Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Воспоминания

Воспоминания
Сентябрь 2012, N 5

АЗГАЛДЯН ГЕРОЙ

22 ноября кавалеру ордена «Боевой крест» первой степени Леониду Азгалдяну исполнилось бы 70 лет

Асканаз Абрамян

Я хотел озаглавить статью «Национальный герой», однако с грустью обнаружил, что по непонятным причинам ему пока не присвоили этого звания. Такие как Леонид Азгалдян в любой другой стране уже давно на государственном уровне были бы удостоены звания героя. Хотя де-юре Леонид Азгалдян все еще не национальный герой РА, де-факто народ давно присвоил ему это звание. Здесь к месту отметить, что побежденная азербайджанская армия имеет ни много ни мало 173 национальных героя, а наши надлежащие органы не игнорируют даже Азгалдяна ...

Леонида Азгалдяна я помню с детских лет. Его семья в то время жила в доме номер 16 по проспекту Ленина (ныне – Мащтоца), а мы – в собственном доме во дворе того же здания. Леня (так называли его друзья) был старше нас и, естественно, не участвовал в наших дворовых играх, но иногда спускался во двор, беседовал с нами, приобщался к нашим проблемам, своими советами способствовал их решению. Его отец был партийным чиновником и имел служебную «Волгу». Летом по субботам Леня просил водителя довести нас до детской железной дороги: мы купались в бассейне, который сами же соорудили на реке Раздан, весь день проводили там и вместе с Леней пешком возвращались домой. Когда была введена в эксплуатацию железная дорога Ереван-Севан, Леня первым на поезде повел нас на Севан. Его слово было для нас законом. Если мы спорили по тому или иному вопросу, мировым судьей был он, и мы беспрекословно повиновались его. Стоило ему вмешаться, «перемирие» было неминуемо. Мы играли в футбол с парнями из соседних дворов. В первое время играли на лимонад (проигравшая команда должна была купить для победителей по бутылке лимонада), потом, с возрастом, на замену лимонаду пришло пиво. Как-то после очередной победы когда мы, вспотевшие, наслаждались холодным пивом, вдруг появился Леня. Увидев полупустые бутылки от пива, он помрачнел и то ли обиженно, то ли возмущенно полушепотом сказал:

- Так не пойдет, во-первых, принимать холодную жидкость вспотевшими опасно, а пить пиво, мягко говоря, похоже на пьянку. Вы можете также закурить, принимать наркотики. Если мои слова гроша ломаного для вас не стоят, то мне придется сказать вам до свидания.

Нам было ужасно стыдно, мы в один голос поклялись больше никогда не делать этого и по сей день не отреклись от своего обещания. Он тоже не курил, не пил и требовал того же от своих близких и друзей.
Годы разлучили нас, каждый пошел по своему пути. Наша последняя встреча состоялась в конце июня 1992г., когда Леня, к сожалению, в последний раз, с (обожаемым) армянским триколором на груди, прощался со своими родными, друзьями, обожаемым армянским народом, с нами – парнями со двора...

Можно сказать, мы почти ничего не знали о последних 10 годах его жизни. То, о чем рассказали нам об Азгалдяне-герое его боевые товарищи, было для нас вполне ожидаемо, но в то же время несколько неожиданно.

...С первых же дней карабахского движения Л.Азгалдян в качестве ведущего военного деятеля участвовал в национально-освободительной борьбе, сыграл ключевую роль в деле защиты святых устремлений нашего народа, с оружием в руках защищал честь и достоинство нации от всякого рода посягательств. Сотрудничал с учредителем Республиканской партии и Армии независимости, светлопамятным Ашотом Насавардяном. И поскольку был старше Ашота, во многом способствовал формированию Армии независимости, никогда не претендуя на то, чтобы стать партийным деятелем. Из-за его принципиальной «беспартийности» их пути разошлись: Навасардян предложил ему вступить в ряды партии, но Леонид отказался и приступил к делу создания Освободительной армии. Дальновидный и толковый Азгалдян с первых же дней карабахского движения говорил, что нас ждут серьезные испытания, ибо азербайджанцы не так легко откажутся от исконно армянских территорий, которые на блюдечке преподнес им Сталин, и ничего не пожалеют для того, чтобы удостоить Арцах участи Нахичевана. Еще в годы советской власти он открыто призывал производить оружие, быть готовыми к войне, которую могут навязать нам азербайджанцы. «Размахиванием рук и чтением наставлений сохранить Арцах невозможно», - говорил он, одновременно сплачивая вокруг себя друзей, ученых-физиков из университета и института лазерной физики и начиная производство самодельного оружия. С февраля 1990г. Азгалдян командовал Армией независимости, организовал самооборону ряда районов, в частности, Вардениса, участвовал в освободительных боях, в том числе и в освобождении Нювади, в дальнейшем полностью и окончательно связал свою судьбу с Арцахской освободительной борьбой, действуя в первое время в Геташенском и Шаумяновском, а в дальнейшем – Мартакертском районах. Чтобы передать Арцахской освободительной борьбе новый размах, в июне 1991г. вместе с французским армянином Овсепом Овсепяном («Господин Овсеп») создал военную организацию «Освободительная армия» - новое качество в череде движений, нацеленных на освободительную борьбу армянского народа, главнокомандующим которой остался до конца своей жизни.

