МАРКО ФЕРРЕРИ - ОБ АРМЯНСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ: ВЗГЛЯД ИЗ 1973 ГОДА | Национальная идея
Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Полемика

Полемика
Июнь 2011, N 6

МАРКО ФЕРРЕРИ - ОБ АРМЯНСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ: ВЗГЛЯД ИЗ 1973 ГОДА

(ИЛИ «БОЛЬШАЯ ЖРАТВА» ПО-АРМЯНСКИ)*

Александр Гарегинян, публицист

«Новая волна» 60-х прошлого столетия в итальянском кино выявила трех феноменально одаренных режиссеров – Пьера Паоло Пазолини, Этторе Сколу и Марко Феррери. Помимо схожести сугубо творческого, кинематографического плана, их объединяет еще и ярко выраженная гражданская позиция, которая нашла отражение во всех фильмах этих выдающихся итальянцев. Триада шестидесятников придерживалась левых взглядов в политике и в своих картинах с предельным натурализмом и откровенностью демонстрировала изъяны буржуазного общества.

По правде говоря, эту триаду можно было бы назвать подарком для советской идеологии и лично товарища Михаила Суслова. Ибо ничто более в мире не было способно породить столь сильное отвращение к буржуазной действительности: искусство представителей итальянской «новой волны» по своему воздействию на общественное сознание было сильнее всех левых политических учений, включая марксизм, сталинизм, маоизм и т.п. Однако обилие эротики в их фильмах не давало возможности советской цензуре выпускать фильмы итальянских шестидесятников в советский прокат. И можно предположить, что если бы не это существенное обстоятельство, то фильмы Пазолини, Сколы и Феррери не сходили бы с советских экранов.

Безусловно, творчество великих итальянцев, несмотря на запрет их фильмов в СССР, было широко известно в кругах советской интеллигенции. Советская кинокритика тоже отзывалась о них в благосклонных тонах, хотя и, конечно, с изрядной долей политизированности, зачастую упуская из виду творческое начало. Говорят, сам Суслов был высокого мнения о фильмах итальянских шестидесятников и всегда заказывал их для личного просмотра. Это вполне естественно, ибо образованный человек не может остаться равнодушным к творчеству этих великих мастеров кино.

В 1973г. Марко Феррери1 снял во Франции один из своих самых известных фильмов, назывался он «Большая жратва» (La grande bouffe). В главных ролях выступили звезды европейского и мирового кино – Марчелло Мастроянни, Мишель Пикколи, Уго Тоньяцци, Филипп Нуаре. Картина вызвала бурю восторга и негодования, восхищения и неприятия. Разумеется, с чисто кинематографической точки зрения, никто Феррери ни в чем не упрекал (операторскую работу фильма «Большая жратва» можно назвать учебным пособием), а критика была в основном идейного толка. Напомним, что в Европе конца 60-ых – начала 70-ых прошлого века доминировали левые настроения, и левая пресса восторженно приняла фильм. «Большую жратву» называли провозвестником гибели капиталистического мира, писали, что Феррери снял этот фильм для чудовишного разоблачения устоев и нравов «общества потребления». В общем, тогдашней аудитории фильм показался орудием против буржуазного общества и царящих в нем нравов.

Прошло почти 40 лет, и сегодня рецензии, посвященные «Большой жратве», кажутся наивным детским лепетом. Однозначно можно сказать одно: никаких антикапиталистических, антибуржуазных элементов картина Феррери не содержит. Более того, Феррери не преследовал никаких политических целей, а то, что их усмотрели в то время, следует приписать политизированности тогдашней аудитории. Полагаем, творческая и гражданская энергия режиссера была направлена на другое, а именно на ЧЕЛОВЕКА, точнее, на наиболее иррациональные, следовательно, отвратительные стороны человеческой натуры. В этой связи следует высказать пару слов о содержании фильма.

