Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Геополитика

Геополитика
Июнь 2008, N 3

КУРДИСТАН: РЕАЛЬНЫЕ КОНТУРЫ ВИРТУАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА

Левон Сардарян, политический обозреватель журнала «Национальная идея»


 

События на Курдистанском фронте, связанные с военной агрессией Турции в отношении северных провинций Ирака, следует рассматривать в контексте нового регионального передела, многочисленные схематические вариации которого давно разработаны в Госдепартаменте США и являются неотъемлемыми составляющими общего проекта, известного под названием «Новый Ближний Восток». Упомянутый проект предполагает осуществление ряда политических мероприятий, в том числе – весьма радикальных, ориентированных на установление американского контроля над столь узловым геополитическим регионом мира, каким бесспорно представляется Переднеазиатский регион. В соответствии с разработками официального Вашингтона подобный результат может быть обеспечен самыми разными способами, включающими достаточно широкий спектр политических мер: от свержения неугодных режимов и установления контролируемого правительства в той или иной стране, до расчленения отдельных субъектов международного права на ряд малых государственных образований, в свою очередь контролируемых вашингтонской администрацией. В числе подобных образований и следует рассматривать перспективу создания некой формы курдской государственности .

Об этом свидетельствуют известные заявления и труды ряда высокопоставленных и отставных американских политиков, а также периодически «выбрасываемые» на международный политологический рынок схематические изображения и перспективные карты данного региона. Именно в этом аспекте воспринимается склонность отдельных этнических или конфессиональных образований рассматривать США в качестве главного гаранта обретения политической независимости. В данной связи можно со всей уверенностью утверждать, что речь идет о манипуляции со стороны американского правительства стремлениями отдельных, причем достаточно крупных этнических или конфессиональных субъектов, для обеспечения преследуемого уровня контроля над регионом .

***

В настоящее время вновь активно обсуждается перспектива создания Курдистана как нового образования на политической карте мира. Следует отметить, что подобные «перспективы» имеют достаточно богатые традиции . Проект создания Курдистана, именно как независимого государства или национальной автономии отнюдь, действительно, не нов и является давней политической заготовкой. В соответствии с меняющимися реалиями, соответствующим раскладом сил и с учетом основного ареала расселения курдского этноса (Турция, Иран, Ирак, Сирия, Закавказье) меняются лишь приоритеты и локализация очага курдской государственности. В настоящее время, он локализуется на севере Ирака, так как это в большей степени соответствует интересам официального Вашингтона и принципам построения Нового Ближнего Востока.

При обсуждении этого вопроса весьма часто обращается внимание на тот факт, что курды являются единственным – насчитывающим не менее двух десятков миллионов человек –  национальным образованием, лишенным права на собственную государственность; о численности этого иранского народа имеются разные данные, колеблющиеся в пределах от двадцати до сорока миллионов человек. Факт наличия на демографической карте мира ряда более многочисленных народов (например, в одной Индии), конечно же, позволяет усомниться в оправданности подобных суждений, однако все равно констатирует феномен курдского этноса.

Вместе с тем необходимо обратить внимание на ряд нюансов. В первую очередь, важно представить степень продуманности Госдепартаментом США того или иного звена ближневосточного проекта; как свидетельствуют практически все последние события,  американская администрация несостоятельна на предмет установления полного контроля над процессом реализации большинства намеченных мероприятий, что в свою очередь констатирует наличие явного «дефицита продуманности» соответствующих схем во всех деталях. Данный дефицит, основанный на невозможности предугадать возможные развития даже инициированных сценариев, признается многими американскими политиками и экспертами. Многие события практически выходят из под контроля и приобретают элементы самостоятельности и совершенно особой логики развития.

Данное обстоятельство в свою очередь обуславливается недостаточными, часто 
поверхностными познаниями относительно внутреннего устройства предмета манипуляции, каким и является Курдский вопрос. Помимо прочего, в политическом переделе региона, так или иначе, но вовлечены и стратегические партнеры США, не скрывающие своих амбиций и желающие заполучить свой кусок ближневосточного пирога. Главным образом это относится к Турции – ключевому государству, способному не только возразить Вашингтону по тому или иному вопросу, но и сформулировать негодование в более радикальных формах.

