ДВЕ ОШИБКИ ПРЕЗИДЕНТА САРКИСЯНА | Национальная идея
Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Политика

Политика
Август 2011, N 8

ДВЕ ОШИБКИ ПРЕЗИДЕНТА САРКИСЯНА

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ И ТАКТИЧЕСКАЯ

Александр Гарегинян, публицист

В сентябре стартует новый политический сезон, который предопределит будущее Армении на семь лет вперед. Позади – три с половиной года правления президента Саркисяна, ознаменовавшиеся признаками многих негативных явлений, таких как, скажем, двоевластие, безвластие, бессилие исполнительной власти в деле экономического развития, но самое главное – окончательная потеря доверия населения к власти и государству вообще и, как следствие того, новый, беспрецедентный виток миграции. Через девять месяцев состоятся выборы в парламент, через полтора года – главы государства. Именно предстоящие выборные кампании станут смыслом политического процесса и деятельности его участников. Попробуем разобраться в некоторых тонкостях и определить контуры ближайшего будущего.

 

ПРЕАМБУЛА

Бесспорно, что Армения – азиатское государство, несмотря на членство в европейских структурах. «Азиатскость» в условиях республиканизма означает то, что, единожды сформировавшись, режим будет бороться ради собственного воспроизводства, ибо в случае крушения его ожидает либо изгнание из страны, либо уголовная ответственность. Если рассмотрим восточные государства, скажем, в регионе Большого Ближнего Востока, то увидим, что действительно стабильными и процветающими можно назвать монархии, где нет проблемы выборов: власть монарха не ограничена (или частично ограничена), что является предпосылкой соблюдения им всеобщего интереса, в отличие от республик, где правящая элита управляет государством и его финансово-экономическими ресурсами исключительно в целях собственного обогащения и воспроизводства посредством выборов. Недавние события на Большом Ближнем Востоке, имевшие следствием крушение режимов в Тунисе, Египте, Ливии (а скоро и в Сирии), стали реакцией народов этих стран на засилье коррупции, казнокрадства, несправедливости и нищеты, и правившие десятилетиями лидеры, среди которых были действительно выдающиеся индивиды (скажем, Хосни Мубарак – ключевая фигура в регионе на протяжении 30 лет), оказались в незавидном положении.

Сравнение Армении с ближневосточными государствами приводит нас к интересному выводу. Безусловно, и у нас, и там имеем дело с олигархическими режимами, рассматривающими свои народы как источник доходов. (Нелишне напомнить в этой связи, что одним из детонаторов взрыва в Египте стали цены на фураж и продовольствие; по мировым телеканалам тысячи раз транслировались кадры с интервью египтянина, который со слезами отчаяния на глазах говорил: «Эти свиньи импортируют из России фураж, а продают нам по ценам на высококачественную пшеницу»). И у нас, и там мы видим коррумпированную, сросшуюся с бизнесом бюрократию. Однако, тем не менее, необходимо признать одно существенное обстоятельство. Заключается оно в слабости армянского режима по сравнению с ближневосточными, и слабость эта кроется в конституционном запрете занимать пост главы государства более двух сроков подряд. Если режим Насера-Садата-Мубарака продержался 50 лет (главы государства чередовали друг друга по итогам смерти предшественника), а сам Мубарак не был ограничен количеством сроков и готовился передать власть сыну, то в Армении второй президент после 10 лет правления, будучи вынужденным уйти, сам выбрал себе преемника и передал ему власть. Таким образом, если бы Роберт Кочарян не был скован конституционной нормой и мог баллотироваться бесконечное количество раз, то сегодня мы бы имели более сильную монолитную страну, ибо не было бы проблемы двоевластия. Оставляя власть, Кочарян сохранил за собой рычаги в правительстве, силовых структурах, бюрократии и бизнесе, что неминуемо привело к вполне естественному и неизбежному конфликту с преемником, в руках которого, в отличие от предшественника, все-таки находится реальная власть. Итак, надо констатировать, что любой плутократический режим, не скованный конституцией не избирать более двух раз главу государства, более эффективен и более свободен в своих действиях во внутренней политике, что, следует признать, является существенной предпосылкой для следования (временами) всеобщим интересам. В олигархических государствах, где двоевластие неизбежно, подобной предпосылки нет.

Но двоевластие – не самое худшее, что может нас ожидать. Напомним, что через шесть с половиной лет пост президента покинет и Серж Саркисян, заранее выбрав себе надежного преемника и, безусловно, предварительно зарезервировав себе позиции в исполнительной власти, бизнесе и т.п. Следовательно, в 2018г. Армения вступит в эпоху троевластия – со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но это, конечно же, маловероятно и произойдет лишь в том случае, если до 2018г. в стране и мире не произойдет катаклизмов, которые изменят ход событий и порядок вещей. А то, что подобные катаклизмы неизбежны, вряд ли можно подвергнуть сомнению.