Значит, четверо приятелей-гурманов, довольно обеспеченных и состоявшихся (один из них – судья, герой Филиппа Нуаре), на выходные собираются отдохнуть в заброшенном особняке, принадлежащем одному из них, а заодно и поесть, естественно. Запасаются громадным количеством продуктов и приступают к трапезе, которая постепенно превращается в обыкновенную жратву. Приятелям хочется разнообразия: одной лишь изысканной еды им отнюдь не достаточно, и они приглашают проституток. Проститутки поначалу восторженно встречают квартет гурманов, однако в дальнейшем им становится тошно от их человеческого облика. Заметим, что проститутка – довольно низкая нравственная категория, и Феррери делает особый акцент на том, что проститутка испытывает отвращение к судье и покидает его компанию, то есть морально-психологическая атмосфера, созданная четырьмя «аристократами», оказалась несносной даже для проституток. С гурманами остается лишь одна, скажем так, «интеллигентка»: толстоватая учительница, которая не видит в жратве ничего противоестественного и с удовольствием проводит время с гурманами.

Дальше жратва уже переходит все мыслимые границы: приятели готовят и испытывают все новые и новые блюда, пока одному из них, Марчелло (герой Марчелло Мастроянни), не приходит в голову мысль, что так можно и умереть, ибо бесконечная жратва может привести к интоксикации организма, а за этим последует неминуемая смерть. Словом, Марчелло решает покинуть друзей, говоря им, что кроме жратвы они ни на что не способны и т.д. и т.п. Уходит, а наутро гурманы находят своего товарища во дворе мертвым. Не зная, что делать с трупом, приятели-гурманы (разум которых уже был помешан на еде) помещают тело в нечто вроде прозрачного шкафа на кухне. Затем переедание убивает второго товарища – Мишеля. Третьим уходит из жизни Уго, а последним – Филипп. Остается только «интеллигентная» учительница.

 

* * *

Таков вкратце сюжет фильма. В свое время, как уже было отмечено выше, картина была воспринята как критика «общества потребления», как демонстрация пагубных нравов «буржуазного общества». Насколько объективной была подобная трактовка – сложно сказать, ибо судить об умозаключениях 40-летней давности сегодня, когда Европа уже далеко не та, какой была в 60-70-ых XX века, не представляется реалистичным и непременно введет нас в заблуждение. Сегодня можно однозначно сказать, что фильм Феррери, как и любое великое произведение искусства, обращен не к конкретному обществу конкретной эпохи: фильм Феррери обращен к человеку, живущему в нездоровом обществе, к нездоровым общественным, межличностным отношениям, а также к сформированным предрассудками ложным ценностям. И с учетом сказанного можно сказать, что «Большая жратва» – феноменальное отражение нынешней армянской действительности. Попробуем разобраться в сказанном и обосновать его.

Итак, известно, что еда, как и другие вещи, обеспечивающие естественные и приобретенные потребности человека, – благо. Отсюда логично было бы предположить, что чем больше благ, а в данном случае еды, тем лучше. В самом деле, что плохого в гусином паштете – деликатесном блюде (с которым во рту уходит из жизни Уго)? Разумеется, в нем нет ничего плохого. Но как же получается, что потребление блага приводит к самому худшему – гибели человека? Ответ на этот вопрос прост: природа устроила человеческий организм таким образом, что он способен переваривать лишь определенное количество благ за определенный отрезок времени, в противном случае организм погибает.

 

* * *

Теперь обратимся к армянской действительности, которая, как уже отмечено выше, является проекцией фильма Феррери на реальную действительность.

