Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Государство и право

Государство и право
Сентябрь 2011, N 9

О ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ ВЗГЛЯДАХ МИКАЕЛА НАЛБАНДЯНА

Мкртич Мурадян, преподаватель факультета правоведения Гаварского государственного университета, доцент

Имя и деятельность Микаела Налбандяна нестираемыми буквами вписаны в летопись армянской новейшей истории и культуры. Хотя его художественные и публицистические произведения всегда создавались по конкретному поводу, они всегда были созвучны со временем, словно раскрываясь все новыми гранями, новой глубиной и смыслом своего содержания.

Вот почему каждое новое поколение нашего народа считало Налбандяна своим современником, своим другом и мудрым советчиком, задумываясь над феноменом – чем же этот мыслитель связан с данным временем, в чем секрет его немеркнущего обаяния1.

М. Налбандян как мыслитель, писатель и гражданин – явление чрезвычайное в нашей действительности. Взяв на вооружение передовые русские и европейские революционные идеи, Налбандян стал одним из знаменосцев демократической революции и пал в борьбе за свободу народа.

М. Налбандян был представителем армянского социал-демократического движения, и своей бурной деятельностью он расчистил путь дальнейшему развитию армянской общественной мысли2.

Родился М. Налбандян 26 октября 1829г. в одном из отсталых предместий Нового Нахичевана, в семье кузнеца Казара. Он был десятым ребенком в семье, рожденным в четвертом браке отца3. Налбандяны были потомственными ремесленниками. Кузнечное дело (в частности, изготовление подков и подковывание лошaдей) в этой семье передавалось из поколения в поколение. Ковалями были и предки мастера Казара. Занятие предков было увековечено его детьми в фамилии «Темирчян» или «Дарбинян» («Кузнецов»). Вначале Микаел писался по имени или фамилии отца – Казарян или Дарбинян. Позже, уже в Крыму, будущий публицист взял фамилию Налбандян (налбанд – тот, кто изготавливает подковы и подковывает гужевых животных – лошaдей, волов, ослов и мул. Прим. перев.)

Подняв армянскую общественно-политическую мысль на уровень представителей яркого созвездия русских революционеров-демократов, - Белинского, Герцена, Огарева, Чернышевского и Добролюбова, Налбандян тем самым ознаменовал собой целую эпоху в истории армянской культуры4.

М. Налбандян прожил короткую, но исключительно богатую жизнь – насыщенную, полную героических и трагических событий, сложных психологических периодов. Он умер, не прожив полных 37 лет, но сколько всего успел он сделать, сколько разного рода нитей – общественных и личных, связаны с его именем и делами! Начало его деятельности было положено в родном городе Новый Нахичеван, продолжалась она в Кишиневе и Крыму, Москве и Петербурге, Тифлисе и Эчмиадзине, доходя до Константинополя и далекой Индии, Лондона и Парижа5.

Жизнь заставила его углубиться в общественно-политические движения того времени. Национальные армянские проблемы привели его в русскую среду, а оттуда – на международную революционную арену. Где бы ни появлялся Налбандян, он моментально формировал вокруг себя плотную среду своих единомышленников, одновременно приобретая заклятых врагов. Весь его жизненный путь ознаменован борьбой и трудным восхождением.

Философские, социологические, эстетические, психологические социально-экономические, политологические, этно-политические и правовые взгляды М. Налбандяна окончательно сформировались в начале 60-ых годов XIXв. и стали высочайшим достижением армянской общественной мысли.

Разносторонне образованный, мыслящий, обладающий феноменальной памятью, активный общественный деятель, выдающийся патриот, опытный оратор, политик-боец, публицист, певец свободы, объявивший войну угнетению и мракобесию – так отзывались о Налбандяне его современники.

Налбандян не оставил после себя четкого, цельного труда о государстве и праве, но все эти вопросы нашли отражение в его историко-философских произведениях. «Государство – это не народ, - писал Налбандян о государстве, - следует понять чиновников этого государства и его руководство»6. Исследуя европейские буржуазные и азиатские феодальные государства, Налбандян пришел к выводу, что эксплуататорские классы в этих странах при помощи государственного аппарата держат массы в угнетенном состоянии. Налбандян считал, что государственный аппарат защищает интересы богатых, служит им, живущим за счет народа и, насильственно собирая с них налоги, содержат чиновничий аппарат. В европейских странах для изменения государственных режимов буржуазные идеологи прибегают к расхожему аргументу – государство защищает интересы народа. Налбандян же был против этого аргумента, ибо он прекрасно понимал, что коль скоро внутри государства население делится на богатых и бедных, то это государство деспотическое. «Если нужно, пусть хоть сорок раз поменяют администрирование, - писал он, - но если часть общества владеет землей, а другая остается бедной, то здесь царит деспотия». Налбандян четко сознавал, что в феодальных и буржуазных странах изменение администрирования не меняет эксплуататорской сути государства, поскольку власть находится в руках богатых землевладельцев, коммерсантов и промышленников.