Помимо двоевластия и многовластия вообще, которые субстанциальны в Армении, у нас есть и другие проблемы, вытекающие из выборов и конституционных норм, их устанавливающих. Среди них следует назвать дефицит суверенности, которой в нашей стране из года в год становится меньше. Как происходит этот процесс? Элементарно. Армению и многие страны СНГ заманили в европейские структуры, навязали им определенные стандарты, а затем, после каждых выборов, которые неизбежно фальсифицируются (либо проходят с тотальными нарушениями; скажем, голосование избирателей за деньги вряд ли можно назвать законным процессом), начинается кампания по публичной «порке» политического класса страны. Разумеется, выборы в Армении тотально фальсифицируются (за исключением президентских выборов 2008г., где, несмотря на многие нарушения, все-таки необходимо признать, что Серж Саркисян однозначно набрал больше голосов, чем его соперник), начиная с 1995г.: банда Тер-Петросяна вначале надругалась над парламентскими выборами 1995г., затем изуродовала результаты выборов президента в 1996г., после чего Тер-Петросян на международной арене потерял свой вес. Так, если до 1996г. он мог позволить себе демарши за рубежом (как в Лиссабоне), то после насильственного избрания на второй срок первый президент лишился инициативности во внешних делах и превратился в послушного исполнителя западных рекомендаций, что и привело к его отставке. Дальше – больше. Вазген Саркисян в очередной раз осуществил акт надругательства над народом Армении в 1998г., лишив президентского кресла Карена Демирчяна и водворив в нем Роберта Кочаряна (который, как известно, проиграл сопернику в первом туре, как и пять лет спустя его сыну). Обратим внимание на примечательный нюанс. Заключается он в том, что западному сообществу вообще-то приятнее иметь дело с режимом, фальсифирующим выборы (то есть нелегитимным), чем справедливо избранным, и такая точка зрения вряд ли нуждается в аргументации, ибо легитимному режиму сложнее диктовать условия и не может быть рычагов давления на него. Что же произошло после 1998г.? В карабахском урегулировании процесс никак не сдвинулся в выгодном для нас направлении: речь уже идет о сдаче шести с половиной территорий (вместо пяти, принятого Тер-Петросяном в декабре 1997г.), Карабах выпал из переговорного процесса, а сохранение выгодного Армении статуса-кво с каждым днем становится все проблематичнее, не говоря о том, что стране навязали все, что возможно и невозможно, вплоть до системы образования, банковских процентных ставок (они обязательно должны быть высокими, иначе нельзя!) и т.д. и т.п. Вполне осознанно руководство Армении отказалось от лучшей в мире образовательной системы Луначарского, заменив его американской трехступенчатой моделью школьного образования, ибо не было в состоянии противостоять внешнему давлению вследствие дефицита суверенности.

Как видим, дурацкое следование западным инструкциям и копирование западных конституционных норм стало для государств типа Армении серьезной проблемой, подтачивающей общество и государство изнутри. Однако это – объективная данность и надо мириться с ней. Перейдем к субъективным моментам, характеризующим армянскую политическую действительность на исходе четвертого года президентства Сержа Саркисяна.

С апреля 2008г. Армения существует в условиях двоевластия. Логика подсказывала, что президент Саркисян будет терпеть окружение и теневое присутствие Кочаряна во власти не больше года, создаст свою команду, установит новые правила игры, найдет в обществе надежные опоры. Всего этого не произошло, и с апреля 2008г. страна живет по законам иррационализма.

За прошедший срок во внешней политике президент Саркисян пошел на американский план армяно-турецкого сближения, однако, слава Богу, несговорчивость турецкой стороны похоронила этот процесс. Конечно, между соседними государствами должны быть нормальные отношения, однако это естественное состояние могло бы обернуться для Армении трагедией ввиду непредсказуемости развития событий, потому и надо считать благом торпедирование армяно-турецких протоколов.

А главной внутриполитической переменой следует признать усмирение радикальной оппозиции во главе с Тер-Петросяном. Фактически электорат первого президента уже не представляет опасности для режима президента Саркисяна: возглавляемый Тер-Петросяном Армянский национальный конгресс находится в состоянии так называемого «диалога» с коалицией, также инициированного американцами, так что катаклизмов со стороны этого лагеря быть не может. Однако положение президента Саркисяна не усилилось в связи с нейтрализацией угроз, исходящих от радикальной оппозиции, и оно довольно шаткое: избранные им в качестве опоры политико-коммерческие организации, во-первых, не могут осуществлять опорных функций, во-вторых, в условиях двоевластия они попросту ненадежны.

