деньги) все это можно купить в минском ЦУМе, не самом дешевом столичном магазине. Я нашел там за две четыреста свою курточку, купленную дома прошлой осенью за пять с чем-то. Кто тут халявщик, кто партнер?

Ничего пока не сказал автор о льготных ипотечных кредитах под один процент, которые дают жителям белорусской провинции; о такой же однопроцентной безработице в стране; о нормальной, а не живодерской армии, куда белорусы идут служить охотно (это чистая правда и хорошая тема для статьи в «Советской России» или в «Завтра» – дарю); о льготных путевках в санатории; о доступности и массовости белорусского спорта и много, много еще о чем.

В общем, здесь в 90-е годы построили социализм с человеческим лицом, тот самый, что в 1986 году обещал всему СССР М. Горбачев. А теперь без шума и пыли, хотя и не без проблем, белорусы перестраиваются в капитализм – тоже с человеческим лицом.

С таким выводом я в Белоруссию приехал, с ним и уезжаю обратно.

Чего ж тогда, спросит читатель, у автора начало было минорное? Для занимательности? И успехи Белоруссии он перечислил как-то скороговоркой.

Это оттого, что, примерно со второй недели, продолжая напитываться новыми впечатлениями, я все чаще зависал над вопросом: почему же минчане так Лукашенко не любят?

Конечно, никакой репрезентативной выборки у меня нет. С белорусами из деревень и маленьких городов я в этот приезд почти не общался; в основном беседы велись со столичными жителями. И почти все они: компьютерщик, настраивавший мне вай-фай; сын московского приятеля, хозяин небольшого цветочного бизнеса; случайный прохожий, подсказавший дорогу, слово за слово разговорившийся и минут сорок избавлявший меня от иллюзий (по его выражению); мужики в бане на Сухаревской (в Минске это не площадь, а улица), с которыми за четыре моих субботних похода сложилось вполне себе знакомство, – все эти люди, во-первых, нисколько не опасались высказываться. Во-вторых, они с разной степенью полемического задора говорили, что власть в одних руках так долго - не есть хорошо. Не только в абстрактно-демократическом смысле, но и для решения конкретных административных задач.

А некоторые, разогревшись, начинали повесть о семейной торговле каким-то оружием и снова возвращались к тому, что вот же наивные россияне, вечно стараются отыскать себе кумира.

Ребята, отвечал я белорусским вольнодумцам, давайте я вам подробно расскажу о нашем сельском хозяйстве. Хотите? О российских и белорусских градообразующих предприятиях в глубинке. Про наши и ваши сельские дороги. Про нашу и вашу коррупцию. В Белоруссии она трогательная, как домашняя белая крыска, а наша - тиранозавр. Вы ничего этого не знаете?

Ответ чаще всего был такой: почему мы должны сравнивать себя с Россией? Почему не с Польшей и Литвой? И опять про какое-то оружие.

Минский политолог Юрий Шевцов - самый известный для москвичей специалист по Белоруссии. Для Европы, пожалуй, тоже самый известный. Шевцов часто дает комментарии по российско-белорусским отношениям на Би-Би-Си и на радио «Свобода». Сейчас как раз есть, что комментировать. Мы с Юрием были знакомы только через интернет; приехав в Минск, я написал Шевцову, предложил пообщаться, он охотно отозвался, и в тот же вечер мы погуляли по городу, посидели в кафе на берегу Свислочи и хорошо поговорили.

Юрий Шевцов автор интересной глубокой книги «Беларусь. Объединенная нация». Очень рекомендую, она есть в сети. Это чтение хорошо продвигает в понимании белорусского национального характера, истоков и особенностей «белорусского пути».

Так вот, что касается отношения к Лукашенко. Шевцов говорит, что этот человек очень много сделал для страны и продолжает делать. Альтернативы ему на сегодня нет; тем более, что на Лукашенко держится вся система, на его авторитет завязаны международные контракты и надежды на инвестиции. Но что усталость от Батькиного многолетнего правления имеет место, Юрий спорить не стал.

