Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Воспоминания

Воспоминания
Март 2012, N 2

ЛИЧНОСТЬ ИСКРЕННИХ ПЕРЕЖИВАНИЙ

Ованес Папикян, публицист, пресс-секретарь Конституционного суда РА

В майские дни 2006г., когда торжественно отмечалась славная дата – 28 мая, в своем обращении к народу премьер-министр Андраник Маргарян высказал такую мысль: «Сегодня мы на малой части нашей родины строим независимую государственность…». Какие чувства породили эти строки: зов предков, иллюзия найти в затерянном мире очищенные от мхов следы предков, чувство долга перед предками из Муша (которые вели освободительную борьбу в составе отряда Геворга Чауша) или некая внутренняя вера, рожденная таинством и смыслом дня  28 мая – «предшагом» Сардарапата к обеспечению надежного оплота и славной победой Шуши?

Его не оставляли яркие видения и переживания, манящие в страну предков, и этими переживаниями, которые определяются как «сохранить национальную идентичность, национальный образ», он умел заражать окружающих, особенно молодежь, кому самой историей предопределено «участвовать в решении насущных задач по становлению независимой родины и ее светлого будущего». Светлое будущее в его понимании - это вожделенная прекрасная страна, обретшая независимость на «клочке исторической родины». Такой имидж сложился под влиянием диссидентства, когда он оказался среди  молодежи, отличающейся свободомыслием, что в советские годы казалось чем-то из области фантастики. Он и был арестован как диссидент. Одна формулировка чего стоит! «Следствием по делу установлено, что обвиняемый Маркарян, будучи настроен антисоветски, являлся членом тайной антисоветской организации, именуемой Единой национальной партией, и в целях подрыва советской власти вел антисоветскую агитацию и пропаганду, направленную на отделение Армении от СССР и создание так называемого  «независимого армянского государства»…» И – арест, ссылка. 

…Многолетняя правительственная деятельность этой личности с честными и искренними переживаниями, этого крупного политического и государственного деятеля стала одной из нестираемых страниц истории молодой независимой страны. Его рьяная преданность делу рождалась из победы над своим «я» во имя общего, во имя воплощения великих идей. Маркарян словно заключил некую внутреннюю, невидимую для других сделку – с прожитой жизнью, со своим временем, со своей средой и с окружающими его людьми. И он вел этих людей дорогой добра, нравственности, был убежден сам и других уверял в том, что, для того чтобы оставаться нравственным, не нужны особые усилия, просто нужно следовать простой истине: «Главное условие нравственности – желание стать нравственным».

Возможно, прекрасное знание истории стало причиной того, что Маркарян часто вспоминал наказы-заветы отца истории Хоренаци: «Желаю также, чтобы безнравственные поступки наших предков в памяти потомков не остались неосужденными». Хоренаци имел в виду предков-правителей, а Маркарян был руководителем в наши дни, поэтому ему не хотелось быть осужденным, согласно наказу. С такой верой и с таким поведением, он был дольше всех продержавшимся на своем посту премьер-министром Третьей Республики (2000-2007).

В человеческих отношениях он ни разу не возомнил себя недосягаемой  персоной и как должностное лицо (по отношению к  человеку-гражданину) оставался простым и  честным. Свой досуг иногда проводил в беседке, во дворе своего дома.  Его присутствие для соседей служило приятным поводом для общения с близким человеком, начиная от игры в нарды и кончая жаркими дебатами вокруг какой-либо темы. И в такие минуты все они были равны – просто соседи, ставшие почти родственниками; при этом никто из соседей не позволял себе спекулировать такими отношениями и выдвигать какие- то вопросы в корыстных целях.

25 марта 2007 г. Андраник Маркарян ушел в мир иной. В этот день тысячи людей пришли в Пантеон. Тысячи людей приносили ему цветы, воскуряли ладан. Тысячи взоров обратились на него. И в каждом взгляде – сожаление, несказанное слово, заглушенный стон; и в этом безмолвии все, что хотелось сказать, вылилось во внутренний монолог, адресованный его светлому образу. Его душа, парящая в небесной выси, спустилась и незримо присутствовала здесь; и душа эта, исполненная любви и тоски,  бродила по лицам безмолвно стоящих людей; и ее вопросы, ее призывы ласково касались их ушей: «Оставайтесь с миром, живите в согласии друг с другом, будьте добры и честны по отношению друг к другу, сплотитесь во имя того, чтобы сберечь нашу страну. Мир в душе вашей сохраните для этой страны так, как храните любовь в сердце…»

Призыв Андраника Маргаряна к миру остался светлым пятном в его биографии, что стало отличительным свойством его сущности – характеризуем ли мы его, берем ли с него пример или его ставим в пример, и наконец, учась у него. Он в течение всей жизни метался в поисках мира и покоя, но не для себя, а для своей страны. Он часто цитировал строки из сказки великого полководца и мыслителя Гарегина Нжде: в поисках «капли искренней слезы, искренней улыбки… Захотел на той вершине высечь себе эпитафию из двух слов: ‘Искал – не нашел’». А нашел ли сам Андраник Маркарян то, что искал Нжде? Кто знает? Может, в том, «высокопоставленном», портрете был ответ на этот вопрос?

