Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Экономика

Экономика
Май 2008, N 2

Миссия и значение идентичности в сельском хозяйстве

Гагик Габриелян, экономист, член совета исследовательского центра «Экономика и ценности»

 

С 2009г. реализация сельскохозяйственной продукции в РА подпадет под обложение налогом на добавленную стоимость (НДС). Одновременно, достаточно серьезным ограничениям подвергнутся масштабы предоставляемых сельскому хозяйству госдотаций. Эти изменения, намечаемые в сельском хозяйстве, обусловлены обязательствами, принятыми на себя Арменией в рамках Всемирной торговой организации (ВТО)1.

Предстоящие изменения, связанные с реализацией обязательств перед ВТО, имеют чрезвычайно важное стратегическое значение и могут существенно повлиять на сельское хозяйство и жизнь сельских общин Армении. Для их осуществления правительство Армении, конечно, уже располагает некоторыми разработанными концепциями, главная позитивная цель которых заключается в том, чтобы посредством высокого порога применения налогообложения по возможности меньшее количество сельскохозяйственных объединений подпало под это налогообложение, и, тем самым, минимизировались бы возможные отрицательные влияния. Тем не менее, имеющаяся содержательная и прикладная структура этих концепций, а также степень их четкости и скрупулезности пока не достаточны для обеспечения должного осуществления желаемого. В концепциях не уделяется должного внимания двум важным компонентам или обстоятельствам – идейной основе и тщательной разработке механизмов осуществления.

Однако цель нашей статьи заключается не в обсуждении жесткости или мягкости обязательств ВТО или подробном анализе предусмотренных для их реализации концепций. Наша задача – поднять некоторые абстрактные и идейные вопросы, правильное восприятие и практическое применение которых является предусловием для эффективной экономической и, в частности, сельскохозяйственной политики, а также разработки и осуществления реформ.

Вообще, слабость идейной основы может привести к непоследовательности экономической и предпринимательской, а также любой другой стратегии и шагов, направленных на ее реализацию, что, в свою очередь, приводит к внутреннему столкновению интересов и неэффективному использованию средств. С другой стороны, отсутствие или слабость прикладных подробностей, деталей может в некоторых случаях даже перевернуть с ног на голову стратегические цели и свести их на нет. В данном случае прикладные детали касаются разработки подробных документационных и административных схем, форм и структур по осуществлению предполагаемых налоговых изменений в сельскохозяйственной сфере, которая должна исходить из специфики сельского хозяйства Армении. Это особенно важно, если учесть, что предстоящие изменения отразятся не только на производителях отдельных сельхоз продуктов, но и на остальных участниках рынка.

В современной науке стратегического управления в основе разработки и реализации стратегий и политики заложены важнейшие абстрактные вопросы: «Кто мы-», «В чем цель нашего существования, или зачем мы живем-» и «Чего мы хотим-» (в том числе «Кем мы хотим стать-»). Ответами на эти вопросы определяются идентичность, миссия и видение будущего любого частного или юридического лица, в том числе хозяйствующего или занимающегося предпринимательством субъекта. Стратегия начинается с оформления четких ответов на эти вопросы. Эта абстрактная (кажущаяся таковой) основа – важнейшее предусловие формирования и последовательного осуществления стратегических и политических разработок, она имеет большое прикладное и материальное значение. В современном мире любая организация или инициатива (в том числе коммерческие фирмы), более или менее обладающая весом или амбициями, как правило, добиваются известности у общества благодаря оформленным постулатам своей идентичности и миссии, которыми они руководствуются в своих тактических программах и текущей деятельности. Ярким примером прикладного значения идейной основы являются международные развития, происходящие сегодня в сфере сельского хозяйства. За последние несколько десятилетий в странах с развитой рыночной экономикой произошли и продолжают происходить серьезнейшие изменения идейной основы сельскохозяйственной политики, имеющие большое прикладное значение. Была принципиально пересмотрена и продолжает пересматриваться роль и значение сельского хозяйства и крестьянства в государстве и обществе, т.е. меняется восприятие их идентичности и миссии. Сельское хозяйство уже не воспринимается как исключительно экономическое звено, необходимое для обеспечения общества пищей, а роль и значение крестьянства становятся все шире и разнообразнее. Наряду с решением продовольственной проблемы, постепенно все большее и большее значение придается таким миссиям и ролям сельского хозяйства или, точнее, крестьянства, как:

-          Обеспечение социального мира (поскольку в большинстве стран превалирует сельское население).

-          Экология и охрана окружающей среды (так как ведение сельского хозяйства непосредственно влияет на чистоту окружающей среды, а также на ее внешний вид – пейзажи. Например, Европа обязана своими красивыми и чистенькими пейзажами в том числе сельскому хозяйству).