Таким образом, в стране существует проблема единства в рядах элиты. Правда, она существовала с апреля 2008г., но в последнее время в связи с приближением выборных кампаний она заметно обострилась. Можно делать прикидки и приблизительные подсчеты на предмет того, как поведет себя тот или иной представитель элиты во время развязки двоевластия. Но это не существенно. Попробуем разобраться в причинах, благодаря которым президент Саркисян сегодня обладает слабой властью и ненадежным окружением, а страна катится в пропасть вследствие произвола и алчности олигархии и бюрократии, а также никчемности исполнительной власти.

 

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА САРКИСЯНА

Проблема Армении – проблема власти, проблема президента Саркисяна – проблема ее осуществления. Мы поговорим более детально о природе власти вообще и ее осуществлении в Армении, но до этого следовало бы рассмотреть такой феномен, как источник власти.

Было бы правильно заключить, что источником власти в стране выступает олигархия и сросшаяся с ней верхушка государственной власти, ибо Армения – плутократическое государство. Это вполне естественно, ибо если бы источником власти в стране являлся народ, как и подобает демократическому государству, то в Армении не могло быть олигархии, коррумпированной бюрократии - со всеми вытекающими отсюда производными. Президент Саркисян действительно рассматривает олигархию как источник своей власти, потому и с его приходом эта прослойка получила дополнительные льготы. Так, некоторые олигархи, пользуясь монопольными привилегиями, взвинтили цены на производимые и импортируемые ими товары и услуги до заоблачных высот, и если раньше говорили о сверхприбыли, являющейся смыслом жизнедеятельности отечественной олигархии, то сегодня надо говорить о суперсверхприбыли, ибо иначе сложившееся положение на внутреннем рынке характеризовать нельзя1.

Если признать, что действительно источником власти президента Саркисяна и власти вообще является олигархия, то следует назвать его политику на посту главы государства безошибочной, за исключением некоторых проявлений слабости и излишней толерантности по отношению к латентным оппонентам. Именно с этим надо связать разгул и произвол олигархии: в самом деле, если президент Саркисян считает источником своей власти, скажем, депутата Самвела Алексаняна, то, естественно, первой его заботой должно быть обеспечение коммерческих интересов г-на Алексаняна, вне зависимости от того, насколько пагубны для государства и экономики монопольные привилегии последнего. А над тем, к чему может довести чрезмерный аппетит и разгул олигархии – от тотальной нищеты населения и краха экономики до полного опустошения Армении и, следовательно, закрытия армянского государства – никто думать не желает, ибо на носу две выборные кампании, каждая из которых судьбоносна для президента Саркисяна, полагающего, как было сказано выше, что именно г-н Алексанян и иже с ними являются источниками его власти.

Однако дело в том, что существует неопровержимая истина: любой плутократический режим недолговечен и рано или поздно сходит с арены, как это произошло в арабском мире, ибо, помимо олигархии и бюрократии, в олигархическом государстве живет и население, наделенное нервной системой, определенной дозой достоинства, самоуважения, терпения, естественной жаждой справедливости, которая не утоляется, и их дефицит как-нибудь даст о себе знать. Если в Египте республиканский олигархический строй продержался почти полвека и рухнул в период выдающегося государственного деятеля, то сложно сказать, как долго продержится олигархический режим в Армении, точнее будет сказать, что это лишь дело времени.