Рассказывает боец отряда, ныне художественный руководитель ансамбля традиционной песни и танцев «Карин», заслуженный деятель культуры РА Гагик Гиносян:

- Я вступил в ряды Освободительной армии через месяц после смерти Азгалдяна. Его не было с нами, но армия жила и дышала им. Если мы что-то делали, обязательно консультировались, как бы поступил Азгалдян. Его рецепты до самого окончания войны были указателем для всех. Разумеется, я знал Азгалдяна до того как стать членом его отряда, знал пройденный им путь. В 1960г. Азгалдян поступил на факультет физики Московского университета имени Ломоносова, откуда в дальнейшем перевелся в Ереванский государственный университет и окончил его по специальности радиофизика. А причиной перевода было организованное им в Москве шествие по признанию Геноцида армян, ставящее под удар репутацию отца, занимавшего ответственную партийную должность.

Он не участвовал в митингах 1988г., просто постоял немного, послушал, махнул рукой и ушел, сказав, что это борьба превратится в вооруженную борьбу. Он ушел с шумных митингов создавать «железные половники» (т.е. оружие), как более одного века назад образно сказал вернувшийся с пустыми руками с Берлинского конгресса католикос всех армян Хримян Айрик. Именно он создал первые самодельные орудия. Если бы не было этих инициатив Азгалдяна, возможно, карабахское движение было бы обречено. «В этой стране, в современной Армении, нет более высокой ценности, чем добровольно призванный в армию армянский парень», - любил повторять Азгалдян.

- Арцахская война дала двух гигантов, которые неуязвимы в том плане, что были одинаково сильны интеллектуально и физически. Это – Монте Мелконян и Леонид Азгалдян, мысль и сила которых не уступали друг другу, - говорит солдат армии Азгалдяна Гиносян и продолжает, - Л.Азгалдян был носителем идеологии Нжде. Нжде говорил: «Армянский солдат не привык, чтобы его командир командовал из окопа. Он привык видеть командира рядом с собой». Таким был Леонид, который всегда был рядом со своим отрядом и воодушевлял парней. В то же время он установил в отряде строгий порядок – не пить, не курить, всегда держать оружие в руках. За четыре года командования Азгалдяна погибли всего шестеро солдат, а возглавляемый им отряд освободил 27 населенных пунктов.

По словам Г.Гиносяна, Л.Азгалдян и есть духовный сын Нжде, а сам он называет его «многополюсным магнитом», хотя у магнита всего два полюса. Он воспитывал и «лепил» не только солдат, но и граждан РА. Оказаться в его отряде было честью и большой школой, где ковались также многие будущие офицеры армянской армии.

- После освобождения Лачина Л.Азгалдян сказал, что эти победы станут равны нулю, если за ними не будет стоять регулярная армянская армия. Л.Азгалдян остался верен принципу беспартийности до конца жизни. На вопрос иностранного журналиста, какого он цвета, т.е. к какой партии он примыкает, армянский патриот встал на колени, взял горсть земли и сказал, что это – его цвет: армянский солдат не должен иметь окраса.

Г.Гиносян вспоминает пророчество своего командира: если хотите, чтобы Арцах воссоединился с Арменией, нужно освободить Кельбаджар. Кельбаджар был освобожден уже после смерти Л.Азгалдяна. Операцией руководил другой достойный сын своего народа Монте Мелконян при активном участии парней из отряда Азгалдяна. «Освобожденные территории не подлежат торгам», - это слова Азгалдяна. Он был уверен, что кто потеряет Арцах, тот погибнет. И, повторяя слова своего великого соотечественника Драстамата Канаяна, говорил: «Арцах принадлежит тому, кому принадлежит Шуши».

Гиносян рассказал также другие интересные случаи, связанные с Л.Азгалдяном. Ездили как-то на автомобиле, один из парней увидел в воздухе орла и хотел выстрелить в него. Леонид опустил его оружие и сказал: «Никогда не прерывайте полет кого-либо, тем более что эта птица изображена на гербе Армении».