Рассмотрим армянскую элиту и образ ее жизни и деятельности, имеющий непосредственное отношение к формированию политической и социально-экономической действительности страны. Доблестный генерал Манвел Григорян... Считает себя героем нации, а нация не смеет открыто перечить и потому поддакивает, хотя и имеет совершенно иное мнение по этому вопросу. Ему мало того, что он имеет, ему хочется больше: от политического руководства страны он требует аж два депутатских мандата (для сына и супруги). Более того, он не намерен отдавать в чужие руки пост мэра Эчмиадзина, ныне занимаемый старшим сыном, не говоря уже о дочери-судье и громадном состоянии, 90% которого находится в тени с высочайшего позволения политического руководства РА. Галуст Саакян, доблестный и искренний нждеист, преданный идеалам добра и справедливости... Мало ему собственного депутатского мандата и шурина Ашота Агагабяна, так он втискивает в парламент и сына, а второго устраивает заместителем министра. А совсем недавно добился для сына-депутата почти что министерского портфеля (Арман Саакян решением правительства назначен руководителем ведомства по управлению государственным имуществом). Повезло Армении, что у г-на Саакяна, как и у генерала Григоряна, мало сыновей, иначе они были бы вынуждены устроить их всех. Генеральный прокурор Агван Овсепян также не может довольствоваться тем, что есть, и требует от судьбы большего, устраивая брата префектом одного из столичных округов. А премьер-министр Тигран Саркисян, будучи настоящим армянином, но сомнительным националистом опасной направленности2, не мог не устроить одного брата послом в Китай, а второго сделать одним из руководителей «Наирита», не говоря уже о таких мелочах, как весьма дефицитная лицензия нотариуса для племянницы (что такое нотариус и как добывают эту лицензию – граждане Армении хорошо знают) и многое другое. Ну а подлинным «гурманом» в политике является вождь всех армян (председатель Союза армян России, президент Всемирного армянского конгресса) Ара Абрамян из села Малышка (проживающий ныне в Москве). Этот урбанизированный джентльмен сумел сделать депутатами парламента РА всех братьев, причем все они состоят в разных фракциях (РПА, ППА, ПСЗ). Словом, почти как в кино (вспомним легендарный фильм «Братья Сарояны»)… Ну а какой крестьянский мальчик не мечтал в детстве о кино и о том, чтобы оно стало явью?!

Этот список можно продолжить до бесконечности, но не будем этого делать: армяне – нация информированная, они знают о своей элите все или почти все. Но армяне слабо представляют себе, куда они двигаются, ведомые родной элитой. Постараемся представить недалекое будущее.

 

* * *

Полагаю, совсем скоро президент Саркисян, склонный к компромиссам в политике, инициирует референдум и предложит гражданам страны оригинальные конституционные поправки, направленные исключительно на удовлетворение аппетита представителей элиты. Дело в том, что у отечественных «элитариев» растут дети, а за ними и внуки пойдут, следовательно, стратегической национальной задачей номер один ближайшего будущего станет вопрос их достойного трудоустройства, ибо Армении и всего, что в ней имеется, будет недостаточно и на всех не хватит. Логично будет предположить, что на референдуме президент предложит увеличить число депутатских мест в парламенте (скажем, до 600 вместо сегодняшних 131), а также пересмотреть территориальное деление РА с целью увеличения числа областей (в скором будущем областей в Армении будет 36, сколько в советское время было районов). Разумеется, это полезное для нации дело будет задумано исключительно для того, чтобы «элитарии» не перегрызли друг другу глотки ради депутатских мандатов и губернаторских кресел, а президент Саркисян просто обязан предотвратить братоубийственную войну представителей элиты, ибо именно он по конституции является гарантом безопасности граждан РА. Напомним, что уже сегодня говорится о создании второй парламентской палаты – сената. А двухпалатный парламент в маленьком унитарном государстве – почти что нонсенс (естественно, никому не нужная вторая палата парламента задумана не только для привлечения идиотов из диаспоры, но и для трудоустройства членов семей отечественных «элитариев»). Дальше уже задумаются об увеличении числа министерств. Заметим, что уже сегодня министерств в Армении в несколько раз больше, чем требуется (целых 18, не считая ведомств типа Службы национальной безопасности, Комитета государственных доходов, полиции, комитета кадастра и т.п.). А лишние министерства были созданы как для обуздания амбиций партнеров по коалиции (скажем, МЧС для партии Артура Багдасаряна), так и для трудоустройства особых «элитариев» (министерство диаспоры для Грануш Акопян). Но в скором будущем министерств станет намного больше. Следует предположить, что у нас будет сразу несколько министерств диаспоры – по диаспоре Европы, по диаспоре США и Канады, по диаспоре Ближнего Востока, по диаспоре Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании. И это новшество будет мотивировано тем, что г-жа Акопян якобы не успевает присутствовать на всех юбилейных и траурных банкетах и мероприятиях, потому и понадобилось еще несколько министров для осуществления столь важной государственной миссии. Переделают и МЧС: будет министерство по делам пожаров, а также специальное министерство по ликвидации последствий стихийных бедствий. Что станет с министерствами финансов, иностранных дел, экономики – сложно сказать, до этого должен додуматься сам премьер-министр Саркисян лично, а ход его мыслей настолько оригинален, что простой смертный не в состоянии предсказать или анализировать. Следует полагать, что многократно увеличится поголовье конституционных судей (возрастет до 36), ибо элитарные детки в основном получают юридическое образование на факультете г-на Казиняна3, так как в основном ни на что другое не способны. Ну и, конечно, реформируют прокуратуру: у нас будут две генеральные прокуратуры – Первая Генеральная прокуратура и Вторая Генеральная прокуратура, возглавляемые соответственно Первым и Вторым генеральными прокурорами, а порядок их нумерации, вероятно, будет определяться жеребьевкой.