Но дело в том, что на исходе второго десятилетия установления плутократического режима в Армении произошли существенные перемены в общественном сознании, которое все больше и больше не приемлет существующей действительности, а первая и пока что единственная действенная реакция на неприятие действительности – миграция. В 2008г. народ Армении принял активное участие в выборах президента, анализ которых приводит к выводу о том, что на самом деле не олигархия избрала Саркисяна президентом, а довольно многочисленная и монолитная в своих убеждениях прослойка людей, не приемлющая возвращения первого президента – архитектора отвратительной для подавляющего большинства населения политического режима и политической действительности. Добавим также, что на исходе второго десятилетия независимости крайне неверно преувеличивать общественно-политическое значение олигархии: так, если какой-либо представитель олигархической элиты в состоянии обеспечить на выборах, скажем, 10.000 голосов (деньгами, прочими рычагами и ресурсами), а эти голоса вписываются в его актив с тем, чтобы в дальнейшем снабдить его бонусами и дополнительными привилегиями, то абсолютно не учитывается более важный момент, а именно: скольких голосов лишается режим благодаря образу жизни и деятельности данного олигарха. То есть, если депутат Алексанян в состоянии приобрести 10.000 голосов для режима, то режим не учитывает или не хочет осознать, что лишается 100.000 голосов только из-за того, что в Армении есть феномен под названием «Лфик Само», к которому население (особенно мыслящая его часть) испытывает глубочайшее отвращение, ибо есть к тому все объективные причины. Таким образом, фактор тотального презрения населением отечественной элиты игнорируется политическим руководством страны, несмотря на то что это однажды довело ситуацию до грани коллапса: ведь ненависть, которой была наполнена ведомая Тер-Петросяном и готовая все снести на своем пути многотысячная толпа, была на самом деле не ненавистью лично к Кочаряну или Саркисяну, а к правящей элите вообще, ради избавления от которой народ прибег к иррациональным действиям.

Фактически складывается иррациональная картина: президентом Сержа Саркисяна избирает большинство общества, а он после избрания начинает обслуживать интересы олигархии, ибо ему кажется, что источником его власти является именно она, а не большинство общества. Таким образом, стратегической ошибкой президента Саркисяна и его ближайшего окружения стало неопознание ими реального, подлинного источника своей власти.

Отсюда и глобальные проблематичные последствия для режима и страны в целом. Созданием новой экономики так и никто не занялся (другой вопрос, что некому было этим заниматься, ибо интеллектуального потенциала правительства Тиграна Саркисяна хватает разве что для проектов класса «Москва – Нью-Васюки»), коррупция процветает, сферы культуры и образования катятся к окончательной гибели, а население страны встает на единственный путь спасения (в глобальном смысле этого слова – спасения от произвола олигархии, тотальной несправедливости, беспросветности и отсутствия нормального будущего) – миграции.

 

ТАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА САРКИСЯНА

Сегодняшняя армянская неутешительная действительность – выбор и проект президента Саркисяна. Все произошло гладко и естественно, иначе и быть не могло, ибо каждый служит своему источнику и работает во благо его интереса, только вот у нас произошла некоторая неувязочка с опознанием подлинного источника, в результате чего политическое руководство страны оказывает услуги ложному источнику. И вот в этих условиях президент Саркисян готовится ко второму сроку.

Разумеется, на высшую власть в Армении претендуют многие, а некоторые из них имеют реальные шансы овладеть президентским креслом. Особенностью будущей кампании, по всей видимости, станет то, что на этот раз режим не столкнется с радикальной оппозицией, точнее, оппозиция может быть и радикальной, но воздержится от уличных методов ведения борьбы, захвата власти посредством оккупации площади и т.п. В 2013г. борьба развернется внутри самой элиты и будет поставлена точка двоевластию. Посмотрим, как действует в этой ситуации президент Саркисян.

Итак, главе государства удалось нейтрализовать электорат Тер-Петросяна. Однозначно одно: отныне АНК не под силу играть первую скрипку во внутриполитическом процессе и создать реальную угрозу существованию правящего режима, как это было в 2008г. Левон Тер-Петросян навсегда потерял свой шанс вернуться в президентский дворец, и осознание этого факта, по-моему, воздержит его от радикальных шагов.

Однако Тер-Петросян может выдвинуть другого лидера – молодого, харизматичного, не запятнанного «голодом» и «холодом», произволом и беспределом 90-х, что делает невозможной поддержку большинством населения его кандидатуры. И если он вдруг решит действительно бороться за власть и на шее своего выдвиженца порулить страной лет пять, то он должен остановить выбор на кандидатуре, скажем, Никола Пашиняна – малообразованного и продажного, безнравственного и беспринципного провинциала, но весьма харизматичного и приемлемого для широких масс молодого человека, темные пятна биографии которого (взяточничество, шантаж, вымогательство при издании газеты «Айкакан жаманак») неизвестны и неинтересны избирателю. Если же Тер-Петросян войдет в латентный альянс с Саркисяном и примет решение поддержать его, то выдвинет заведомо проигрышную фигуру типа Левона Зурабяна, нынешнего координатора АНК, супруга скандальной Шогер Матевосян. Словом, время покажет, как поведет себя первый президент.

Но вернемся к элите и межэлитной борьбе, где и будет происходить главная схватка за президентский пост. Бесспорно, что второй президент Роберт Кочарян намерен вернуться во власть. Каковы его планы? Войти в парламент через ППА и возглавить правительство, а дальше уже отбить президентство у Саркисяна или сделать его английской королевой? Неизвестно и неинтересно для нас на данный момент. Интересны для нас методы борьбы президента Саркисяна против двоевластия, то есть то, что мы признаем его тактической ошибкой.