- В другой раз, - продолжает Гиносян, - один из парней отряда выстрелил и убил появившуюся в поле черепаху. Азгалдян вызвал солдата и, сдерживая свой гнев, тихо спросил: «Сколько лет ты будешь жить?». «Лет 60-70», - напуганно прошептал парень. «А ты знаешь, сколько лет живет черепаха?» - спокойно спросил командир и сам же ответил: «двести-триста лет, т.е. три века, и становится частью этой природы, ее молчаливым и невозмутимым свидетелем, а ты лишил ее жизни. Разве можно? Иди, на этот раз я прощаю тебя. Мы пришли сюда не убивать, а побеждать, чтобы жить достойно и обеспечить достойную жизнь другим. Чтобы этого больше не повторилось…».

- Сверхцелью Леонида Азгалдяна было довести до минимума число неизбежных человеческиох потерь на поле боя, - продолжает Гиносян, - «много пота – мало крови», - говорил он и лично руководил занятиями солдат. Для него был дорог каждый солдат, он очень тяжело переносил любую потерю. Поэтому тщательнейшим образом готовился к каждому бою, чтобы выбрать наилучший вариант, рассчитав все возможные варианты, направления и формы вражеского противостояния. В свободное время изучал военное искусство, носил с собой целую сумку книг. Кажому солдату основательно объяснял все подробности боевой операции, средства продвижения и одержания победы. Этот строгий, требовательный и в то же время безгранично добрый командир был кумиром всех своих бойцов. В основе дисциплины его армии, выражаясь словами Нжде, была осознанная дисциплина, т.е. солдат понимал важность своей миссии и дисциплинированности, его не нужно было принуждать к дисциплине, как это делают во многих армиях.

Случалось, говорит Гиносян, когда Леонид видел солдата на позициях спящим, будил его и приказывал «идти спать», становясь вместо него на дежурном посту.

Солдат всячески старался не повторить свою ошибку. Т.е. когда твой полководец действительно имеет нравственный облик, это – хуже пощечины и большее наказание. Это – задача великого полководца: сильный человек не должен быть плохим, не должен наказывать. Это должно стать примером подражания для многих наших горе-командиров, сделавших строгость и грубость средством самоутверждения.

Леонид Азгалдян был здоров телом, силен душой и мудр мыслью, настоящий античный герой, мужественной красоты человек, нареченный именем царя Спарты, которое носил с гордостью. Символична также его фамилия с корнем «азг» - нация. Он обожал свой народ, свою родину. Для него она не ограничивалась границами современной Армении. Освобождая Арцах, он мысленно освобождал Карин и Ван, Карс и Эрзрум, всю Историческую Армению. Он любил повторять: «Если вам скажут, что Леонид умер, не верьте. Мне нет смерти, я должен пасть у стен Стамбула».

Боевые товарищи не забывают также другое его крылатое выражение об Арцахе, которое Леонид доказал ценой жизни: «Это Армения – и точка! Никто не может утверждать, что это не Армения, и никто не имеет права выносить эти земли на продажу, обмен или сдачу. Никакой идеей нельзя оправдать сдачу Шаумяна, Геташена, Арцаха и других армянских земель».

Другой солдат Освободительной армии, Саркис Ацпанян, добавляет:  «Как мы обязаны великому Нжде за сохранение Зангезура и провал очередных захватнических устремлений турка, так и обязаны безостаточно преданному национальной идее Леониду за освобождение Кельбаджара. Именно Леонид является историческим автором этой успешной военной операции, осуществленной с целью объединения нашего маленького Арцаха с родиной».

«Общаясь с ним, я удивлялся его эрудиции, его образованности. Я знал, что Леонид был ученым, умным, воспитанным человеком, выходцем из интеллигентной семьи, но меня удивляло и радовало, что он владел военным искусством. Не имея военного образования и опыта ведения боевых действий, Леонид за короткое время, к тому же в экстремальных условиях, сумел сделать то, что сделали бы многие военные в течение многих лет. Изучая академическую военную литературу, Азгалдян не только выбрал наилучшее, но и создал свое, новое и ценное, я бы сказал, свою школу. Его образ служит для нас примером. И сегодня крайне важно, чтобы его опыт изучали в нашей армии». Это, равно как и то, что Леонид Азгалдян оставил после себя целое поколение опытных командиров, является скромной оценкой героя Арцахской войны Аркадия Тер-Тадевосяна – Командоса – своему боевому товарищу.

Леонид Азгалдян погиб от вражеской пули 21 июня 1992г. в бою в окрестностях села Тонашен Мартакертской области, оставив неисполненной мечту пасть у стен Стамбула …

 

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am