В ряде своих трудов, особенно в эссе «Гегель и его время»7 Налбандян с большой симпатией говорит о диалектике Гегеля. Переработав ее, он попытался использовать это в качестве научного метода познания. А его противники, особенно Тероенц, считая диалектику Гегеля обоснованием атеизма, предлагали отказаться от нее8.

Труд «Гегель и его время» был написан в тюрьме (в августе 1863г.) и впервые опубликован в 1872г. в десятом номере журнала «Лума». Налбандян затрагивал философские вопросы и рассуждал о роли философии в различных своих произведениях, однако «Гегель и его время» – единственная работа автора, материал которой полностью посвящен философии. Здесь Налбандян часто ссылается на Чернышевского, устанавливает идейную связь и сходство философских взглядов с гениальным русским мыслителем и революционным демократом, приводя пространные цитаты из его трудов. В тюрьме в его руках оказалась известная статья Н.Г.Чернышевского «Критика философских предубеждений против общинного владения», опубликованная в журнале «Современник» (1958г.), откуда Налбандян приводил цитаты, не называя при этом имени автора. Обращаясь к идеалистическим взглядам Гегеля, он выражает мысль о том, что не только в монархических, но и в конституционных, республиканских государствах власть преследует одну лишь цель – обеспечить власть богатых над бедными. Утвердившееся в литературе мнение, что Налбандян был сторонником конституционной монархии, не соответствует действительности.

Налбандян выступал против существующего государственного строя, находя его антинародным, поскольку и при германском империализме, и при французской буржуазной революции народ лишен экономических и политических прав. С другой стороны, право человека и право народа нельзя противопоставлять друг другу. Эта мысль Налбандяна особенно важна и актуальна в аспекте решения застарелых вопросов о взаимосвязи международных правовых норм самоопределения наций и территориальной целостности государств. Так, если общечеловеческое развивается посредством национального, то право человека развивается посредством развития национального права. Конкретная личность как представитель данной нации является носителем прав и народа, и человека; следовательно, бессмысленно противопоставлять право нации и право человека, поскольку это две стороны, обуславливающие и развивающие единое целое. И поскольку развитие общечеловеческого происходит путем развития наций (а не наоборот), то право нации на самоопределение – отдельное, доминирующее, ибо человек конкретный значит больше, чем человек абстрактный.

Продолжая свои умозаключения относительно развития государственного строя, он не сомневался, что настанет день, когда государственный строй Англии рухнет, и то же самое произойдет и с Францией.

В своих политических определениях Западной Европы Налбандян не считал это заключительным политическим этапом, наоборот, он понимал, что после падения эксплуататорских режимов возникнут государства нового типа, представляющие интересы народа. Налбандян писал, что с веками Европа меняла и теперь продолжает менять свой государственный строй, однако до сих пор не достигла еще своей цели. Цель – отнюдь не уничтожение государства, а создание нового национального управленческого аппарата и с его помощью – решение экономических вопросов. «Этот вопрос разрешится рано или поздно, - отмечает он, - даже если будут страшные бури»9. Идеи М. Налбандяна о государстве тесно связаны со свободой народа. «Следует знать, что интересы государства не имеют никакого отношения к интересам народа до тех пор, пока система будет оставаться такой, какова она сегодня», - писал он10. По мнению автора, все типы государств следует уничтожить и создать новые.

Близкие отношения М. Налбандяна и «отца» идеологии анархизма М.Бакунина не могут служить основанием для утверждения, будто Налбандян находился под влиянием его анархических идей. Сам М.Бакунин признавался своим родным, что Налбандян не разделяет его политических взглядов. «У него, - писал Бакунин, - нет никакого политического согласия со мной». Подобную мысль Бакунин высказал в письме Тургеневу, говоря, что Налбандян принадлежит к армии противника11.

Понимая, что государство – категория не вечная, а историческая, Налбандян выдвинул вопрос о ликвидации государственной системы. Он понимал, что все условия для ликвидации подобной государственности будут созданы в далеком будущем, а не после победы крестьянской революции. «Да, если равенство распространится по всему земному шару, если исчезнут существующие ныне все государственные системы, - писал он, - то завтра не только не будет национальных проблем, но и предпосылок для них не будет. Но вопрос в том, что для всего этого нужно время»12.