Если выразиться в двух словах, то надо сказать, что внутренняя политика Саркисяна направлена на привлечение членов элиты на свою сторону. Президент осознает, что у него практически нет своей команды – армянская бюрократия и олигархия в нынешнем виде взращены в период правления Кочаряна. Под «собственной командой» следует понимать особую степень «родства», наблюдаемую между, скажем, Робертом Кочаряном и Гагиком Царукяном: однозначно, что Царукян никогда не станет человеком Саркисяна и всегда будет стоять на стороне Кочаряна. Можем ли обнаружить хотя бы один такой аналог в окружении Саркисяна, за исключением считанных лиц, да и то не представляющих собой самостоятельных и влиятельных политических единиц (типа Микаела Минасяна, первого заместителя руководителя администрации президента, женатого на дочери главы государства), а также политических трупов класса Артура Багдасаряна, которого уже никто и никуда не возьмет. Разумеется, нет. Потому и переманивание «элитариев» в свой лагерь для президента Саркисяна сегодня является задачей номер один. А процесс достижения лояльности элиты сопровождается кадровой политикой и предоставлением теневых бонусов, дополнительных льгот и привилегий (в коммерции, налогообложении).
Таким образом, внутренняя политика президента Саркисяна и его окружения есть не что иное, как кампания по достижению лояльности элиты. Все ресурсы администрации – финансово-экономические, медийные, государственные, политические – направлены на решение этой задачи.

В этой связи выскажемся о кадровой политике президента. Должен сказать, никогда в истории независимой Армении ее руководители не назначали на должности столь неспособных людей. За исключением некоторых лиц (министра энергетики Мовсисяна, министра сельского хозяйства Карапетяна), никто в правительстве работать (то есть ставить и решать конкретные задачи) не умеет. В правительстве способны лишь на принятие долгосрочных стратегий, концепций, проектов, каждый из которых – «Москва – Нью-Васюки». Удивляет также практика президента назначать откровенно слабых людей. К примеру, для Алика Саркисяна и Сейрана Оганяна занимаемые ими посты – слишком тяжкая ноша. Достаточно сказать, что в министерстве обороны сегодня нет ни единоначалия, ни вообще вменяемого порядка. Например, в министерстве действуют два (?!) управления по кадрам: первое является кадровым управлением генштаба, второе – самого министерства. Если спросить, кому нужны два кадровых управления в одном и том же ведомстве, то нам ответят, что нужны они для того, чтобы начальник генштаба назначил одного полковника командиром корпуса, а министр обороны аннулировал это назначение2 - или наоборот. Но в какой степени это нужно обороноспособности страны и верховному главнокомандующему – непонятно. Понятно одно, что в оборонном ведомстве страны – хаос, что же касается полиции, то дела в этой конторе тоже идут не лучшим образом, и это также исходит из слабости первого лица ведомства.

Говорить, что президент Саркисян боится сильных людей, потому и выдвигает на первый план посредственностей, вряд ли будет правильно; думать о том, что в стране не осталось нормальных сильных людей, способных работать в исполнительной власти, также не хочется. Где же кроется причина всего этого – неизвестно. Тем не менее, не дает покоя вопрос: почему назначать ректором ЕГУ Арама Симоняна, ректором политехнического – Ара Аветисяна, министром культуры – Асмик Погосян и т.д. и т.п., когда очевидно даже для первых лиц, что подобные индивиды ни на что позитивное не способны, единственное, что им под силу – это испортить вверенные им сферы и заведения.

Теперь перейдем к самой сути главной тактической ошибки президента Саркисяна. На наш взгляд, заключается она в том, что Саркисян ликвидировал правила игры, на протяжении целого десятилетия регулирующие межвластные, межобщественные отношения.

