Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Общество и власть

Общество и власть
Июнь 2008, N 3

НЕКРОФИЛИЯ КАК РЕАЛЬНЫЙ ФАКТОР В АРМЯНСКОЙ ПОЛИТИКЕ

Артем Хачатурян, директор Центра политических исследований

 

Вначале несколько хрестоматийных соображений. Армяне – народ с гипертрофированной семейственностью в сознании и тотальным неприятием всего того, что ей противоречит – в частности, государственности. Отсюда вытекает, что у нас не может быть нормального социального общежития, ибо общежитие базируется на принципах «общего дела», а именно республиканских, которые чужды армянскому общественному сознанию. Приведу в этой связи слова известного российского гуманитария, переписывающегося со мной в рамках одного проекта. Вот что он пишет мне об армянской действительности: «Армения, наверное, единственная постсоветская страна, где разговоры о res publica, общей вещи или общем деле кажутся абсурдом». Полагаю, нет нужды приводить доводы в пользу сказанного, ибо любой из нас удостоверится в этом без особых усилий: достаточно войти в грязные подъезды ереванских многоквартирных домов, скорее напоминающие поля сражений (откуда воняет всеми существующими в природе заразами), но никак не городское жилище, а затем заглянуть в чистые ухоженные квартиры ереванцев.


Однако нация и общество не могут существовать без всякой общности, что-то должно их объединять, что-то должно их связывать, у них непременно должны быть одинаковые вкусы хотя бы в чем-либо. Это может быть миф или утопия, или все что угодно, но только не живая идея, способная породить в действительности нечто конструктивное, наподобие, скажем, республиканских принципов и ценностей. У армян есть общие вкусы и формируемые ими ценности, пристрастия, и сегодня речь пойдет о некоторых из них, особенно пагубно отражающихся на политической действительности.


Мы говорим об идолопоклонничестве и его производном – некрофилии, тяжких пороках общественного сознания армян. Итак, что же это значит?


Вообще-то армянская политика – уникальная среда для утопий и мифологии, ибо она не есть политика как арена для выражения публичной воли, а всего лишь коммерциализированная среда, где утоляются коммерческие страсти и частные интересы отдельных индивидов и групп. Однако политика и политический процесс невозможны без идеи или, в случае ее отсутствия, – ее видимости, иллюзии. Например, ни одна политическая партия (деятель) в предвыборной кампании откровенно не скажет, что целью ее/его занятия политикой является реализация частных экономико?политических интересов. Наоборот, они будут разглагольствовать о высоких материях, даже если не имеют с ними ничего общего, ибо должно же быть некое идейное обрамление политического процесса. А там, где вакуум идеи и мысли вообще, идеальным средством становятся утопии и мифология, так как они не имеют связи с реальностью. Более того, реальное им не нужно: достаточно, чтобы они овладели симпатиями масс, стали для них чем-то общим, доступным, приемлемым и приятным.


Но что же может объединить такой народ, как армяне? Идея всеобщего равенства и братства? Нет, ибо не может быть стремления к равенству у народа, в сознании которого доминирует семейственность: ведь в ее основе лежат эгоизм и эгоцентризм (все блага мира – мне и моей семье, даже если это ущемляет права и свободы других, ибо я важнее, а моя семья – слаще). В этом, к примеру, можно наблюдать корни монополизма в армянской экономике, ее олигархической сущности, а также клановой структуры политической элиты. А может, объединительной идеей для армян будет религия? Отнюдь, ибо религиозность армян, во-первых, подверглась сильной деформации в коммунистический период, во-вторых, армянская церковь исторически была обмирщвленной и скорее занималась житейскими, мирскими делами и проблемами, нежели своими исконными – духовными. Как видим, сложно найти живую идею, следовательно, нужны мифы, утопии. И в Армении они находятся в лице героев, возводимых в ранг идолов, словом, трупов, так как нет на земле места идолам, и ими становятся исключительно трупы, даже если они физически существуют.