Я спросил: значит, на честных выборах Лукашенко проиграет? И Шевцов снова повторил в ответ: достойных фигур в белорусской оппозиции нет, серьезной альтернативной программы тоже не существует.

В общем, подумал я после всех этих разговоров, поразмыслил, так прикинул, эдак - и не стал писать полноформатный очерк о счастливой белорусской жизни. Чего-то я здесь не понимаю.

Или это молодые и средних лет городские белорусы чего-то не понимают? Может, у них просто скопилась от хорошей жизни демократическая дурь, как скопилась у нас, тоже молодых и горячих, к середине 1980-х годов?

Страна СССР тогда была богатая и сильная; начальство, по сравнению с нынешним российским, было гораздо более толковым и в сто раз менее вороватым. Колхозные нивы колосились; стада тучнели (автор в те годы уже заведовал сельхозотделом в одной немаленькой газете, поэтому может вполне авторитетно заявить: они таки действительно колосились и тучнели); заводы-фабрики работали, жилья и дорог строилось все больше. По всем этим позициям Россия за 20 лет никак не восстановит уровень РСФСР 1990 года. Белоруссия, в скобках замечу, свой давно восстановила и превзошла.

Конечно, в СССР было над чем работать. Многое надо было выправлять и улучшать; например, кроме прибыльных колхозов были и убыточные. Чтобы поддержать миллионы крестьян, государство досыпало колхозам денег из бюджета – безобразие! Зато теперь на эти деньги российские миллиардеры покупают себе яхты и острова в океане. Совсем другое дело.

Большую страну, начавшую «реформы» без плана и ясной цели, доверившую руль болтунам, унесло в первобытный дикий капитализм. И никак обратно не выносит. За двадцать лет так и не насытился зверь, не помягчал, все жрет в три горла. Если не верите автору, то просто выключите Медведева в телевизоре и сходите посмотреть на цены в соседней овощной палатке.

И вот я думаю… Хотя, может, Белоруссия это уже совсем другая страна? И наши уроки с «перестройкой» тут неуместны? Может, те минчане, которые против Лукашенко, верно говорят: соседи, Польша и Литва, обходятся без авторитарного правления; там и без Батьки полиция похожа на полицию, а не на бандитскую шайку, армия похожа на армию, и даже строители дорог почти не воруют.

Спорить глубже кто прав – я со своим зрелым опытом, или они, все такие европейцы, - довольно бессмысленное занятие. Тут только практика может быть критерием истины. Вот изберут себе белорусы другого президента, и все у них будет идти так же ровно, как сейчас, даже еще лучше. Мелкий бизнес перестанут угнетать. А то вон едет известный санкт-петербургский философ Тарас Бурмистров с семьей через Беларусь на поезде; и ни пирожка тебе купить, ни лимонаду. А на российских и украинских станциях - пожалуйста. Тарас недавно об этом писал.

А может, полетит у славянских братьев все кверху тормашками без Батьки, как полетело у нас в России в начале 90-х – и летело, летело. Летело. С бандюками, залоговыми аукционами, и в конце приходом Путина-собирателя земель.

Нам, людям, этого знать не дано. А кто скажет, что он знает – не верьте.

 

АРТАШЕС ГЕГАМЯН

ПРОТОКОЛ N5: БЕЗОПАСНОСТЬ АРМЕНИИ ПРОТИВ ПРЕДАТЕЛЬСТВА НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ

(Постоянный адрес материала - http://www.regnum.ru/news/1320721.html)

01.09.2010

Можно без преувеличения сказать, что в минувшие две недели в центре внимания СМИ Армении были дискуссии в связи с состоявшимся 19-20-го августа государственным визитом Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева в Республику Армения. Итогом Государственного визита президента РФ в Армению стал пакет из пяти документов: о сотрудничестве в строительстве нового энергоблока на Армянской АЭС, о взаимном учреждении торговых представительств, о реадмиссии, а также меморандум, по которому Федеральная служба РФ по военно-техническому сотрудничеству откроет в Армении совместные предприятия и центры по ремонту и техобслуживанию вооружения и военной техники. Однако, кульминацией государственного визита стала двусторонняя договоренность, в соответствии с которой срок пребывания российской военной базы в Армении продлен на 49 лет (действующий договор был подписан в марте 1995 года сроком на 25 лет, ратифицирован в 1997г.).

