Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Воспоминания

Воспоминания
Июль 2012, N 4

ОН ПОМОГАЛ КАДДАФИ СТРОИТЬ СОЦИАЛИЗМ

Памяти Сурена Товмасяна

Сурен Саркисян, публицист, экономист

Сурен Акопович  Товмасян  родился  в селе Шинуайр Горисского района 20.12.1909г. в бедной семье. Для того, чтобы прокормить ее, отец работал на нефтепромыслах Баку и Грозного.  С 10 лет мальчик стал сельским пастухом, помогая материально родителям. В 1926г.  Сурен вступает в ряды комсомола, а в 1930г. получает билет члена ВКП(б). В этот период он трудился  на прокладке  шоссейных дорог в Зангезуре, а с 1929г., переехав в Ереван, продолжил свою рабочую деятельность на предприятии  «Банкооп».

С 1929  по 1931гг.  без отрыва от производства  он учится в Ереванском  рабфаке. В  1932г.  Товмасян начинает свою партийную деятельность: сперва инструктором Сисианского райкома партии, затем он уже заведующим отделом  Иджеванского райкома, а в 1938г. избирается секретарем Капанского райкома партии – крупного и экономически важного района Армении.

В 1939г. на  XII съезде КП Армении  Товмасян избирается членом ЦК, а уже через два месяца  назначается первым заместителем наркома внутренних дел. Еще до его назначения на эту должность, в ноябре 1937г., был арестован  ректор Ереванского государственного университета Анушаван Арзуманян. Товмасян лично знал его как одного из создателей  комсомола в Зангезуре. Ознакомившись с делом Арзуманяна, Товмасян решительно взялся за его оправдание. Обратившись к первому секретарю ЦК Григору Арутюняну, он добился его освобождения.   Поздней ночью  Товмасяну  позвонил начальник тюрьмы и доложил,  что  Арзуманян отказывается покинуть ее, требуя вернуть ему членский билет. На следующее утро, после получения Товмасяном  разрешения  от первого секретаря ЦК, партбилет был вручен бывшему ректору. В числе спасенных Товмасяном  от ссылки  был и известный лингвист Рачья Ачарян.    Товмасяну  доложили, что  «враг народа»  Ачарян  категорически  отказывается от  обвинения в том, что он является  агентом  турецкой  разведки. При очной ставке Ачарян  прямо сказал Товмасяну : «Готов признать, что работал  на любую из разведок мира,  но только не на турецкую: турки вырезали всю мою родню». Ученый был освобожден. 

В августе 1941г. Сурен Акопович обращается в Бюро ЦК КП Армении с просьбой отправить его на фронт. Она была  удовлетворена. На войне он дважды был тяжело ранен, однако  от демобилизации отказывался, а свой славный воинский путь 9 мая 1945 года завершает  в Праге  в должности начальника политотдела  61-ой  дивизии, увенчанный многочисленными орденами и медалями. (В таком же статусе, но в армии, в то время был будущий генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев).

После окончания войны  Товмасян возвращается в Ереван, где в 1946г. работает заведующим отделом животноводства  ЦК КП Армении, а 1947-1948гг. – первым заместителем заведующего административным отделом. Параллельно сдает экзамены и экстерном заканчивает исторический факультет ЕГУ. В 1948г. Товмасян избирается секретарем  Ереванского горкома партии и сразу после этого отказывается от пенсии, назначенной ему по окончании войны как инвалиду второй группы, полагая, что работающий коммунист не имеет морального права получать ее.

В 1950г. после окончания двухгодичных курсов переподготовки при  ЦК ВКП(б) Товмасян в начале возвращается на свою  прежнюю должность, а затем,  в 1952г.,  был избран вторым секретарем Ереванского окружкома. Последний по своей территории составлял половину Армении, а  пост первого секретаря занимал Антон Кочинян. По воспоминаниям своих соратников, Товмасян был очень энергичный, бескомпромиссный  человек, совершенно скромный и неприхотливый в быту. Бывший председатель совнархоза Армении Егише Асцатрян пишет: «Каждый  раз, когда мы бывали у него дома, упрекали его за убогие бытовые условия. Наконец, под давлением своих друзей он вынужден был снова  получать причитающуюся ему по закону пенсию, на которую купил нескольку стульев, стол и другие вещи. Его супруга, Амалия, была беспредельно рада, когда после наших настояний  он приобрел также импортный гардероб».