В период и после оккупации Ирака в 2003г. эксперты открыто заговорили о перспективе разделения страны на три государства по религиозным и национальным признакам – Суннистан, Шиистан и Курдистан. Несмотря на то, что официальный Вашингтон заявлял об уважении территориальной целостности государств, расположенных восточнее Европы, однако отдельные высокопоставленные американские чины все же допускают расчленение Ирака, чем вызывают сильное раздражение многих стран региона .

***

Очевидно также, что со стороны соседствующих с Ираком государств перспектива возможного расчленения воспринимается в качестве схемы регионального прецедента, каким, например, представляется непризнанными республиками бывшего Советского союза Косовский прецедент. Весьма показательны в этой связи слова бывшего главнокомандующего вооруженными силами Турции генерала Доган Гюреш Паша в интервью газете «Миллият» от 4 ноября 2007г.: «Для Турции существует риск разделения. Этого хотят и США, и Евросоюз. Я боюсь, что в один прекрасный день кто-то из нас скажет, что курды нам надоели, пускай заберут свои земли и уйдут. Тогда наша провинция Хаккяри будет уже принадлежать Барзани». Процитированное заявление отражает настроения турецкого генералитета, не скрывающего своей резко негативной позиции в связи с результатами прошедших в стране в прошлом году выборов и допускающего возможность реализации новым руководством страны американского плана по переделу региона.

Парадоксальность ситуации вокруг курдского вопроса вторит парадоксу европейскому относительно Косовского прецедента, когда многие страны, традиционно придерживающиеся диаметрально разных внешнеполитических позиций, становятся партнерами по отдельно взятой проблеме. В частности, традиционный соперник Турции в регионе, каким бесспорно является Иран, предстает союзником турецкого генералитета и явным противником создания Курдского государства в северных провинциях Ирака. Данная позиция обуславливается осознанностью официального Тегерана относительно разработанной уже в его отношении проекта расчленения, представляемого в контексте не столько былого наличия на административной карте Ирана провинции Курдистан, сколько мощнейшего азербайджанского присутствия (официальная терминология – азери), именно как мины замедленного действия. Очевидно, что выбранные Вашингтоном на роль представителей интересов азери политические персоны поддерживают самые тесные контакты с Госдепартаментом, причем на некоторых американских картах Исламская Республика Иран действительно являет собой расчлененную территорию.

Особого внимания достойна и доброжелательная позиция Сирии – страны, с которой у Анкары крайне натянутые отношения, не в последнюю очередь в связи с тем же курдским вопросом. Напомним, что преследуемый турецкими властями лидер Трудовой (Рабочей) партии Курдистана Абдулла Оджалан в 1990г. вынужденно переправился именно на территорию Сирии, где нашел приют и организовал свой военный лагерь. Вследствие «сирийского гостеприимства» отношения между Анкарой и Дамаском испортились, казалось бы, надолго. Напряжение усугублялось с каждым годом, а в 1998г. турецкие власти официально предупредили Сирию, что готовы провести на ее территории вооруженную операцию для поимки террориста «номер один». Вынужденно выдворенный из Сирии Абдулла Оджалан нашел приют в Италии, которая отказывалась выдавать его Турции. В знак протеста в Турции был объявлен бойкот итальянских товаров. Лидер ТПК уехал из Италии в неизвестном направлении, и лишь в 1999г. секретные службы Турции провели операцию по захвату террориста в Кении и самолетом доставили его в Стамбул. И тем не менее, в настоящее время Дамаск и Анкара союзники по отдельно взятому курдскому вопросу.

***

Противоречивые отношения между союзниками и определенное взаимопонимание в среде противников были продемонстрированы в ноябре прошлого года. Показательно, что 1 ноября, накануне приезда в Анкару госсекретаря США Кондолизы Райс, в столицу Турции неожиданно с визитом прибыл министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки. Он подтвердил своему турецкому коллеге обещание провести против курдских боевиков совместную операцию. Более того, Моттаки заявил, что Сирия, возможно, также присоединится к операции против сепаратистов. Тогда же администрация северного Ирака заявила, что истинной целью Турции в проведении трансграничной военной операции является аннексия части их территорий. В качестве аргумента власти «Южного Курдистана» привели недовольство Турции якобы имеющимися фактами притеснений туркменского населения в Киркуке, богатом запасами нефти. Несмотря на то, что руководство северного Ирака всячески отвергает обвинения в стремлении создать курдское государство, однако турецких военных и многих политиков тревожит уже само название подконтрольных курдам районов северного Ирака: «Южный Курдистан».