Особенно острые дискуссии развернулись именно вокруг Протокола N5 между Российской Федерацией и Республикой Армения, подписанного министрами обороны двух стран - Анатолием Сердюковым и Сейраном Оганяном, в котором, кроме упомянутого продления срока пребывания российской военной базы на территории Армении, была принята новая редакция статьи 3 действующего договора, где было указано, что «Российская база в период ее пребывания на территории Республики Армения, кроме осуществления функции по защите интересов Российской Федерации, обеспечивает совместно с вооруженными силами Республики Армения безопасность Республики Армения».

Откровенные противники российско-армянского стратегического партнерства усмотрели в этом документе опасность, якобы грозящую Армении потерей суверенитета, обвинили руководство республики в «предательстве национальных интересов», «потере независимости», «потакании имперским амбициям России в ущерб национальных интересов» и прочих смертных грехах. Сторонники же всестороннего развития отношений между Россией и Арменией, в основном, старались в деликатной форме объяснить, что это не совсем так. После ознакомления с многочисленными публикациями складывалось двоякое ощущение: с одной стороны, осознавая реалии современного международного расклада сил в нашем регионе, трудно переоценить значение и итоги государственного визита Президента России в Армению с точки зрения обеспечения реальных гарантий безопасности нашей республики на ближайшее полстолетие; с другой стороны, в ходе развернувшихся вокруг этого дебатов отдельные представители официального Еревана стали почему-то еще и оправдываться за подписание этих соглашений.

Такое неприемлемое, искусственно и искусно навязанное нашему обществу извне извращенное толкование достигнутых между нашими странами договоренностей породило ощущение двойственности сложившейся ситуации и стало побудительным мотивом для того, чтобы непредвзято проанализировать значение подписанных в ходе государственного визита документов. Но прежде чем это сделать, будет уместно вкратце остановиться на положении, складывающемся в последнее время в регионе Южного Кавказа.

Итак, спустя четыре месяца после августовской войны 2008 г. между Грузией и Южной Осетией, 9 января 2009 года в Вашингтоне госсекретарь США Кондолиза Райс и глава МИД Грузии Григол Вашадзе подписали «Хартию о стратегическом партнерстве США - Грузия». Следует отметить, что, в частности, во второй части этой Хартии записано: «Признавая то, что миру и стабильности в мире угрожает опасность, принимая во внимание обязательство, вытекающее из соглашения 12-го августа (2008 года - А.Г.) о прекращении огня между Грузией и Россией, Соединенные Штаты Америки и Грузия планируют расширить рамки программ сотрудничества в сферах обороны и безопасности, с целью устранения этих угроз и содействия миру и стабильности. Сотрудничество и партнерство между Соединенными Штатами Америки и Грузией в сферах обороны и безопасности полезно как для обоих государств, так и для региона». Примечательно, что после подписания документа в заявлении для прессы Кондолиза Райс подчеркнула, что США поддерживали и всегда будут поддерживать суверенитет и территориальную целостность Грузии, а также «ее стремление к евроатлантической интеграции», а министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе, в свою очередь, отметил, что содержание документа обсуждалось и с администрацией избранного президента США Барака Обамы. Таким образом, США в соответствии с этим документом обязуются обеспечивать безопасность соседней Грузии.