В государственно-правовых взглядах Налбандяна важное место занимают мысли о политике, об обличении колонизаторских государств и различного рода национальные исследования. Он считал, что захватническая политика, угнетение и разграбление народов являются основой внешнего функционирования эксплуататорских государств, что неразрывно связано с внутренней политикой этих государств. По словам Налбандяна, Англия и другие державы захватили и крепко держат в руках множество стран – с целью экспроприации и вывоза оттуда драгоценного сырья. «Захватчики государств и народов прикрываются лживым доводом. Мы не можем это оправдать. Что это за довод? Он состоит в том, что сильные государства захватывают чужие страны, порабощают чужие народы с одной лишь целью – просветить, приобщить их к «цивилизации», - отмечал Налбандян13.

Армянский революционер-демократ писал, что угнетенные нации стремятся скинуть иностранное иго. Справедливое и законное решение – каждая нация вправе самой решать свою судьбу. Обращаясь к державам-поработителям, Налбандян отмечал, что «если существуют законы равенства и между государствами действуют права, значит все это должно существовать и для порабощенных народов». «Ты хочешь сохранить равенство ради права, но почему «я» столь чужд для тебя и не имею к тебе никакого отношения, и ты против моей воли насильно кладешь меня на чашу твоих весов? С другими государствами ты говоришь на языке права, а в отношении меня попираешь эти права и применяешь жестокую несправедливость»14. В дальнейшем Налбандян отмечал, что сколько бы территорий ни захватывалось, все равно простой народ не преследует никакой корысти. «Нации, которые потрясают всю землю, также являются рабами собственных государств», - писал Налбандян15.

Особенно велико было влияние Белинского на этно-политические взгляды Налбандяна. «Нация должна иметь национальность, и там, где исчезает национальность, морально и материально исчезает и нация», исчезает и та «сила», что управляет его живым организмом, к чему причастна и «душа, и архитектурное творчество, и человеческая природа, и даже природа данной территории»16.

Понятия «нация» и «национальность» (форма и содержание) рассматриваются абстрактно, без этнической субстанции (сущности) армянина и армянства. Трудно представить себе нацию без национальности, собирательной личности. Без национальности человечество – абстрактное, мертвое явление17.

Налбандян считал недопустимой борьбу богословскую, раскалывающую национальное единство. Кем бы ни были армяне – грегорианцами, католиками или православными, они все равно остаются братьями по крови, потомками одной нации.

В начале своей публицистической деятельности Налбандян находился под влиянием идеалистических взглядов западноевропейских просветителей XVIII века.

Он придавал важность идее сохранения родины, особенно в тяжелые для нее времена. Горькое прошлое армянского народа свидетельствует, что основной причиной гибели родины является массовая эмиграция. «Нация должна отказаться от эмиграции», - призывал Налбандян-поэт.

Обращаясь к вопросу происхождения права, Налбандян увязывает его с естественным правом и первоисточником считает именно естественные законы, утверждая, что человеческие или гражданские законы создавались параллельно с естественными законами. Концепция естественного права как стройная система идей и взглядов сформировалась в новую эпоху (XVII-XVIII веках), однако корни ее уходят в глубь древнейшей истории человечества. Согласно представлениям древнейшего человека, земные порядки (государство, государственная власть, общеобязательные правила и заветы, позволения и запреты и т.д.) возникли из какого-то сверхчеловеческого (божественного) источника и авторитета и являются земным воплощением определенного божественного (естественно-божественного, естественного) порядка справедливости18.

Всестороннее исследование концепции естественного права имеет не только познавательно-теоретическое значение, но и огромное практическое, прикладное звучание, связанное с официальным признанием неотчуждаемых прав и свобод человека, а также юридическое закрепление их в позитивном праве (действующем законодательстве). Достаточно упомянуть то обстоятельство, что в основе общеизвестных национальных и международных документов о правах человека лежит концепция естественного права19. (Иной вопрос – их применение). Идеи естественного права получили определенное развитие и в средние века, когда основной идеологией было богословие. В политико-правовых учениях средневековья естественно-правовые идеи в основном упоминались в произведениях средневековых юристов Фомы Аквинского (1225-1274гг.) и Мхитара Гоша (1130-1213гг.). После смерти Фома Аквинский был удостоен титула «Ангельского доктора», а уже с 1323г. он причислен к лику святых римско-католической церкви. В многочисленных произведениях Аквинского большое место занимают вопросы, касающиеся государства, государственной власти и естественного права20. И вместе с тем все, что он успел сказать относительно государства и политики, до сих пор остается весомым историческим свидетельством, а во всех курсах по государствоведению Аквинский занимает ключевое место21.