2 ноября 2007г. в Анкаре состоялась встреча министра иностранных дел Турции Али Бабаджана и государственного секретаря США Кондолизы Райс. Главной темой переговоров стала возможная военная операция против курдских сепаратистов и потенциальная поддержка США в этом вопросе. На состоявшейся после встречи пресс-конференции Али Бабаджан заявил, что все попытки Турции решить вопрос борьбы с курдскими террористами дипломатическими путями себя исчерпали. Центральная власть Ирака, у которой нет даже своей армии, не имеет возможностей для ведения борьбы против террористов, а местная власть Курдистана – северного Ирака, не проявляет искренность и открытость в этом вопросе. «Мы находимся в той точке, где закончились слова и наступила пора начать действия», – сказал Али Бабаджан, отметив, что Турция ожидает конкретных шагов от своего стратегического и военного партнера.

Отвечая на вопрос корреспондента газеты «Вашингтон пост» о роли Ирана в борьбе против терроризма, министр иностранных дел Турции сказал, что на территории Ирана действует близкая к террористической Трудовой партии Курдистана организация «PEJAK». Это в высшей степени симптоматичное заявление не удостоилось адекватного резонанса со стороны международных средств информации. Между тем глава внешнеполитического ведомства Турции практически впервые счел нужным заступиться за Иран в присутствии американского коллеги. В  отличие от первого, Кондолиза Райс не заявила ничего нового, отметив, что борьба против терроризма является проблемой не только для Турции. Отвечая на вопросы турецкого журналиста, госсекретарь сказала, что США выступает за территориальную целостность всего Ирака и не желает его разделения на три части. Вместе с тем север Ирака она назвала «Курдистаном». 

3 ноября на стамбульском заседании было принято коммюнике об усилении роли ООН в Ираке («для искоренения терроризма»), чего так настойчиво добивалась Турция. Генеральный секретарь ООН Пак Ги Мун сказал, что с пониманием относится к тревоге Анкары о сохранении региональной безопасности: «использование территории Ирака для ударов по соседним странам неприемлемо». Центральное правительство Ирака обязалось закрыть бюро и офисы поддерживающих ТПК организаций. В тот же день из иракского города Эрбиля поступило сообщение о закрытии бюро близкой к ТПК и симпатизирующей ей организации.

5 ноября в Вашингтоне состоялась встреча президента США Джорджа Буша с премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом, которая лишь подтвердила решимость Турции начать операцию на севере Ирака. 16 декабря около 50 самолетов турецких ВВС нанесли серию ударов по позициям ТПК в северных районах Ирака. Спустя неделю турецкие войска осуществили очередную серию авиаударов, причем было заявлено, что в ходе масштабных бомбардировок убиты 175 курдских боевиков. Анкара подчеркнула, что наносила удары по базам боевиков в районе иракского Курдистана, получив предварительно разведданные и одобрение от США. В то же время Багдад заявил, что турецкие рейды на севере Ирака нарушают суверенитет страны.

Таким образом, турецкая военная агрессия в северных провинциях Ирака явила собой некий компромисс между Турцией и США. Но не только: она вскрыла хрупкость мнимой стабильности внутри самой Турции и, быть может в первую очередь, стала констатацией вынужденного компромисса между новым руководством страны и генералитетом .

***

Победа правящей партии в ходе прошедших в июле 2007г. парламентских выборов оказалась более чем убедительной. Получив поддержку почти половины принявших участие в голосовании избирателей, она практически разгромила Республиканскую народную партию, основанную самим Ататюрком; провозглашенные «отцом нации» принципы удостоились поддержки лишь одной пятой части голосующих. Несмотря на одностороннюю поддержку происламски настроенной партии со стороны влиятельных международных организаций, ситуация внутри самой Турции не стабилизировалась. Представители Генштаба отсутствовали на церемонии присяги Абдулы Гюля и не пригласили на военный парад его жену. Более того, самому президенту не стали отдавать честь, поднимаясь на трибуну. «Мы будем внимательно следить за каждым шагом Гюля и контролировать его верность республике», – предупредил заместитель председателя Республиканской народной партии Мустафа Озюрек. Исходя из этих реалий, некоторые политологи все еще не исключают вмешательства Генштаба и возможности очередного военного переворота. В этом аспекте как раз и высвечивается особая специфика турецкого вторжения в северные провинции Ирака, именно как наиболее удобного и  взаимоприемлемого механизма урегулирования внутренних противоречий. 


 

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am