В марте 1953г. умер И. Сталин, а уже через два месяца окружкомы ликвидировали. Товмасян назначается заместителем заведующего отделом  административных и торгово-финансовых органов ЦК КП Армении. Пришедший к власти Н. Хрущев  был очень отрицательно настроен к руководителю Армении  Григорию Артуюняну, так как  последний в свое время  не поддержал его инициативу о строительстве агрогородков. 28-30 ноября 1953г. состоялся пленум ЦК КП Армении, избравший вместо Григория Арутюняна первым секретарем ЦК Сурена Товмасяна. Через некоторое время,  по  его предложению,  Яков Заробян  был избран секретарем ЦК КП Армении, затем стал первым заместителем председателя Совмина, а Шмавон Арушанян – первым секретарем Ереванского горкома партии, а через несколько месяцев – председателем Президиума Верховного совета республики. Это было ближайшее окружение Сурена Акоповича,  и именно они помогли ему  занять кресло руководителя республики.

В феврале 1954г. состоялся XVII съезд компартии Армении, на котором с программной речью  выступил Товмасян, где он проанализировал политическую и экономическую обстановку в стране, определил первоочередные задачи республики на ближайшую  перспективу. На съезде Товмасян единогласно  был переизбран первым секретарем  ЦК КП Армении. После этого он действовал  более смело, оперативно решал кадровые вопросы, проблемы развития экономики и культуры республики. Однако не все шло гладко. С первых же дней его пребывания у власти  стали раздаваться голоса:  «Кому улыбается жизнь? Жизнь улыбается зангезурцам». Таким образом  его упрекали в том, что он  продвигает на должности своих земляков.  Стали распространяться  слухи, что руки Товмасяна по локоть в крови, что, работая в НКВД, он подвергал пыткам невинных людей. Однако комиссия, присланная из Москвы, детально изучив все обстоятельства,  пришла к выводу, что все это – клевета. При проверке выяснилось, что в предвоенные годы в следственных органах внутренних дел действительно работал некий Сурен Товмасян, чью деятельность приписывали первому секретарю ЦК, однако он оказался  другим человеком и не Суреном Акоповичем, а Суреном Григорьевичем.

Именно при Товмасяне начали массово издавать   национальных авторов. В 1955-1959гг. большим тиражом был издан десятитомник Раффи. Благодаря  энергии и настойчивости первого секретаря, в Армении были изданы произведения Егише Чаренца и Акселя Бакунца, поэма Паруйра Севака  «Несмолкаемая колокольня»'. Ее издание  вызвало отрицательную реакцию в Баку с последующими разбирательствами в Москве. При нем  же наладились  контакты и с конгрегацией  мхитаристов на острове св. Лазаря в Венеции, а также очагами армянской культуры за рубежом. В своей речи на партийном форуме Сурен Акопович сказал: «Многие годы наше арменоведение, да и наши  учреждения культуры избегали контактов с учеными мужами – мхитаристами. Да, они связаны с Ватиканом. Но те же мхитаристы – собиратели и хранители культурных ценностей армянского народа.  Взаимный обмен в области арменоведения  мог бы принести большую пользу истории нашей культуры».

Мало того, Товмасян смело наладил отношения  с армянскими партиями – гнчаками и рамкаварами, а через них и с зарубежной диаспорой. В 1955г. по инициативе Товмасяна на патриарший престол был избран предводитель армянской епархии в Румынии, епископ Вазген Палян.  (Звучит странно, но в социалистической Армении этот вопрос  согласовывался  с руководством республики). Время показало, что Вазген I оказался  достойнейшим предводителем духовенства, заслужил любовь и уважение  всей армянской нации,  а 29 июля  1994г. (за 20 дней до кончины) первым был  удостоен высшего звания независимого государства –  Национального героя Армении.

Товмасян активно посещал  промышленные и хозяйственные объекты,  занимался делами трудовых коллективов, постоянно помогая в решении острых проблем. Неоспоримы его заслуги в электрификации и газификации республики, в строительстве автомобильных и железных дорог, коренном улучшении работы транспорта. Экономика Армении в период его руководства продолжала развиваться высокими темпами,  значительными были и успехи  тружеников села. Именно в это время, благодаря дальновидной политики руководства  Армении, развитие энергоемкой промышленности республики было прекращено. Совет министров СССР принял соответствующее  постановление 28 марта 1955г. В дальнейшем это позволило снизить пропуски воды из озера Севан на нужды энергетики, а в республике начали строиться современные приборостроительные заводы  и предприятия легкой и пищевой промышленности.