-          Развитие сельской местности (получающее все большее и большее значение).

-          Обеспечение безопасности продуктов питания (потребители становятся все более чувствительными по отношению к безопасности продуктов питания, которая существенно зависит именно от безупречности первичных сельскохозяйственных продуктов).

-          Вопросы национальной безопасности (в частности, заселение приграничных районов).

-          Развитие туризма (при правильной организации и презентации села и сельская жизнь могут стать выгодным туристическим рынком).

-          Равномерное экономическое и социальное развитие регионов страны.

-          Сохранение национальной культуры и традиций (поскольку в современном мире все большее значение получает сохранение культурного многообразия, а крестьянство воспринимается в качестве важного носителя и хранителя национальной культуры и традиций).

-          Вопросы мировоззрения и образа жизни (так как ведение сельского хозяйства рассматривается как особая сфера или образ контакта человека с природой).

-          Демографическая роль.

В проходящих в рамках ВТО многосторонних переговорах между развивающимися, развитыми и переходными странами одним из самых остродискуссионных вопросов стал вопрос о вышеперечисленных «некоммерческих» значениях сельского хозяйства. Многие страны, в том числе страны с переходной и постпереходной экономикой, а также такие развитые страны, как Япония и Швейцария, оспаривают утверждение о том, что к сельскому хозяйству нужно подходить с особой осторожностью и что предусмотренные Соглашением ВТО о сельском хозяйстве средства так называемой «зеленой корзины» недостаточны для регулирования некоммерческих вопросов2. Тем не менее, страны требуют большей гибкости для проектирования и применения средств по осуществлению политики регулирования некоммерческих вопросов, в частности субсидирования, исходя при этом из перспектив и развитых, и развивающихся стран. Эти проблемы особенно актуальны для стран с переходной экономикой, каковой является Армения. Беглое изучение международного опыта (ЕС и стран – членов Организации экономического сотрудничества и развития, (OECD)3) показывает, что особое отношение к сельскому хозяйству присуще подавляющему большинству стран (исключения из этого правила действительно редки – например, Новая Зеландия).

В этой панораме происходят значительные и принципиальные изменения. В частности, в Евросоюзе (ЕС), который известен огромными масштабами государственного субсидирования сельского хозяйства (примерно половина бюджета ЕС предоставляется сельскому хозяйству). Выше уже отмечалось, что Европа обязана своими пейзажами в том числе и крестьянам, однако Европа заплатила крестьянам за их тяжелый труд. Изменение восприятия роли и значения сельского хозяйства в ЕС привело к существеной трансформации и усовершенствованию государственной политики, в частности направленности и форм оказания помощи. От субсидий, напрямую поддерживающих производство, ЕС переходит к судсидированию, имеющему значительно более широкий смысл и значение и нацеленному на решение таких вопросов, как охрана природы, традиций (например, традиционные технологии приготовления продуктов), безопасность продуктов питания, эффективное использование земли и воды, сохранение биоразнообразия, социальное согласие, развитие сел или сельских местностей и многие другие.

Важно отметить, что в Евросоюзе политика развития сельских местностей отошла от роли некоего придатка к сельскому хозяйтству (или производству продуктов питания) и стала самостоятельной и довольно важной сферой, где перекрещиваются многие другие направления политики – начиная от социальных и культурных и заканчивая собственно сельскохозяйственной политикой или развитием предпринимательства. Причем в ЕС политика сельского развития демонстрирует тенденцию ко все возрастающей важности и расширению. Можно сказать, что наметившаяся в ЕС тенденция в долгосрочной перспективе может даже привести к тому, что сельскохозяйственная политика станет придаточной по отношению к развитию села.

Особое отношение к сельскому хозяйству существует и в налоговом поле: в частности, в сфере обложения НДС, где многие страны предоставляют довольно широкие льготы и применяют специальные системы. Согласно целому ряду современных экономических исследований4, с чисто практической точки зрения для такого института, как крестьянские хозяйства, может быть оправданным не только учреждение особых условий, но даже применение отдельной системы налообложения (Франция, Италия и др.). В частности, может быть оправданным применение в сельском хозяйстве системы упрощенного НДС. В ряде стран Евросоюза принято, чтобы фермеры не вели счетов, следовательно возникает необходимость в применении альтернативной системы – например, основанной на размере земельных участков. При переходе на основанную на ведении счетов систему административные расходы могут оказаться больше, чем получаемые от использования этой системы дополнительные доходы, а выпадающие на долю фермеров дополнительные бюрократические сложности и расходы могут привести к социальным и политическим проблемам.