Вспомним также, что в рамках официального визита президента Турции Абдуллы Гюля в Азербайджан 16 августа 2010 г. в Баку президенты Азербайджана и Турции подписали Договор о стратегическом партнерстве и взаимной помощи между Азербайджаном и Турцией. В соответствии с этим договором Турция берет на себя обязательство быть гарантом безопасности и территориальной целостности Азербайджана. Напомним, что еще весной 1999 года между Турцией и Азербайджаном был подписан принципиальный договор о стратегическом сотрудничестве, который содержал в себе два существенных момента. Первый: Азербайджан не может без согласия Турции принимать решения о начале военных действий, и второй: Турция гарантирует безопасность Азербайджана в случае любой агрессии против него, оказывая военную и политическую помощь. В этой связи вспомним также, что на протяжении всего периода военной фазы Нагорно-Карабахского конфликта в 1992-1994 гг. Турция неприкрыто помогала Азербайджану как военной техникой, так и многочисленными военными инструкторами и советниками. Так, 17.01.1999 г. влиятельная турецкая газета Hurriet приводила конкретное число высокопоставленных турецких военных в Азербайджане, которых согласно этой публикации было 256. Впечатляет также диалог между тогдашним президентом Турции Сулейманом Демирелем и лидером крымско-татарского движения Мустафой Джемилевым (Джемилоглу), состоявшийся в мае 1994 г. во время официального визита турецкого президента на Украину. Демирель тогда, в частности, сказал: «Азербайджанцы тоже должны слагать свою героическую эпопею. Мы в Азербайджане сделали все, что возможно. Есть мероприятия, о которых я не могу говорить, но мы не можем позволить столкновения Христианства и Ислама в Азербайджане. Я не авантюрист и не позволю своей стране ввязаться в авантюру. Это было бы на руку тем силам, которые требовали вмешаться, но я отвечал им - если пойдем, то столкнемся с Россией». В этой связи нелишне отметить и то, что для вербовки турецких и иностранных специалистов для участия в боевых действиях на азербайджанской стороне в Нагорно-Карабахском конфликте была использована территория самопровозглашенной Турецкой Республики Северного Кипра. Именно с Северного Кипра британские и турецкие наемники перебрасывались в Азербайджан.

Да, я не оговорился, британские и турецкие наемники, о чем в свое время со всей убедительностью было заявлено баронессой Кэролайн Кокс, вице-спикером Палаты лордов Великобритании. Она в своем письме, направленном влиятельной английской газете The Independent (письмо было напечатано в номере от 24 января 1994 г.), приводит отрывок своего разговора с высокопоставленным чиновником британского МИД, который на запрос баронессы о наличии британских наемников в Нагорном Карабахе ответил, что «ни одна страна не интересуется судьбой другой страны, каждая имеет лишь интересы. Мы имеем нефтяные интересы в Азербайджане». Вице-спикер Палаты лордов завершила свое письмо в редакцию газеты The Independent словами: «Мне никогда не было так стыдно быть британцем». Баронесса К. Кокс в своем письме в редакцию газеты также указывала: «Если так будет продолжаться, мне будет стыдно, когда мои внуки и правнуки узнают, что наше государство предпочло торговые интересы правам человека и способствовало уничтожению армян на их исторической родине - в Нагорном Карабахе».

Наряду с этим отметим, что сразу после встречи президентов России, Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге 20 июля президент Азербайджана Ильхам Алиев, казалось, движимый наивным желанием досадить российскому руководству, прибыл с рабочим визитом в Грузию, в Батуми. После переговоров, проведенных с И.Алиевым, президент Грузии М.Саакашвили заявил: «Мы говорили о том, чтобы создать постоянно действующую группу, которая будет работать над транспортным коридором из Средней Азии и Северного Китая через Грузию и Азербайджан», то есть речь шла о новом транзитном коридоре в нашем регионе, который - так же, как и железнодорожная магистраль Баку-Ахалкалаки-Карс, - будет проложена в обход Армении. Более того, в ходе этой встречи президент Саакашвили, характеризуя сложившиеся между Азербайджаном и Грузией взаимоотношения, заявил о необходимости создания конфедеративных отношений с Азербайджаном, поскольку, согласно президенту Грузии, «грузино-азербайджанские связи переросли из стратегических в нечто большее». Спустя несколько дней М.Саакашвили повторил свое заявление на заседании правительства Грузии, а затем заместитель министра иностранных дел этой страны Нино Каландадзе сообщила журналистам о том, что «технически Грузия уже дала согласие на создание конфедерации с Азербайджаном».