Под правилами игры следует понимать некий негласный кодекс, устанавливающий принципы функционирования бюрократии и олигархии. Например: брать взятки или нет, в каких объемах и у кого; заниматься подпольным бизнесом или нет и в каких объемах; воровать или нет и в каких объемах и т.п. Сегодня в бюрократии царят хаос и напряжение. Процитирую слова высокопоставленного прокурора, с которым на днях имел беседу: «... мы все сегодня не уверены в завтрашнем дне... говорят, взяток не брать, отвечаем – хрен с вами, не будем брать, мы и так обеспечены, как-нибудь продержимся... за всю историю Советской Армении не было арестовано столько высокопоставленных офицеров и генералов, сколько после прихода Сержа... не осталось ничего святого, Маргар и Алик (начальник дорожной полиции Маргар Оганян и начальник полиции РА Алик Саркисян – ред.) были братьями, до чего дошли... что, Маргар только вчера начал воровать бензин и прочие средства из бюджета полиции?... Вся система полиции на грани коллапса, никто не хочет работать без гарантий, а гарантии никто не дает... задумали дурацкую кампанию по борьбе с коррупцией, но никто не знает, что с ней делать... осталась только одна здоровая структура – прокуратура, но ее тоже скоро развалят по примеру министерства обороны и полиции... во времена Роберта было по-другому, были правила игры, которым мы следовали, а нарушающих их - наказывали и выкидывали из системы, хотя такие случали были редкими... дай Бог, чтобы этот кошмар поскорей закончился...» Полагаю, слова прокурора говорят сами за себя и не нуждаются в комментариях, мы же рассмотрим проблему борьбы с коррупцией, ставшей одной из причин ликвидации правил игры.

Дело в том, что единственным средством борьбы с коррупцией является ее искоренение. Речь идет о централизованной коррупции, ибо именно она является злом. К примеру, и в Норвегии можно гипотетически представить себе ситуацию, при которой рядовой гаишник может взять деньги у водителя. Это, безусловно, единичный случай, ибо невозможно представить норвежского гаишника, притаившегося в кустах в ожидании потенциальной жертвы, с тем чтобы взять у него деньги и вечером поделиться с начальством. Словом, централизованная коррупция вполне поддается ликвидации, если есть на то воля первого лица. Опыт Грузии – яркое тому подтверждение. Например, в случае с ГАИ надо снять с офицеров дневные планы (по взяткам), запретить им «пастись» и устраивать засады, заставить, чтобы работали по закону. Со следующего дня ситуация нормализуется; конечно, будут исключения, найдутся аферисты, которые рискнут пренебречь инструкциями, но это тоже пройдет, как только за несколько дней посадят нескольких жуликов. Если в Грузии, самом извращенном государстве мира, удалось за считанные месяцы перебороть коррупцию везде, то неужели в Армении это будет невозможно?

Но что мы видим в действительности? На уровне первых лиц коррупцию никто ликвидировать не хочет; наверху говорят – боритесь с коррупцией, а предпринимать радикальных шагов не собираются, более того, даже не отменяют «пошлин». В итоге – неясность и хаос, и чиновник не знает, как ему быть. Те же офицеры ГАИ в замешательстве: с одной стороны, им необходимо ежедневно сдавать план (в столице он составляет 80.000 драмов), с другой стороны – ежедневно рискуют оказаться козлом отпущения.

Та же ситуация царит в фискальной сфере. Налоговики и таможенники с утра до вечера наполняют государственный бюджет, помимо этого вынуждены заботиться о собственном достатке и, конечно же, о «пошлинах» наверх, и все это – под страхом тюрьмы. В областных администрациях, территориальных структурах минюста и других ведомств то же состояние – напряженность, неуверенность, замешательство3. Таким образом, борьба с коррупцией должна означать либо ее тотальное искоренение по грузинскому образцу, либо ее не должно быть вообще, ибо толку от этого нет, а для режима это представляет серьезную опасность, ибо отсутствие правил игры, внятных и приемлемых для всех, сегодня подвело к ситуации, при которой мечта бюрократии – возвращение к старым порядкам, а именно – к ясности и уверенности, что означает смещение режима президента Саркисяна.

В провале антикоррупционной кампании, от которой лично президенту достался только ни с чем не сравнимый ущерб, свою долю имели также некоторые личные качества главы государства, такие как, скажем, излишняя уступчивость, мягкость. Так, еще в 2008г. он намеревался ликвидировать ГАИ, во всяком случае, значительно сократил аппарат. Но к нему пошли со слезами и уговорили сохранить это заведение, мотивировав, что выбросить столько людей на улицу неправильно, к тому же эти люди нужны в выборных делах и т.д. и т.п. Результатом оказалось то, что ГАИ до сих пор функционирует как хорошо налаженная коррумпированная система и значительно усилилась с 2008г. Снисходельность президента к коррупции, основанную на социальном факторе, можно обнаружить везде. Недавно с одним из влиятельных людей страны мы говорили о коррупции в ЕГУ и назначении Арама Симоняна. Мой собеседник сказал приблизительно следующее: «Я убежден, что Серж – не взяточник, но я не понимаю, почему он терпит бардак в ЕГУ и назначает Симоняна. Если ему не «платят» оттуда, то почему бы не искоренить коррупцию в университете и не назначить нормальных людей?» В этом случае мы также имеем дело с социальным фактором: борясь с коррупцией, президент Саркисян все-таки осознанно оставляет лазейки для «корма» (в данном случае) профессорско-преподавательскому составу, дабы не нанести ущерба их благосостоянию и не вызвать волну недовольства особенно сейчас, на пороге двух выборных кампаний.