Вернемся, однако, в Армению. В содержательном плане после приватизации земли в Армении сутью сельскохозяйственной политики (или стратегии) было выживание. Она в основном концентрировалась на развитие инфраструктур и решение отдельных социальных проблем. Крестьянские хозяйства рассматривались государством преимущественно в аспекте продовольственной безопасности, то есть только как единицы, производящие продукты питания, которые также создают рабочие места для членов своих семей. А крестьянские хозяйства рассматривали самих себя как единоличников, которые сбывают половину своей продукции и которые в полном одиночестве столкнулись лицом к лицу с рыночными силами и чья главная миссия, по сути, заключается в том чтобы «как-то перебиваться». Подобный подход, пожалуй, мог быть оправдан, учитывая тяжелое экономическое положение Армении после суверенизации. Однако думается, что подобный подход уже себя исчерпал.

Сегодня Армении необходимо серьезно пересмотреть свои подходы и восприятия относительно сельского хозяйства, а также идентичности и миссии крестьянства и соответственно выправить свою стратегию и методы политики. Назрела необходимость в серьезном усовершенствовании подходов и методов государственной политики, а также видов помощи и систем оценки их эффективности в сфере сельского хозяйства.

Прежде всего, по сей день неясно понимание идентичности крестьянства и, как следствие, оно неясно также в правовом и экономическом аспектах. Непонятно, в частности, в качестве кого или чего мы рассматриваем крестьянство. Являются ли крестьянские хозяйства лишь коммерческими или предпринимательскими единицами или это отдельный, специальный институт, обладающий некой иной важной ролью и значением- Является ли ведение крестьянского хозяйства образом жизни или коммерческой деятельностью?

В этом плане существенное значение обретают уточнение, максимально точное разраничение и придание должного правового статуса таким понятиям, как «крестьянин», «фермер», «ферма», «крестьянское хозяйство», «фермерское хозяйство», «сельскохозяйственный производитель» и т.д. Сказанное справедлило особенно для Армении, где подавляющее большинство сельхоз производителей – крестьянские семьи, действуют также отдельные частные (физические) лица, и они не зарегистрированы в качестве хозяйственников. Согласно официальной статистике, в Армении на сегодня есть примерно 340 000 крестьянских хозяйств (единиц), обладающих в основном маленькими – в среднем не больше 1.5 га – земельными участками. Единого понятия для их характеристики еще не сформировано, их правовой статус пока «аморфен» и нуждается в уточнении.

Эта проблема актуальна также в контексте планируемых налоговых изменений, поскольку одной из важных проблем налоговой сферы является четкое установление «подлежащего» налогообложению, так как налогообложение касается не воображаемых видов деятельности, а институтов, из которых образуется «подлежащее» налогообложения. Проще говоря, налог должны платить реальные люди и (или) юридические лица. В плане количества производителей в сельском хозяйстве превалируют «крестьянские хозяйства». Следовательно, в сельском хозяйстве необходимо обращать большее внимание на физических лиц и (или) группы лиц (как создателей налоговых доходов).

Причем четкая дефиниция «подлежащего» налогообложения необходима независимо от того, сколькие из крестьянских хозяйств или производителей сельскохозяйственной продукции будут обложены НДС, так как, в любом случае, для налогообложения, освобождения от налогов, применения налоговых льгот или применения особой формы налогообложения, а также ведения государственной статистики, правильного адресного использования государственных дотаций и оценки их результатов необходимо знать, с кем мы имеем дело.

Во-вторых, восприятие миссии крестьянства на сегодня довольно ограничено, что, кстати, влияет не только на государственную политику, но и на формирование в обществе отношения к крестьянству. В рамках проводимой до сих пор сельскохозяйственной политики крестьяне рассматривались и продолжают рассматриваться как звено, решающее проблему продовольственной безопасности, или, проще говоря, как производители еды для нас. Отмечавшееся выше более широкое значение сельского хозяйства и крестьянства отодвинуто на второй план. Ограниченная миссия ограничивает арсенал политики и стратегических инструментов, примитивизируя их и изолируя от развитий в других сферах экономики.

Безусловно, обеспечение продовольственной безопасности само по себе является важнейшей задачей и должно быть нашей целью, однако если ограничиваться только лишь этой задачей, то в долгосрочной перспективе это отрицательно скажется на сельскохозяйственной производительности и конкурентоспособности. В этом случае производство начинает иметь низкую добавочную стоимость и требует значительных объемов, а у Армении нет столько земли и природных ресурсов для подобных излишеств.

Уточнение идентичности крестьянства, расширение и усовершенствование его миссии могло бы иметь ряд важных практических значений для усовершенствования арсенала методов ведения политики. Это, в частности, могло бы способствовать важному смещению акцента в средствах государственной политики – в частности, в направлении средств государственной поддержки. Например, направленность средств государственной поддержки могла бы сместиться от сельскохозяйственного производства к крестьянину, к экологии, к технологическому развитию или сохранению биоразнообразия или к другим направлениям.