Мхитар Гош – одна из самых блестящих личностей армянского средневековья, гигант литературы XIIв., а его «Армянский Судебник» является самым содержательным произведением сокровищницы армянской интеллектуальной культуры того времени22. Выдающийся средневековый армянский законодатель и правовед Мхитар Гош был не только сторонником идеи естественного права, но и на основании естественного права утверждал равенство людей перед законом и судом23.

Концепция естественного права как самобытное, уникальное учение, сформировалось в трудах таких мыслителей Нового времени, как Г.Гроциус, Б.Спиноза, Ф.Бэкон, Дж.Локк, Ш.Монтескье, Ж.-Ж.Руссо, Т.Джеферсон, И.Кант, Ф.Гегель, Ш.Шахамирян, М.Налбандян и др.

«Естественное право, - писал Налбандян, - могущественное право, которое превалирует над всеми человеческими законами, оно уже дало понять миру, что все люди волею Божьей равны. Человеческие законы созданы ради сохранения святости социальной и семейной жизни»24. Бывали времена, когда в обществе складывалась естественная ситуация, когда между людьми существовали равные, свободные отношения друг с другом, а политическое неравенство – источник несчастий для людей. «Человеческие страдания, вековой опыт, накопленный тысячелетиями, - отмечает Налбандян, - подводит нас к простой истине: рабство порождает безнравственность, что в свою очередь порождает жестокие преступления. История свидетельствует, что восстания, смуты, убийства, грабежи и др. жестокие явления порождены деспотией. Дух деспотизма, являющийся защитником рабства, не желая принимать равенство людей, совершенно противозаконно первым обнажает свой меч перед имуществом и правом беззащитного человека»25. Налбандян продолжает ту мысль, что свобода является как собственностью человечества, так и в равной степени собственностью каждого индивида.

Необходимо отметить, что в своей «Критике романа П. Прошяна «Сос и Вартитер» Налбандян обращается к вопросу возникновения права. Обычаи возникли и существовали еще до формирования монархий и передавались из поколения в поколение26. Он имеет в виду, что поведение людей, подчинив государству опыт догосударственных времен, потеряло свой смысл. А из истории права нам известно, что первоначальным и самым древним источником права был обычай, а его действующий результат – рожденное обычаем право27. Обычай, подвергнувшись обработке и приобретя определенное содержание, передается после этого из поколения в поколение и становится обязательным в жизни. Исторически право обычая предшествовало всем другим источникам права. Право обычая было самым главным источником древних и средневековых правовых систем28.

Изучая армянскую действительность, причем отношения армянских богачей и бедняков, Налбандян замечает их враждебное отношение в политической, экономической, культурной и иных сферах. Бедные лишены права свободного выражения своего мнения, они убеждены, что это право «принадлежит только богатым», то есть тем, у кого много денег29.Налбандян осознавал, что без законов общество долго существовать не может. Он имел в виду те законы и права, которые могут стать стимулом развития нации. Налбандян боролся за то, чтобы были созданы новые законы, которые бы защищали интересы народа и служили им. Он понимал, что в стране, где он жил, богатые сразу не сдадутся и не заключат братского союза, не вернут обратно права и свободу народу. Вожделенную свободу надо завоевывать борьбой. Армянский революционер-демократ говорил: «Для достижения этой цели мы будем бороться до конца, нас не остановят тюрьма и ссылка, если будет нужно, мы кровью и оружием вернем столь дорогую для нас свободу»30.

Вопросы нравственности Налбандян рассматривал в совокупности с сущностью государства и права. К этой проблеме он обращался в произведениях «Мхитар Себастаци и мхитаристы», «Земледелие как верный путь», «Гегель и его время» и в «Критике романа П. Прошяна «Сос и Вартитер». Нравственность как форма общественного сознания связана с историко-социальным обиходом людей. В эксплуататорском обществе не может формироваться и существовать общечеловеческая нравственность, поскольку между имущими и неимущими формируются антагонистические представления об угнетении, неравенстве, свободе и других явлениях. Общество осознает царящие несправедливые порядки не сразу, а в процессе. Из сказанного можно сделать вывод: понятие нравственности присуще только человеку. «Для природы нет проблемы нравственности, а для человека - это результат его воли, которая может быть доброй и злой, может возвысить и низвергнуть его»31, - отмечал Налбандян. Антинародную суть нравственности в государствах Европы и Азии армянский революционер-демократ видит не только в отношении к собственному народу, но и в отношении захваченных и угнетенных ими народов. Рабство – основа любой безнравственности»32, - отмечал Налбандян. С точки зрения Налбандяна, нравственность личности сформировалась из общей нравственности общества. Он мечтал уничтожить нравственность индивида и создать всеобщую, общечеловеческую нравственность. «Нравственная победа жизни принадлежит не личности, а нации, - писал Налбандян, - и каждый человек, каждая нация самостоятельно достигает этого»33.