Таким образом, борьба с коррупцией и наказание коррупционеров, с одной стороны, а с другой стороны, ее бескорыстное скрытое поощрение и поддержка в силу известных причин – такова вкратце суть антикоррупционной политики президента Саркисяна. Разумеется, она опасна и в первую очередь - для главы государства (см. ниже). Коррупция на службе социальной сферы – такого еще нигде не было.

Помимо «борьбы с коррупцией», есть и другие причины, из-за которых бюрократия оказалась в замешательстве. В частности, чистка ее рядов от нежелательных элементов по политическим мотивам. Так, десятки и сотни служащих были уволены из полиции, фискальных органов и прочих ключевых ведомств вследствие личной близости тому или иному скрытому оппоненту президента Саркисяна. В частности, по достоверным данным, из налоговых органов были уволены практически все сотрудники, считающиеся людьми Овика Абрамяна. И что же президент Саркисян получил взамен?

Взамен президент получил то, что на выборах президента 2013г. контролировать бюрократию будет не он. Любая инструкция, вне зависимости от степени ее законности, будет проигнорирована, если соперником Саркисяна на выборах станет человек, о возвращении порядков которого так страстно мечтает бюрократия и большинство элиты, ибо такова природа власти, о которой в авторитетном источнике мы можем прочесть: «Государственная власть может добиваться своих целей различными средствами – идеологическим воздействием, экономическим стимулированием и иными косвенными способами, но только она обладает монополией на принуждение с помощью специального аппарата в отношении всех членов общества»4. Что же касается принуждения и реальности его осуществления, то добавим, что основными формами проявления власти являются господство, руководство, управление, организация, контроль, а «…господство предполагает абсолютное или относительное подчинение одних людей (социальных групп) другим. Руководство обозначает способность осуществлять свою волю путем воздействия в различных прямых и косвенных формах на руководимые объекты. Оно может быть основано исключительно на авторитете (выделено ред.), на признании руководимыми соответствующих полномочий у руководителей при минимальном осуществлении властно-принудительных функций»5. Из процитированного можно заключить, что власть, ликвидирующая правила игры и не создающая ничего взамен, лишает себя главного для руководства – авторитета, без которого невозможно «признание руководимыми соответствующих полномочий у руководителей при минимальном осуществлении властно-принудительных функций».

В политике по привлечению на свою сторону членов элиты мы видим тот же иррационализм. «Стратеги» президента Саркисяна буквально преследуют «авторитетов», которые потенциально могут встать на сторону Кочаряна. Иногда даже идет неприкрытая борьба за них, правда, неуклюжая и бесполезная. Так, недавно президент Саркисян в Цахкадзоре мягко отчитал молодого ученого и признал (первым из трех президентов Армении!) генерала Манвела Григоряна... героем, достойным подражания. В частности, президент сказал: «Простите, но не делайте ошибочных заявлений. Вы Манвела знаете. Ваша проблема исходит от того, что Вы руководствуетесь желтыми мыслями, желтой прессой. Манвел – это тот армянин, благодаря самопожертвованию которого мы достигли очень многого, а сказки, которые рассказывают, ошибочны. Сегодня у нас есть сын Манвела, мэр Эчмиадзина. Мы регулярно проводим исследования, согласно которым уже долгое время мэр Эчмиадзина является одним из мэров, пользующихся самым высоким рейтингом. Я не говорю, что у Манвела нет недостатков, но пробовали ли Вы сравнить эти недостатки с его преимуществами?». Что же интересно для нас в этом высказывании президента? Конечно, не то, что ежедневно президент Саркисян занят в основном тем, что отталкивает от себя нормальных граждан страны, приведших его к власти в 2008-ом; и не то, что ежедневно он приближает к себе людей, препятствующих его приходу к власти три с половиной года назад. Интересует нас здесь близорукость «стратегов» президента, отвечающих за внутреннюю политику, которые так и не поняли, что такое генерал Григорян и какой тип людей он представляет, а также то, что президент Саркисян как бы предвосхищает события и старается придержать Манвела при себе, лишь  бы оппоненты его не заманили. Но из этого ничего не выйдет. Почему? Подскажу: от такого типа людей пользы дождаться невозможно, а сомневающимся посоветую проанализировать события трехлетней давности6. И признание главой государства генерала Манвела Григоряна «героем», которому простительны его недостатки (точнее, акты насилия и хулиганства), бьет по авторитету президента, который в тяжелые для него дни (февраль 2008-го) просил помощи не у Манвела, а у нормальных граждан страны, а также обещал, что не оставит в стране «маузеристов», а затем, как только ему подсказали, что не нормальные граждане, а манвелообразные элементы являются его опорой, сразу же приступил к обслуживанию их интересов, позабыв о своей подлинной опоре.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Мы коснулись ряда наших внутренних проблем, которые (точнее, их последствия) в большей степени являются проблемами президента Саркисяна, хотя бы на том основании, что он, возможно, уйдет в 2013г., а с нами ничего не произойдет: мы останемся один на один с вызовами, которым не знаем, как противостоять. По-прежнему сохраняется и с каждым днем все драматизируется проблема карабахского урегулирования, а сдача территорий, согласно всеобщему мнению, - опасная и пагубная для Армении затея, которая, впрочем, уже не имеет альтернативы. Не видно конца миграции. Не видно начала экономического оздоровления. Не видно призрака справедливости. Не видно осознания политическим руководством страны драматизма ситуации. А то, что видно (непрекращающиеся тотальные кампании по восхищению армянской мыслью, армянской канатной дорогой, церемониями награждения «Ташир», армянскими победами, в частности победами генерала Манвела по телекомпании АР, армянской диаспорой и министром диаспоры, армянским геном и т.д. и т.п.), было бы лучше не замечать вообще, ибо это - не что иное, как пир во время чумы...