Подобное смещение могло бы быть выгодным в нескольких аспектах, в частности:

•          Таким образом открываются гораздо большие возможности дл стабильного развития сельского хозяйства, развития, которое гармонировало бы с природой и позволило бы щедрее вознаграждать природу за труд.

•          Это непосредственно связано с выполнением обязательств перед ВТО и могло открыть широкие возможности для того, чтобы Правительство сумело предоставить требуемый уровень поддержки сельскому хозяйтсву, классифицируя их как средства «зеленой корзины» и, тем самым, не нарушая взятые Арменией перед ВТО обязательства по субсидированию.

•          Для подобных мероприятий открываются более широкие возможности по привлечению внешних финансовых средств, так как указанные направления более приемлемы, лучше воспринимаются и «приятнее» для международных организаций и стран-доноров, которые с большей готовностью примут участие в программах, реализуемых в этих направлениях.

 

В-третьих, решение вышеуказанных проблем важно для внедрения такого явления, как «сельское развитие» или «развитие сельских местностей» и в аспекте включения его в качестве одной из составляющих политики. Политика сельского развития как таковая в Армении пока не состоялась. По сути, в Армении эта политика пока носит производный характер: ей не уделяется особого места, и она скорее рассматривалась и была нацелена на общее развитие и снижение уровня бедности, параллельно с которой осуществляются небольшие программы, нацеленные на развитие социальных структур и формирование гражданского общества. В Армении элементы, касающиеся развития сельского хозяйства,  разобщенно обозначались и обозначаются в разных направлениях политики. В государственных и международных программах направление практического развития сельских местностей, как таковое, стало удостаиваться внимания в последние три-четыре года. Тем не менее, до недавних пор, в реализованных программах нацеленные на сельское развитие компоненты как правило были немногочисленные и занимали мало места и как отдельные элементы выступали только в нескоординированных друг с другом разнообразных программах.

В-четвертых, расширение роли и значения сельского хозяйства и крестьянства создает гораздо больше возможностей для установления важных взаимосвязей между сельским хозяйством и другими отраслями экономики страны. Примеров тому множество: связь развития сельской местности с программами регионального развития, развитием туризма, экологическими программами, развитием новых «зеленых технологий» и т.д.

Таким образом, перед крестьянством открывается значительно более широкая возможность принять участие в реализации программ, обладающих государственной важностью, что, в свою очередь, повышает положительную заинтересованность в сотрудничестве и созидании нового, а также чувство собственной значимости в обществе.

Наконец, важно не забыть еще одно существенное обстоятельство – подобные идейные и концептуальные изменения предполагают соответствующий уровень усовершенствования институционального и человеческого потенциалов. Без таковых блистательная идейная основа может превратиться в примитивное множество мыслей, а великие планы – в хаотичный клубок действий.

 

 

1.  Обязательства РА перед ВТО в сфере сельского хозяйства можно обобщить следующим образом:

а) В вопросе доступности рынка Армения согласилась для всех сельхоз производителей (кроме нескольких наименований товаров) установить верхнюю планку налоговых сборов в 15%, т.е. в случае необходимости Армения может повысить пошлину на импортируемую сельскохозяйственную продукцию максимум до 15%.

б) Уровень субсидирования экспорта в сфере сельского хозяйства зафиксирован на нуле, т.е. Армения будет не вправе субсидировать экспорт собственной сельскохозяйственной продукции.

в) В области внутригосударственной поддержки сельского хозяйства Армения взяла на себя следующие обязательства:

•          Уровень валового размера поддержки (ВРП) сельского хозяйства зафиксирован на нуле, т.е. от Армении потребуют сохранять уровень субсидирования «желтой корзины» всего лишь в минимальных пределах указанных ниже в пункте «в».

•          Минимальный уровень внутренней поддержки, связанной с отдельным товаром или не связанной с отдельным товаром до 31 декабря 2008г. будет составлять 10%, а с 1 января 2009г. – 5%, т.е. с 1 января 2009г. от Армении потребуется ограничить субсидирование «желтой корзины» 5% стоимости сельскохозяйственной продукции за данный год.

 

С 1 января 2009г. Армения отменит действующие в отношении местных производителей льготы по освобождению от налога на добавочную стоимость при реализации сельхозпродукции, а также ветеринарных препаратов, т.е. с 2009г. с сельскохозяйственной продукции также будет взиматься НДС.

2.  Предложения по переговорам соответствующих стран или групп стран и другие документы ВТО из серийª G/AG/NG/W/* and TN/NG/R*.

3.  OECD – Organization for Economic Co-operation and Development.

4.  В частности, OECD (2005).

 

 

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am