Не излишне будет упомянуть и о том, что Азербайджан, кроме упрочения стратегических партнерских отношений со своими ближайшими соседями -Турцией и Грузией, налаживает тесное военно-техническое сотрудничество с Израилем. Так, спустя два месяца после официального визита президента Израиля Шимона Переса в Азербайджан, состоявшегося 28-29-го июня 2009 года, израильская оборонная компания Elbit Systems открыла представительство в Азербайджане. В дальнейшем министерство оборонной промышленности Азербайджана, подписав соглашение с кампанией Aeronautics, являющейся мировым лидером в сфере производства беспилотных летательных аппаратов, начала осуществление совместного проекта в области их производства. Отметим также, что созданный этой компанией спутник Tec SAR (об использовании которого была достигнута договоренность) оснащен радаром с синтезированной аппаратурой, позволяющей получать снимки поверхности Земли с высоким разрешением вне зависимости от погодных условий. Это, по мнению азербайджанских военных экспертов, - незаменимая система для ведения военных действий в горной местности, особенно, если учитывать ландшафт Нагорного Карабаха. Еще один совместный проект, который обсуждался израильскими и азербайджанскими оборонщиками, - производство особой модификации израильской БМП. Уже не приходится говорить о подписании ряда контрактов на поставки Азербайджану израильской техники и вооружений на общую сумму в несколько сотен миллионов долларов.

Представляется очень существенным необходимость коротко остановиться на американо-азербайджанских отношениях. Их уровень наиболее емко был охарактеризован на конференции «Отношения между Азербайджаном, Турцией и США и их значение для Евразии», состоявшейся в феврале 2008 года. Выступая на этой конференции, тогдашний заместитель госсекретаря США по вопросам Восточной Европы и Евразии Дэниел Фрид, в частности, заявил: «Три наши страны (имеются в виду Турция, Азербайджан и США - А.Г.), представленные на этой конференции, знают, что наши трехсторонние отношения являются важным стратегическим фактором для региона. Турция - наш старый друг и союзник, мы вместе прошли через многие кризисы... Одним из огромных преимуществ для региона и огромным достижением для партнерства между США, Азербайджаном и Турцией является физическое и экономическое проявление развития Южного коридора в Европу для природного газа. Для этого потребуется, чтобы США, Азербайджан и Турция работали сообща над тем, чтобы привлечь газ из Туркменистана и Казахстана. В результате будет создана гораздо более прочная основа для долгосрочной стратегической открытости региона и его связи с Западом». Как видим, ни одного слова об участии Армении в этих крупных региональных проектах заместитель госсекретаря США не произнес. Такой подход к вопросам экономического развития государств Южного Кавказа, увы, созвучен и позиции Евросоюза, который также смирился с мыслью об устранении Армении со стороны Турции и Азербайджана, при потакании со стороны Грузии, от участия в любых экономических проектах, реализуемых в нашем регионе. Примечательно, что все крупные экономические, особенно, энергетические программы будут осуществляться либо при непосредственном участии Запада, либо с его молчаливого одобрения.