 

1Сегодня в Армении два производителя цемента, стоимость которого они дружно и согласованно довели до 60.000 драмов за тонну. Следует сказать, что такой цены в мире нет! Еще в 2006г. тонна цемента стоила в Армении 19.000, год назад – в районе 45.000; заметим, что ничего существенного за этот период в экономике страны не изменилось, за исключением цены на газ, которая влияет на себестоимость цемента в ничтожной степени. Далее, возьмем рынок продовольствия. Как ведут себя производители и импортеры сахара, кофе, яиц, пшеницы, муки – известно любому жителю страны. Когда в мире наблюдаются тенденции понижения цен на указанные товары, у нас происходит обратное (пример – резкое подорожание сахара и муки в конце августа и заметное их подешевление на мировых рынках); когда в мире дает о себе знать существенное повышение цен, у нас происходит нечто вроде экономического геноцида, когда даже правительству становится неловко стоять в стороне, и оно вынужденно предпринимает робкие шаги (задействует антимонопольную комиссию, от которой еще никто толком не пострадал, и т.п.). Но наиболее серьезный урон отечественная олигархия наносит селу: сельское хозяйство в условиях нынешних принципов формирования цен на комбикорма, удобрения, ядохимикаты, дизельное топливо, сельхозтехнику, попросту обречено на вымирание, и смена министров сельского хозяйства по итогам каждого неудавшегося года ни к чему не приведет. В данном случае надо говорить уже о социальной катастрофе, постигшей армянское село, к которой политическое руководство страны равнодушно, либо не видит и не осознает масштабы надвигающейся трагедии.

2Мы говорим о реальном факте: высокопоставленный офицер был назначен командиром корпуса, собрал вещи, устроил застолья с коллегами и друзьями, а наутро узнал, что приказ о его назначении отменен министром обороны.

3Ситуация настолько драматична, что фраза спикера парламента Овика Абрамяна, брошенная школьнику («не становись полицейским, их сажают»), сегодня звучит предельно естественно, тогда как несколько лет назад фантазии не хватило бы представить второго должностного лица государства, озвучивающим подобную мысль.

4Философский энциклопедический словарь, Москва, «Советская энциклопедия», 1983г., стр. 85.

5Там же.

6Недавно в беседе с одним врачом, интересующимся политикой, я высказал мысль о том, что генерал Григорян – подлинная бактерия, на что услышал научно обоснованное возражение врача. Он сказал, что бактерия – вещь, от которой временами бывает польза, а без бактерий человеческий организм не будет в состоянии функционировать. Далее добавил, что генерал Григорян – вирус, от которого никому не может быть хорошо и привел в пример события 2008г., указав на тот факт, что от Манвела не было пользы ни Тер-Петросяну (которому тот обещал штурмом взять резиденцию президента, а затем обманул), ни Кочаряну, ни Саркисяну. Такое вот интересное умозаключение, только вот сожалеем, что к этому не приходят в здании по адресу пр. Баграмяна 26.


Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am