Из воспоминаний вышеупомянутого Егише Асцатряна: «Как-то после возвращения из Москвы С.Товмасян в своем кабинете протягивает мне небольшой радиоприемник японского производства величиной с папиросную коробку и говорит, что надо попробовать наладить у нас производство таких радиоприемников. B тот же день я поехал на приборостроительный завод. B присутствии директора завода А.Киракосяна и нескольких инженеров приемник был разобран, и оказалось, что он смонтирован на транзисторах и полупроводниках, о которых в то время в CCCP не имели представления. Стало ясно, что эта задача у нас в данное время неразрешима, однако спустя годы это производство было организовано и успешно функционировало». Там же  Егише Тевосович пишет: «Вернувшись в аппарат ЦК снова заведующим отделом, я имел возможность в повседневной практической работе ближе пообщаться с С.Товмасяном. Я убедился, что Сурен Товмасян – политический деятель, обладающий большими интеллектуальными способностями, самостоятельно мыслящий, принципиальный и требовательный руководитель. Долгое время он не мог свыкнуться с тем, что работники аппарата, в частности, отдела промышленности, строительства и транспорта, занимаются хозяйственными и финансовыми вопросами, проблемами материально-технического обеспечения народного хозяйства, полагая, что партийные, политические работники должны заниматься политическими, организационными вопросами, а не, как он выражался, вопросами распределения металла, цемента, лесоматериалов. Я.Заробяна и меня иронически называл не партийными, политическими работниками, а хозяйственниками. Когда мы вдвоем с Я.Заробяном докладывали ему о том, что тот или этот завод или строительная организация работают не в полную мощность и надо принять безотлагательные меры, он резко обрывал нас: «Этим должны заниматься Совет Министров и соответствующие министерства, требуйте, чтобы они добросовестно выполняли свои обязанност». Мы знали, что такой стиль работы был характерен для партийных органов всех уровней, что они параллельно с политической работой занимались хозяйственными вопросами, и он не мог изменить установившуюся в стране традицию, хотя наш практический опыт подсказывал, что оперативное вмешательство партийных органов в хозяйственные дела в тех условиях было необходимостью. Это и явилось причиной того, что со временем новый первый секретарь ЦК также вынужден был работать в соответствии со сложившейся практикой.

Помню, как однажды мы с С.Товмасяном и первым заместителем совмина Суреном Мовсесянон побывали на восточном берегу Севана, где начальник геологической экспедиции, опытный и добросовестный руководитель Пилоян рассказал о местных запасах глинозема, технологии получения из него тометных плит, а также о важности их использования в народном хозяйстве. Затем мы поехали на Зодское золоторудное месторождение, где подробные объяснения давал начальник геологической экспедиции Самвел Матевосян. Мы все, и особенно С.Товмасян, были воодушевлены тем, что недра нашей страны не только не бедны, но они могут быть надежной сырьевой базой для ускоренного развития промышленности.

В дальнейшем мы не раз посещали ереванские заводы синтетического каучука и «Армэлектромаш», деятельности которых он придавал исключительно важное значение. Ознакомившись с их производственными мощностями и по достоинству оценивая их, он выражал глубокое удовлетворение этими посещениями. Самым впечатляющим для него было ознакомление с Арзнинской ГЭС, которая тогда находилась еще в процессе строительства. Когда мы подъехали к глубокому Арзнинскому скалистому ущелью и зашли в подземелье, где шли строительство и монтажные работы крупной подземной гидроэлектростанции, С.Товмасян пришел в восторг от увиденного, от широкомасштабности выполняемых работ. И позже он не раз вспоминал о впечатлении, полученном от посещения этой уникальной стройки».

14-25 февраля  1956 г. в Москве  состоялся исторический XX съезд КПСС. Съезд проходил  в Колонном зале. Армянская делегация под руководством Сурена Товмасяна  была рассажена на левой стороне, за делегацией Грузии. Из воспоминаний  участника делегации, бывшего первого секретаря ереванского  горкома партии Гургена Пахлеваняна: «Когда вошли члены Президиума ЦК КПСС во главе с Н.С.Хрущевым, все по привычке встали и зааплодировали. Хрущев рукой резко приостановил наши действия, чтобы больше этого не повторялось, что мы собрались для делового разговора, а не на парад, что эти «старые замашки» необходимо отбросить (это мне понравилось). Он открыл съезд. Он же выступил с отчетным докладом. Говорил около трех часов. В одном или двух местах было упомянуто о культе личности, без упоминания имени Сталина. Доклад был критический, анализ негативных явлений – правильный. На пятый день работы остались только делегаты (без гостей), и с докладом вновь выступил Никита Сергеевич. В чем только не обвинил   Сталина, как мог, принижал его деятельность, в особенности в период Великой Отечественной войны. Иногда он отрывался от текста  и говорил не очень пристойно в адрес Сталина. Весь зал замер, такого поворота дел никто не ожидал. Грузины  чувствовали себя очень плохо, да и не только они. Во время доклада Хрущев часто обращался  к отдельным высокопоставленным лицам, как бы ожидал поддержки  тому, что он говорил. Принижая заслуги Сталина в военном деле, он обратился к Г.К.Жукову, тот подтвердил, потом  к И.Х.Баграмяну, и этот подтвердил, потом к В.М.Молотову, тот покачал головой, мол нет, к А.И.Микояну, он подтвердил и т.д. Отрицание ему очень не понравилось. По докладу Хрущева о культе личности прений  не было, как будто все это было к сведению. Пошли выборы. Все были избраны единогласно. Мы разъехались по республикам.  Когда проезжали по территории Грузии, наш поезд кое-где  был заброшен камнями, стекла многих вагонов были выбиты. Оказалось, что это в отместку за выступление Микояна (хотя Анастас Иванович, в своей речи давая отрицательную оценку  культу личности как явлению, в отличие от Хрущева, Сталина не упоминал) .