Если кому-то кажется, что в сказанном выше есть преувеличение, то посоветую подождать пару лет, и тогда он увидит такое, что сегодня ни у кого не хватит фантазии для хотя бы приблизительного описания. Но перейдем к экономическим амбициям отечественной элиты.

 

* * *

Как известно, Армения – страна бедная, а разговоры о якобы созидательности и трудолюбии армянского народа оказались, мягко говоря, мифом. Но в бедной стране элите необходимы деньги, причем большие, следовательно, их надо делать. Но как? Элементарно – по-свински. Вспомним цены на, скажем, цемент пятилетней давности. Напомню, что в 2006г. цемент стоил 19.000 драмов за тонну, а сегодня производители цемента продают его в районе 60.000. Заметим, что ничто не изменилось за прошедшие годы, за исключением цены на газ, которая влияет на себестоимость цемента в ничтожной степени. В Армении, как ни странно, самые дорогие удобрения, ядохимикаты, комбикорма, сельхозтехника (в масштабах региона Большого Ближнего Востока и СНГ). В Армении функционируют самые безнравственные, античеловеческие службы типа ГАИ, созданные исключительно с целью вымогательства: вся страна являет собой громадное «пастбище» для инспекторов ГАИ, смысл жизни которых – подыскивать удобные позиции для засады и дожидаться в них своих сограждан для осуществления над ними актов вымогательства, то есть элементарного надругательства. Наконец, в Армении самые высокие таможенные пошлины (следовательно, и импортируемые товары), самые безнравственные кадастровые и нотариальные тарифы (скажем, службы кадастра взимают десятки тысяч драмов за обычную справку – именно справку, которая не является услугой; обращаем внимание на то, что нигде в мире, даже в третьем и четвертом, с населения за справки по 100 долларов не берут, не говоря уже о том, что редко где требуются справки от служб, аналогичных с нашим кадастром). Так почему же мы все это имеем в реальности? Да потому, что в бедном государстве, лишенном всякого потенциала развития, элита, наделенная солидным аппетитом и вселенскими амбициями, вынужденно воспринимает население как основной источник доходов, ибо не имеет больше других шансов на обогащение.

 

* * *

Несколько слов о казнокрадстве, которое тоже является одним из интересных видов экономической деятельности в РА. Должен сказать, казнокрадство в стране достигло невероятных масштабов. Например, мэр Арарата с лирическим псевдонимом «Абрик» уже вступил в фазу невменяемого казнокрадства: после того, как ему удалось приватизировать для себя практически все детсады, спортивные учреждения и все то, что гипотетически подлежит приватизации, он начал приватизировать то, что приватизации гипотетически не подлежит; в частности, г-н Абрик начал процесс приватизации (по частям) здания мэрии (на сегодняшний день в его собственности находится актовый зал городской администрации, остальные помещения он приватизирует уже после второй убедительной победы на демократических выборах мэра, которые состоятся 3 июля). Полагаю, ни в коем случае г-на Абрика сажать нельзя, даже если он продаст весь город со своим несчастным населением, ибо место г-на Абрика отнюдь не тюрьма, а Эрмитаж или, как минимум, Лувр: будущие поколения должны знать, каких сыновей (и почему именно) породила древняя армянская земля, первое христианское государство мира, и на основе длительных научных экспериментов, я думаю, ученым будущего удастся установить подлинные причины бедствия, поразившего Армению на рубеже XX-XXI веков. В это надо верить, ибо известно, как много нового для науки ученые выяснили в результате исследования забальзамированных мумий Тутанхамона и Тутмоса. Что же касается других выдающихся деятелей нынешней эпохи, таких, как мэры печально известных городов Гюмри и Ванадзора, то, полагаю, мы еще должны дорасти до того, чтобы быть в состоянии что-либо предложить...