Взять хотя бы соглашение по созданию железнодорожного коридора Баку-Тбилиси-Ахалкалаки-Карс, подписанное Грузией, Азербайджаном и Турцией 7 февраля 2007 года. Проект включает строительство железной дороги Карс (Турция) - Ахалкалаки (Грузия) протяженностью 98 км, из которых 68 км пройдет по территории Турции, 30 км - Грузии. Армения всегда выступала против реализации этого проекта, указывая на политический подтекст соглашения, и отмечала, что государства региона могут вполне осуществлять железнодорожные грузоперевозки по уже существующей магистрали Гюмри-Карс. Эта позиция Армении, казалось, получила поддержку со стороны Евросоюза, который призвал европейские банки воздержаться от финансирования азербайджано-турецко-грузинского проекта. К сожалению, этим все и ограничилось, никаких других действенных мер со стороны Евросоюза предпринято не было. В результате, строительство указанный железной дороги продолжилось, и в ходе недавнего визита в Баку Абдулла Гюль призвал все заинтересованные стороны направить свои усилия для завершения в 2012 году строительства этой магистрали. Вновь возвращаясь к вышеупомянутому выступлению Дэниела Фрида отметим, что его подход к урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта в свете нижеследующих его формулировок уже приобретает вполне ясный смысл. Д.Фрид в своем выступлении, в частности, сказал: «Южный Кавказ не сможет полностью раскрыть свой потенциал без урегулирования в Нагорном Карабахе. Пока Армения находится в изоляции в этом регионе, невозможно реализовать общую концепцию процветания и свободы, а, значит, и стабильности. Настало время выработать соглашение об основных принципах урегулирования в Нагорном Карабахе». Турция и Азербайджан уже второе десятилетие на исходе, как осуществляют блокаду Армении, в то время как с молчаливого одобрения, а то и при непосредственном участии Запада, в регионе Южного Кавказа реализуются крупномасштабные экономические проекты и, как ни странно, в этих условиях наши американские друзья и партнеры сокрушаются и негодуют о том, что «пока Армения находится в изоляции в этом регионе, невозможно реализовать общую концепцию процветания и свободы».

Такой подход со стороны республиканской администрации США, увы, продолжается и новой демократической администрацией Соединенных Штатов и не претерпел никаких изменений. А инициированные руководством США шаги по обеспечению прорыва в нормализации армяно-турецких отношений, которые, случись это, сняли бы блокаду Турцией Армении, из-за деструктивной политики официальной Анкары были заведены в тупик. Турция по сути проигнорировала выполнение принятых на себя обязательств, закрепленных в подписанных 10 октября 2009 г. под патронажем США и Евросоюза, при участии РФ, цюрихских протоколах.

Естественно, чтобы полнее представить положение, складывающееся в регионе Южного Кавказа, следует вкратце охарактеризовать последние события, разворачивающиеся вокруг нашего южного соседа - Исламской республики Иран. Так, еще в конце января 2010 г., во время своего визита в Ереван глава внешнеполитического ведомства Ирана Манучехр Моттаки заявил, что Тегеран готов оказать необходимую помощь Армении и Азербайджану в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта. Далее, 7 апреля М.Моттаки заявил о том, что официальный Тегеран представил конфликтующим сторонам предложения по разрешению Нагорно-Карабахской проблемы, а 19 апреля на пресс-конференции для иранских журналистов в Тегеране глава внешнеполитического ведомства Ирана заявил: «Иран очень обеспокоен продолжением этого конфликта... Эти проблемы являются грузом для Кавказа. Такие конфликты очень плохо отражаются на региональных проектах, на политических и экономических отношениях стран региона. Мы верим, что Карабахский конфликт должен быть урегулирован мирным путем. Тегеран желает мира своим соседям и готов сделать все для справедливого урегулирования этого конфликта. Наши предложения мы передали азербайджанской и армянской сторонам. Баку принял эти предложения, от Еревана пока ответ не получен». В дальнейшем официальный Ереван в весьма деликатной форме заявил, что урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта продолжает оставаться прерогативой Минской группы ОБСЕ, по сути не приняв посреднических усилий Ирана. Однако возможное участие Ирана в региональных делах Южного Кавказа сводить лишь к посредничеству в урегулировании Нагорно-Карабахской проблемы было бы наивно.