За выдающиеся  достижения  в развитии народного хозяйства Советская Армения   в 1958г. была награждена орденом Ленина. 17 июля 1959г. председатель Президиума Верховного Совета СССР  К. Ворошилов прибыл  в Ереван для вручения награды.

Поскольку он должен был приехать через Тбилиси, С.Товмасян, А.Кочинян и Ш.Арушанян поехали на границу с соседней республикой, в Иджеван.  В приграничном селе встреча с высоким гостям  прошла в теплой  и торжественной обстановке, с большим воодушевлением  встретили его и по дороге в Иджеван.  В  правительственном доме отдыха Дилижана  были предусмотрены кратковременный отдых и обед.  Однако завязавшаяся  непринужденная беседа  была настолько интересной, что все выбились из запланированного графика. Из-за нехватки времени  не удалось заехать на севанскую подземную ГЭС.

На территории, прилегающей  к Котайкской радиомачте, большая группа пионеров  преподнесла  Ворошилову  букеты цветов, завязали ему пионерский галстук, а  девушки в армянских национальных костюмах  угостили его традиционным хлебом и вином.  

Когда кортеж машин въехал в Ереван с северной стороны, на протяжении всей улицы Комитаса высокого гостя приветствовали десятки тысяч людей, машины вынуждены были замедлить ход, поскольку невозможно было проехать сквозь плотные массы встречающих на улице Баграмяна. Увидев это, С.Товмасян предложил водителю изменить заранее обговоренный маршрут и свернуть на улицу Киевян и поехать к центру города с западной  стороны.   Остальные  же  машины,  в  том  числе  даже  машины автоинспекции, не заметив вовремя отклонения от намеченного маршрута первой машины,  продолжили свой путь по улице  Баграмяна,  полностью запруженной людьми, и с большим трудом доехали до Дома приемов, куда уже прибыли высокие гости.

В последующие три дня на высоком организационном уровне прошли церемония вручения республике ордена Ленина, а также все запланированные мероприятия. Ворошилов ознакомился с архитектурно-культурными памятниками республики, деятельностью научно-производственных объединений, с бытовыми условиями тружеников сел Араратской долины. Удовлетворенный всем увиденным, К.Ворошилов отбыл в Москву.

Однако  в конце  50-ых годов взаимоотношения в  руководстве республики обострились. В ЦК КПСС  потоком шли письма и телеграммы с требованием обсудить стиль и методы работы Товмасяна. Подавляющее число фактов в них были вымыслом, однако надо сказать,  что по своей природе  Товмасян был прямым и жестким человеком, увеличивающим своею резкостью и категоричностью число недругов. В период своего руководства  он попытался заменить Антона Кочиняна на посту председателя Совмина Армении  другим человеком, однако Москва его в этом не поддержала. Разумеется, последний этого не забыл. Отвернулись и бывшие друзья – Яков Заробян и особенно  Шмавон Арушанян. Таким образом,  обстановка в руководстве ЦК Армении  была напряженной. Исходя из этого, весь состав  Бюро ЦК КП Армении был приглашен в Москву. Заседание секретариата ЦК КПСС вел Ф. Козлов. Обсуждение длилось долго, однако на этот раз никаких кадровых решений принято не было. Секретариат строго предупредил  Бюро  ЦК КП Армении о недопустимости подобных взаимоотношений в руководстве республики и поручил в кратчайшие сроки ликвидировать вскрытые в процессе обсуждения  недостатки. Однако, к сожалению,  по возвращении в Ереван ситуация не выправилась. Соперники Товмасяна продолжили борьбу. В декабре 1960г Сурен Товмасян был освобожден от работы, а его на этом посту заменил Яков Заробян. Сурен Акопович был назначен  Чрезвычайным и Полномочным послом СССР во Вьетнаме, затем, в 1965г. – в Королевство Ливия.  В сентябре 1969г. там произошел переворот, и Ливия объявила себя  республикой. Председателем высшего органа страны стал  27-летний офицер  Муаммар Каддафи. При активном участии посла СССР  Ливия начала  строить «ливийский арабский социализм».  О тех бурных  годах Товмасян написал интереснейшую книгу «Ливия на пути независимости и социального прогресса» (1980г.).

В 1970г.  Товмасяна перевели на пенсию. Старые боевые раны давали о себе знать,  причиняя ему большие страдания, а в феврале 1980г. он скончался.

 

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am