Мы опускаем интересные моменты «борьбы» между «элитариями» за обладание той или иной сферой: слава Богу, армяне информированы и хорошо знают, кто и что контролирует, кто, что и каким образом у кого что забрал...

Теперь о главном.

Подобно герою Феррери Уго, который в финале фильма, незадолго до смерти, искренне и возмущенно говорит отказывающемуся от еды другу Филиппу «но мы должны есть!» (107-ая минута фильма), народный избранник Самвел Алексанян и его политические папаши заявят то же самое – в ответ на разумные призывы пересмотреть цены на убивающие сельское хозяйство и всю экономику комбикорм, пшеницу, муку и т.п. Эти цены в соседней Грузии почти вдвое ниже, чем у нас (заметим, что Грузия тоже расположена на планете Земля, и мировые цены, на которые ссылаются отечественные олигархи в ценообразовании, к этому государству также имеют самое непосредственное отношение). Нечто аналогичное фразе Уго «но мы должны есть!» скажут и генерал Григорян, и Галуст Саакян, и все до единого отечественные «элитарии», если кто-либо и когда-либо попытается их убедить в той простой истине, что, например, два депутатских мандата на одну семью – это не только излишне или плохо, это – иррационально. А иррациональность – гораздо хуже и опаснее, чем безнравственность во всех своих проявлениях. Зловещее «но мы должны есть!» мы услышим и в том случае, если попытаемся объяснить отечественным «элитариям» и доказать, что громадные легитимные состояния создаются исключительно умеренными доходами и прибылью: Билл Гейтс и Уоррен Баффетт – богатейшие люди мира и владельцы 50-миллиардных состояний – создали свои империи 10-30-процентными ежегодными прибылями, а раз в 7-8 лет несли убытки (в рецессионные периоды).

А в заключение на основе рационального анализа должен сказать, что участь четверых героев Марко Феррери – единственное логически прогнозируемое будущее Республики Армения. Общество и государство уже практически находятся в состоянии интоксикации, из которого их никто выводить не собирается, ибо, к сожалению, они должны есть!

 

Постскриптум 1

Секретарю Совета национальной безопасности РА Артуру Багдасаряну рекомендуем организовать коллективный просмотр фильма Марко Феррери «Большая жратва» для членов Совета национальной безопасности РА. Было бы желательно организовать лекцию перед просмотром (в Армении, к счастью, еще осталось несколько профессиональных киноведов), дабы подготовить неискушенных членов Совета к восприятию уникального киноязыка Марко Феррери. Ну а после просмотра рекомендовали бы выслушать лекцию по философии истории (тема: зарождение и гибель наций и государств). Полагаем, члены Совета национальной безопасности РА познают много нового от общения с великим искусством и узнают несколько достоверных случаев самоликвидации наций и государств, что, безусловно, только пойдет на пользу гражданам РА и государству в целом. Во всяком случае, вреда не будет...

 

Постскриптум 2

Министру культуры РА и лицам, ответственным за состояние дел в вымершем армянском кино, рекомендуем пересмотреть практику «откатов» со скудных средств, выделяемым государством, а также постараться избавиться от засилья посредственностей в этой сфере, ибо посредственность у дел – худшее, что можно вообразить: она окружит себя такими же посредственностями и бездарностями и приложит максимум усилий для вытравливания редких талантов. Предложение по отказу от «откатов» мотивируем тем, что в жизни можно обойтись и без них, тем самым избежать интоксикации и хоть как-то наладить дела в сфере кино.

 

Постскриптум 3

Факультету философии ЕГУ и медицинскому университету рекомендуем организовать широкие массовые акции: семинары, круглые столы, выездные лекции, симпозиумы и прочие просветительские мероприятия для представителей властей всех уровней РА и политически активной общественности на предмет их ознакомления с социально-политическими и медико-биологическими последствиями жратвы как образа жизни и мыслей.