Имеет резон вспомнить, что азербайджанцы в Иране образуют вторую по численности населения этническую группу, и иранские азербайджанцы внимательно относятся к судьбе своих собратьев в Азербайджане. Это, в свою очередь, обязывает иранское политическое руководство занимать активную позицию в связи с любым крупным событием в Азербайджане, уж тем более в вопросах, связанных с Нагорным Карабахом. Официальный Тегеран подчеркивает нерушимость признанных международных границ. Он не признает территориальных притязаний, основанных на исторических аргументах. Вместе с тем следует отметить, что Иран проводит политику по предотвращению любого военного столкновения в ходе урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта. С одной стороны, он остерегается, что военные действия могут быть выплеснуты на его северную территорию, которая в основном населена этническими азербайджанцами, с другой стороны - Иран осознает, что развязывание войны у его северных границ чревато вводом миротворческих сил в наш регион, что, по мнению иранского руководства, будет представлять угрозу безопасности Ирана.

Одновременно с этим у Тегерана есть опасения, что военные действия могут привести к еще большему наплыву беженцев из приграничных Ирану регионов. В настоящее время Иран уже предоставил убежище 4 миллионам беженцев из Афганистана и Ирака (по данным Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев в конце 1992 г. Иран приютил 4.150.700 беженцев (UN HCR. The State of the world’s refugees 1993: The Challenge for Protection, New York. Penguin Books 1993). В этой связи следует отметить, что власти Ирана приложили немалые усилия к тому, чтобы помешать притоку азербайджанских беженцев на свою территорию еще в сентябре 1993 г., когда вспыхнули бои на армяно-азербайджанской (на границе Нахичеванской автономии) границе. В то время около 150 тысяч азербайджанцев приблизились к границам Ирана. Президент Ирана Али Акбар Хашеми Рафсанджани в эти дни в интервью для прессы сделал следующее примечательное заявление: «Мы относимся к беженцам (из Азербайджанской республики - А.Г.) так же, как и к нашим собственным беженцам (перемещенным в результате иракского вторжения 1990-1998 гг. - А.Г.), но предпочитаем, чтобы они оставались на территории Азербайджана, с тем, чтобы они могли скорее достичь своих целей». Следует также признать, что сохранение баланса сил между Арменией и Азербайджаном является одной из целей посреднической политики Ирана. Иран не выступает сторонником ни Армении, ни Азербайджана, зная, что последний вынашивает территориальные претензии не только к Армении, но и на иранские северные районы с азербайджанским населением. Политика Ирана сводится в удерживании Армении и Азербайджана в равновесии. И наконец, азербайджано-карабахский конфликт, по мнению иранских экспертов, мешает Ирану полностью воспользоваться возможностями, открывающимися в связи с осуществлением крупных региональных энергетических проектов. При этом очевидно, что активизация Ирана одновременно несколько ограничит усиливающееся турецкое влияние в регионе.

Касаясь вопросов о влиянии Ирана на процессы, происходящие в регионе Южного Кавказа, следует отметить, что Резолюция Совета Безопасности ООН от 9 июня 2010 г., в соответствии с которой вводятся новые санкции в связи с отказом Ирана свернуть работы по обогащению урана, подвигнет Иран проводить еще более последовательную работу по предотвращению возможной эскалации военных действий в Нагорно-Карабахском конфликте, повторюсь, чреватом вводом миротворческих сил в регион. Примечательно, что в поддержку этой резолюции СБ ООН высказались все постоянные члены Совбеза ООН, в том числе РФ и КНР, в то время как Турция и Бразилия проголосовали против, а Ливан воздержался.

А какова позиция Турецкой республики в нашем регионе?

О политике неоосманизма, проводимой умеренным исламским руководством Турецкой республики в регионе Южного Кавказа и на Большом Ближнем Востоке, было достаточно много написано. Нашим читателям лишь напомним, что на пути неуемных амбиций современного турецкого руководства возродить свои притязания на территорию всетурецкой мировой державы, Великого Турана - от Балкан до Гималаев, включая Алтай, Большой Волжский бассейн и Кавказ, клином врезалась христианская Армения. Врезалась в это вожделенное новыми османами пространство. И сегодня совершенно очевидно, что любые внешнеполитические инициативы Турции в Южном Кавказе, в конечном итоге, преследуют одну единственную цель - возрождение Неоосманской империи.