ТРУПЫ И ОППОЗИЦИЯ

Трупы в армянской политике стали реальным фактором. Без них не обходится ни одна акция, ни одно мероприятие. На них ссылаются, их приводят в пример, а в период выборных кампаний их пытаются присвоить взаимоисключающие политические силы. В частности, забавно было наблюдать, как два антипода – Левон Тер-Петросян и Серж Саркисян – одновременно и независимо друг от друга тянули на себя, как одеяло, труп Вазгена Саркисяна. Первый считал его истинным патриотом и великим государственным деятелем, погибшим от рук врагов народа, и косвенно обвинял в этом своего оппонента. Второй посредством мертвого Вазгена доказывал, что именно он и только он в состоянии лучше всех исполнять обязанности президента страны, а в подтверждение приводил видеоролики с Вазгеном, который говорил о незаменимых качествах Саркисяна. Одним словом, подлинный спектакль. Но трагедия в том, что мало кому в голову пришло задаться вопросом: а стоит ли (и насколько это вообще эффективно с политической точки зрения) присваивать ранг идола этому индивиду – объекту всеобщего презрения и отвращения? И насколько обосновано пользоваться его услугами, тем более в предвыборный период?  Добавлю, что, если сегодня в стране и есть определенное количество людей, справедливо ненавидящих Вазгена, то первым среди них следует назвать Тер-Петросяна, ну а вторым... Впрочем, если честно, то вторым является каждый из нас…


Но самое интересное кроется в другом. Насколько бы иррациональной не казалась нам практика почитания презираемого существа, все-таки участникам политического процесса не откажешь в прагматизме. В этой связи выскажу несколько соображений.


Первое. Заняв пустующую нишу в оппозиционном пространстве, Тер-Петросян должен был выступить с ярых непримиримых позиций. Благо, критиковать режим Кочаряна было за что, однако этого было бы недостаточно – необходимо еще и серьезное идеологическое подкрепление. А как его обеспечить? Заметим, что ни в годы своего правления, ни до этого Тер-Петросян не славился умением генерировать идеи: единственное, на что он был способен, так это дикий популизм и навязывание экстремистским образом якобы либеральных идей. Учитывая еще и то, что армяне – нация не просвещенная, а именно не умеющая называть вещи своими именами и, согласно Канту, не пользующаяся рассудком публично, то можно заметить, что лучшей идеологией для демагога-популиста становится идеология некрофилии. Ибо никто не упрекнет Тер-Петросяна в том, что своим знаменем он избирает Вазгена или Демирчяна, и никто публично не оплюет его за это (так как нация не в состоянии говорить публично то, что думает), тогда как любая его другая доктрина, любая идеология могут стать объектом огульной критики (мертвых там нет, следовательно, нечего бояться – нация здесь в состоянии высказать то, что думает).


Второе. Тер-Петросян безошибочно угадал (хотя большого ума для этого и не требовалось), что запах трупа оказывает на эту нацию сногсшибательное воздействие. Более того, экс-президенту известно, что иррациональность армянского мышления способна творить чудеса. Кто бы мог подумать, что имя самого одиозного и преступного персонажа в новейшей истории Армении способно воодушевить площадь с десятками тысяч митингующих граждан, большинство которых были интеллектуалами? Люди, для которых само слово «Манвел» давно уже стало синонимом бесчеловечности, варварства, коррумпированности и античеловечности, скандировали «Ман-вел, Ман-вел», умилялись от восторга, что генерал тоже примкнул к «общенародному движению» и надеялись с его помощью обрести свободу от карабахского клана и войти в единую Европу, тогда как не могли они не осознавать, что самое лучшее, что могло бы их ожидать с Манвелом, так это тотальная феодализация всей страны и потеря ими же всех гражданских прав и свобод, в кое-каких объемах существующих сегодня. Видим ли мы здесь хоть что-либо, отдаленно напоминающее здравый смысл- Разумеется, нет даже его признаков. А что мы видим? Государственное мышление? Европейское правосознание?  Европейское политическое сознание? Патриотизм?Принципиальность в политической борьбе? Словом, комментарии оставляю за читателем…