 

* Сокращенная версия статьи была опубликована на сайте «Национальной идеи» (http://nationalidea.am/publications.php?id=9545&l=R)

 

1Марко Феррери (19278-1997) – итальянский режиссер, актер, сценарист, великий мастер мирового кино. По образованию – ветеринар. Дебютировал в кино в 1959г. фильмами «Квартирка» и «Парнишки». Работая в Италии и Франции в 60-х и 70-х гг., Феррери создал одни из самых оригинальных и тревожных фильмов европейского арт-синема, сочетая социально-политическую критику, черный юмор и секс. Самый известный из них – «Большая жратва», трагическая аллегория об иррациональных человеческих пороках. Снимал вплоть до самой смерти - 1997г. (фильм «Нитрат серебра»), хотя в последнее десятилетие жизни плодовитость режиссера пошла на убыль. Умер и похоронен в Париже в 1997г.

2В среде сторонников Левона Тер-Петросяна бытует мнение, что Вазген Манукян представляет собой опасную смесь дашнака и своеобразного националиста, которому никогда нельзя доверить власть в стране. То же самое говорят, естественно, и об идейных соратниках Вазгена, одним из которых является нынешний премьер-министр Тигран Саркисян. Поначалу мы положительно оценивали его назначение, однако со временем стало ясно, что в лице Саркисяна мы имеем дело с самым неудачным премьером за всю историю независимой Армении. По сути он – человек, лишенный абсолютно какой-либо способности мыслить и работать, делать конкретные, осязаемые дела, однако имеющий весьма высокое мнение о себе и своей команде, состоящей из таких же «интеллектуалов», как и он сам. Снобизм премьера уже убивает, его научные «труды» невозможно прочесть до конца и, по-видимому, доступны только его пониманию. В среде элиты РПА премьер пользуется дурной славой, его практически не выносят. Словом, бесполезность Саркисяна очевидна всем, за исключением президента, а его «нью-васюковские» проекты (типа гюмрийского технопарка, десятки университетов «мирового уровня» и т.п.) уже давно стали посмешищем в общественном мнении. Однако было бы счастьем для Армении, если бы премьер-министр Саркисян действительно был лишен способности мыслить, а подлинным национальным триумфом стало бы то, если бы он перестал ходить на работу, следуя совету экс-премьера Багратяна. Трагедия в том, что премьер-министр Саркисян все же мыслит, но таким образом, что лучше бы не мыслил вообще. Вспомним один из продуктов саркисяновской мысли – портрет чужеземного царя Абгара V на 100.000-ной банкноте. Премьер сделал это из самых благих побуждений – объявить сирийца Абгара армянином, а в 2031г. отпраздновать уже 2000-ую годовщину принятия христианства в Армении. Обратим внимание на то, что никому в голову не пришло высказаться против этого сумасбродства, а ведь вопрос действительно довольно серьезен, ибо нигде в мире не увидишь подобного. Это то же самое, что на долларах США помещать портреты Ататюрка или Чингисхана, и комментарии здесь излишни...

Любопытно, что против идеи премьера Саркисяна – оформить Абгара армянином в официальной историографии страны (речь о четырехтомнике официальной армянской истории, над которым работают в академии наук) – восстали даже в Институте истории НАН РА, логове националистов и дашнаков, профессиональных фальсификаторов истории, которые готовы объявить армянином любого, будь то шумеры или династии египетских фараонов, лишь бы возраст насчитывал более пяти тысяч лет. В общем, в Институте истории премьеру деликатно намекнули, что это уже слишком...

Конечно отрадно, что столь сомнительные «реформы» премьера Саркисяна терпят крах, однако печально, что под его руководством терпит крах экономика Армении со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сложно сказать, почему не осознает президент Саркисян степень опасности, исходящую от правительства Тиграна Саркисяна. Речь идет именно о степени опасности, ибо опасными для нации и государства являются все без исключения государственные деятели страны.

3Г-н Казинян - декан юридического факультета ЕГУ. Факультет этот славится тем, что 80% студентов не имеют знаний третьего класса начальной школы. А среди выпускников - генерал Манвел Григорян, получивший диплом юриста ЕГУ в 1998г.

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am