Вот на этом фоне международных отношений, разворачивающихся в регионе Южного Кавказа, 19-20-го августа состоялся государственный визит Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева в Республику Армения. По итогам визита подписанные в Ереване документы еще и еще раз убедительно свидетельствуют о решимости Москвы в сохранении стабильности на своих южных рубежах, о непреклонной воле всячески пресекать любые действия, которые могут привести к дестабилизации ситуации. Поэтому глубоко закономерно, что политика России в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта осталась неизменной: как изначально, так и сейчас сводится к императиву - урегулирование возможно лишь мирным путем, причем с согласия конфликтующих сторон, при этом обеспечение гарантий выполнения достигнутых договоренностей Российская Федерация принимает на себя. Ко всему остальному надо подходить с достоинством и пониманием. И партнерские, дружественные отношения РФ с Азербайджанской республикой, которым, уверен, будет придан положительный импульс и в ходе предстоящего в первых числах сентября визита Президента России Д.А.Медведева в эту страну, и имевшее место в последнее время улучшение российско-турецких отношений, - все это объяснимо и понятно. Это и есть Real politic в действии, это и есть своеобразное проявление «армянской политики комплементаризма» на российской почве. Бесспорно лишь то, что такая политика укрепляет позиции Российской Федерации как надежного гаранта мира и стабильности в беспокойном регионе Южного Кавказа.

Еще и еще раз осмысливая итоги государственного визита Президента РФ в Армению, невольно вспоминаешь слова великого армянского просветителя, основоположника новой армянской литературы и нового литературного языка Хачатура Абовяна, написанные им в книге «Раны Армении» еще в далеком 1841 году (книга была издана в 1858 г., спустя 10 лет после смерти автора). В ней великий гуманист изрек провидческие слова: «Благословен тот час, когда благословенная нога русского ступила на святую армянскую землю и развеяла злобный дух кизилбашей». А ведь мудрый был человек - Хачатур Абовян. Воистину благословен...

 

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

В случае, если эта статья будет напечатана, тем более в российских СМИ, представляю, в какие конвульсии впадут щедро финансируемые из-за бугра разного рода русофобы и прочие нытики, которые стратегическое будущее Армении и России, участие нашей страны в военно-политическом союзе ОДКБ почему-то вдруг начали увязывать с продажей Азербайджану зенитно-ракетных комплексов С-300 «Фаворит», с продлением на 49 лет срока нахождения российской военной базы на территории Республики Армения. Видать, плохи у них дела, не справляются с полученным извне домашним заданием. Будем великодушны и посоветуем им временно оставить в покое 102-ю Гюмрийскую российскую военную базу и поразмыслить о судьбе 350-ти военных объектов США, расположенных в Европе, 175-ти - расположенных в Восточной Азии и Тихоокеанском бассейне, 13-ти - в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Южной Азии, 6-ти - в Северной и Южной Америке. Поинтересоваться, как от их присутствия чувствуют себя британцы, немцы, итальянцы, турки, болгары, румыны, южнокорейцы, японцы, филиппинцы, канадцы в странах, в которых расположены эти базы. Более того - уточнить, кто из руководителей государств, в которых есть американские военные базы, был судом соответствующих стран обвинен в предательстве национальных интересов, подрыве суверенитета своей страны. После этого полемика с оппонентами российско-армянского стратегического партнерства действительно может быть полезной. Подскажем также, что более подробно мои оппоненты о реконфигурации группировок вооруженных сил США могут узнать, прочитав отчет: Department of Defens Base Structure Report, Fiscal Year 2007 Base line (http://www.defenselink.mil/pubs/BSR_2007_Baseline.pdf)

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am