Будучи проповедником освобождения нации, Налбандян прекрасно понимал, что решение проблем нравственности, равенства, свободы и иных подобных проблем приведет к беспорядкам в разных направлениях.

Что касается его политологических взглядов, следует отметить, что он был первым армянским политологом, кто, развив национальные традиции своих предшественников и усвоив достижения русской и международной политической и общественной мысли, разработал теоретические положения и методические принципы армянской политической мысли.

Налбандян сражался на два фронта – против внешних и внутренних врагов. Связывая освобождение армянского народа с его социальным освобождением, он предлагал и решал проблемы освобождения человека, освобождения нации, искоренения национальной неполноценности, сплочения нации и иные проблемы, представляющие важность для истории армянской политической мысли34.

Для достижения национальной, социальной и личной свободы он намечает два пути – борьбы и образования, оружия и просвещения, и тем самым он стал великим просветителем и лидером своего порабощенного народа в его борьбе за освобождение нации.

М. Налбандян считается основоположником армянской демократической и политико-правовых идей, став распространителем политико-правовой теории в армянской действительности35. На свободолюбивых и патриотических идеях М. Налбандяна воспитывалось не одно поколение деятелей-патриотов.

 

1Э.Джрбашян. М.Налбандян и современность, Е., 1984, с. 9. (на арм. яз.)

2В. Агузумцян. Социально-экономические взгляды М.Налбандяна, Е., 1955, с. 4, (на арм. яз.).

3А. Ованисян. Налбандян и его время, т.1, Е., 1955, с.17, (на арм. яз.).

4А.Инчикян. Хроника жизни и деятельности М.Налбандяна, Е., 1980, с. 9, (на арм. яз.).

5Э.Джрбашян. Указ.произв., с. 8, (на арм. яз.).

6М. Налбандян. Избранные философские и общественно-политические сочинения, М., 1954. с.442.

7М. Налбандян. ПСС, Гегель и его время, Е., 1954, с. 552-576, (на арм. яз.).

8Г. Габриелян. История армянской философской мысли, Е., 1959, с. 341, (на арм. яз.).

9М. Налбандян, Избранные философские… с. 435.

10Там же, с. 395.

11М. Налбандян. ПСС, т. 3, Е., 1941, с. 437, (на арм. яз.).

12М. Налбандян, Избранные философские… с. 435:

13М. Налбандян, Избранные философские… с. 442.

14Там же, с. 445.

15Там же, с. 441.

16М. Налбандян. ПСС, т. 3, Е., 1982., с. 168, (на арм. яз.).

17В.Ахвердян. Этно-политические взгляды М.Налбандяна, Материалы Республиканской научной конференции, Е., 2009, с. 127, (на арм. яз.).

18Нерсесянц В. С. Философия права, Учебник для вузов, М., 1997, с. 399-402:

19Мюллерсон Р.А., Права человека, идеи, нормы, реальность, М., 1991.

20Д.Багдасарян. История политических и правовых учений, Е., 2006, с. 49, (на арм. яз.).

21Л.Мкртчян. Восприятие государства на протяжении веков, Е., 1994, с. 75, (на арм. яз.).

22А.Сукиасян. Мхитар Гош и «Армянский Судебник», Е., 1965, с. 16, (на арм. яз.).

23Г.Сафарян, Политико-правовые взгляды М.Гоша, Историко-филологический журнал, Е.,1988, N5-47, (на арм. яз.).

24М. Налбандян, Избранные философские… с. 356.

25Там же, с. 117:

26Там же, с. 526:

27Графский В. Г., Всеобщая теория права и государства, М. 2000, с. 36-41.

28История государства и права зарубежных стран, М., 1996, с. 18.

29М. Налбандян, Избранные философские… с. 211.

30Там же, с. 371.

31Там же, с. 452.

32Там же, с. 170.

33Там же, с. 152.

34Г.Манучарян, Фрагменты истории армянской политологической мысли, Е., 2002, с. 182, (на арм. яз.).

35Г.Овсепян. Государственно-правовые взгляды революционного демократа М. Налбандяна, Историко-филологический журнал,, 1980, N2, с. 87-97, (на арм. яз.).


Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am