Помните, в тот день, когда народ прощался с ним, над входом в Оперный театр висел этот портрет: он сидит вполоборота, взгляд устремлен назад, к людям, пришедшим проводить его в последний путь, к неведомым небесным весям. О чем говорил этот взгляд – глубокий, немного печальный и чуть вопросительный? Может, скопившаяся ностальгия была в этом взгляде – смутные воспоминания  о Тароне, который он посетил однажды и навеки сохранил образ «этой страны» где-то там, в складках своей души, почти как у Чаренца: «В тысячах и тысячах образах предстает он предо мной… как старый знакомый, которого я встречал очень давно  и потом потерял,… долго-долго смотрит мне в глаза, спрашивает: не узнаешь меня?.. И опять ускользает, исчезает во мраке дней, теряется во времени…» И было в этом взгляде Маркаряна все, все, кроме (к счастью) одного вопроса: «Пришел ли кто-нибудь проститься со мной, помнят ли меня люди?».

Пришли - многие пришли, и они же вспоминали. Вспоминали и горевали по поводу его безвременной кончины. И как будто тревожились, ибо привыкли к его мирной, доброй сущности. А может, в его взгляде на том портрете было сожаление о чем-то незавершенном, что осталось незавершенным и для всех нас. Такова жизнь: то, что не завершили Личности, остается нашим незавершенным делом. Помимо всего прочего, он начал орошение Души, которое сулило процветание. С его легкой руки  от дремотного состояния пробуждались театры. Под его патронатом открывались выставки,  печатались книги. Да, самым трудным делом было очищение Души, и он разрешал эти трудности за счет личных (в первую очередь) и государственных средств, постепенно превращая в норму государственную заботу о культуре, литературе и искусстве. 

В нем была какая-то особая любовь и трепетное отношение к деятелям искусства, и последние, в свою очередь, с глубоким уважением относились к нему. Вспомним, какие трудности с обретением независимости возникли в области культуры и искусства – молодое независимое государство не имело возможности финансировать процесс создания новых произведений искусства. Первый удар пришелся по деятелям искусства и культуры. И именно они в лице Маркаряна нашли единомышленника, покровителя и друга, оказывавшего всякое содействие. Так было в случае с маэстро Оганом Дуряном, когда при поддержке Маркаряна был снят фильм о всемирно известном дирижере.

Так было и в случае с Драматическим театром, который даже в самые тяжелые времена  не потерял своего зрителя  (большей частью, благодаря поддержке Маргаряна). Так было и тогда, когда, благодаря Маркаряну, были изданы «Еженедельники-календари», посвященные 120-летию и 90-летию соответственно Ваана Терьяна и Ованеса Шираза. Такая же  история  - с постановкой оперы Александра Арутюняна «Саят-Нова», сопряженная с  финансовыми трудностями. Множество таких примеров могут привести также сотни ветеранов-ополченцев и члены их семей, школьные учителя, которые были постоянными адресатами попечительства премьер-министра Андраника Маркаряна. Бессмысленно перечислять все – это материал для фолианта.

Блаженной памяти католикос Вазген Первый призывал: «Величайшим украшением величайшей гордостью личности является веление нравственной сознательности, благодаря чему она должна искоренить в душе пороки - пережитки прошлого, стремление к эгоцентризму…». Это веление сохранилось в прожитых днях Андраника Маркаряна. Сохранилось и стало преемственным. Андраник Маркарян обладал таким велением и правом диктовать  его. В конце концов, если основополагающим для образа жизни, образа деятельности, жизненного кредо личности является национальный дух, то она добровольно несет тяжкое, но в то же время терпимое бремя чувства ответственности. 

Своим образом жизни Андраник Маркарян сохранил в нас единство, уважение, дружелюбное отношение друг к другу, а в чисто деловых и человеческих отношениях его рецепт «золотой середины» стал путеводной нитью… очень хочется, чтобы так было и впредь. 

 

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am