Третье. Тер-Петросян – культовая, невменяемая фигура. Действительно ли он признает себя небесным существом или же играет эту роль исходя из прагматических соображений, ибо убежден, что это и есть прямая дорога к власти, – сложно сказать. Однако однозначно можно сказать следующее: культовым фигурам как воздух необходимы другие культы, желательно – в мертвом виде, ибо только их множество в состоянии усилить восприимчивость общественного сознания к этому феномену. Здесь можно провести аналогию с ворами в законе. Известно, что они редко ладят друг с другом, находятся в постоянной конфронтации, часто «заказывают» друг друга и т.п., однако воровская солидарность для них – превыше всего. Вор в законе для другого вора в законе – безусловный авторитет, вне зависимости от их взаимоотношений. То же самое и с культами: какое бы отвращение не питал Тер-Петросян к Вазгену или Демирчяну, все же он понимает, что обязан беречь их авторитет, возвышать их над простыми смертными и публично восторгаться ими. Ибо он знает, что снисходительное отношение общественного мнения к трупам – коллегам по культу – автоматически распространяется и на него. Фактически Тер-Петросян говорит своей толпе приблизительно следующее: «Вот Вазген, ваш герой, единственный и неповторимый спарапет, великий и могучий… и т.д. и т.п., хотя вы все отлично знаете, что он – не имеющая себе равных в истории мразь, и хорошо помните, что он натворил со страной и с вами и сколько судеб переломал. Но все это неважно, ибо он ваш идол, он нужен нам в борьбе и ему все простительно; следовательно, все простительно также и мне, и не смейте впредь напоминать мне об экономическом кризисе, голоде и холоде, ибо я такой же идол, как и Вазген». Как видим, тактика Тер-Петросяна оправдывает себя в армянской действительности: сегодня он стоит во главе серьезного движения, в авангарде и тылу у него пара культовых трупов, охраняющая его от быстрого разгрома, в качестве оппонента он имеет слабую власть, которой сам же диктует правила игры, сам определяет конъюнктуру, ну а ареной деятельности для него является вся армянская действительность.

ТРУПЫ И ВЛАСТЬ

Таким образом, если некрофилия является удобной опорой для так называемой «оппозиции», то не понятно, зачем нужна она власти. Разумеется, в отличие от оппозиции, некрофилия для власти – не идейная опора, но все же нельзя не заметить ярко выраженное снисходительное отношение к этому извращению с ее стороны. Постараемся понять, нужны ли трупы власти и не губительны ли они для нее, в отличие от «оппозиции». В этой связи должен затронуть весьма существенный вопрос.


Дело в том, что с уходом Кочаряна в дверь Армении постучалась новая эпоха. Вообще-то архитекторами эпохи являются либо Время, либо выдающийся индивид, предвосхищающий его. В нашем случае мы имеем дело со Временем, и Саркисян тут непричастен. У политического лидера три возможных варианта действий в период наступления новой эпохи: либо он пытается повернуть Время вспять и, естественно, погибает под его ударами, оставшись под обломками развалившейся конструкции; либо становится во главе назревших перемен и сам направляет их, становясь великим историческим деятелем; либо бездействует и двигается по инерции. На мой взгляд, президент Саркисян избрал последнее, и очевидно (во всяком случае, для меня), что в наступление новой эпохи он не верит. Бывает иногда, когда прагматики, коим является Саркисян, сильно ошибаются, слишком увлекшись текущими вопросами, что приводит к игнорированию или упущению из вида глобальных. Так политический лидер теряет свое чутье и перестает отличать первичное от вторичного, глобальное от банального. Сегодня Саркисян занят решением текущих проблем, доставшихся ему в наследство и ежедневно генерируемых действительностью. Предпринимает шаги по обузданию коррупции, наводит порядок в фискальной сфере, устанавливает новые кодексы поведения для элит и т.п. Это, конечно же, хорошо, однако чрезвычайно мало для лидера и страны, находящихся на стыке эпох. Нужно больше, особенно для государства, построенного с самого начала на ложных ценностях, в соответствии с принципами самообмана. Необходимо определиться с новым реестром ценностей и не побояться озвучить их.


Движение по старой, изжившей себя инерции главой государства приводит к тому, что чуть выше я назвал «снисходительностью» к некрофилии. Это опасно для президента и страны, и он должен понимать, что никогда не сможет поставить себе на службу трупов, как это удачно получается у Тер-Петросяна, а балуясь с ними и содействуя процветанию культов, он всего лишь укрепляет позиции тер-петросяновской секты, тем самым оказывая ему неоценимые услуги.


Как видим, первым врагом некрофилии по идее должен стать сам глава государства. Этого требуют здравый смысл и элементарный прагматизм. Что же удерживает Саркисяна от радикальных шагов? Почему бы ему не выстрелить в трупов и тем самым не покончить с Тер-Петросяном, являющимся для него самой большой опасностью? Тем более что он может инициировать общенациональную антинекрофильскую кампанию, а сам остаться в тени и вообще не вмешаться в этот процесс национального самоочищения, предоставив развитие ситуации стихийности. Лично для него не может быть негативного исхода, а это уже стоит того, что попробовать начать…

ТРУПЫ И ОБЩЕСТВО

Армянское общество пассивно, замкнуто в себе, его мало волнуют государство, государственность, словом, все то, что выходит за рамки семьи. Это и есть причина того, что армянам можно навязать все, что угодно. Так уж сложилось, что в условиях государственного суверенитета на первый план в Армении выходит агрессивное меньшинство, которое, пользуясь пассивностью большинства, добивается реализации своих интересов. Потому и сегодня мы имеем позорную государственную символику, изжившие себя политические идеологии и организации, ну и, конечно, некрофилию в качестве реального фактора в политической действительности. Жители Еревана спокойно относятся к факту существования в столице улиц и крупных объектов имени Вазгена Саркисяна, Карена Демирчяна, Драстамата Канаяна и прочих исторических бактерий, тогда как, скажем, парижанин расценил бы это как надругательство над историей, обществом, национальным и человеческим достоинством. Потому и полагаю, что полагаться на общество в деле искоренения некрофилии наивно, и если это извращение когда-либо отомрет, то сделать сможет это только государственная власть. Что же касается степени ущерба, испытываемом обществом от некрофилии, то говорить об этом не стоит. Скажу лишь, что рушатся человеческие судьбы, деградирует нравственность, а государство топчется на месте, не вылезая из кризисных ситуаций.

 

POST SCRIPTUM

Если попробуем вычислить наиболее состоявшиеся и мощные государства планеты, то первое, что обнаружим там, – это их фундаментальные духовно-нравственные ценности. К примеру, истоки феноменальной экономико-политической системы Соединенных Штатов восходят к пуританской этике. Протестанты не признают никого, кроме Бога, с которым общаются без посредников в виде церковной иерархии. Для них не существует святых, из семи таинств они признают два, а труд для них – «тест на вшивость» и способ выявления степени богоизбранности, индикатором которой является богатство. Печально напоминать, что в эпоху расцвета Ани армяне по своему развитию на 1000 лет опережали предков американцев – северных европейцев, подлинных варваров в то время. Сегодня эти бывшие варвары, пройдя сквозь Реформацию и Просвещение, добились построения великих государств, потому что в основу их, не обманывая себя, положили истинные ценности, очистив их от груза мертвого прошлого, тогда как армяне до сих пор почитают то, что почитанию не подлежит. Не может быть воздвигнуто прочное здание на ложном фундаменте, и Республика Армения – наглядное тому подтверждение.

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am