Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Общество и власть

Общество и власть
Август 2008, N 5

ХРОНИКА ТРАГИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ

Сергей Арустамян, публицист

 

А  я думал, что он ушел из нашей жизни навсегда. Ушел и больше не вернется. Как нечто подлое, грязное, преступное, абсолютно безнравственное, о чем не хочется вспоминать. Ибо сердце тут же  начинает сжиматься от тревоги, что Зло может воскреснуть. Но, очевидно, после долгой спячки змеи просыпаются…

Он спал. Целых десять лет, укрывшись в своем зловещем черном  замке, пытаясь сделать так, чтобы о нем забыли. Так казалось каждому, в ком  еще болели раны, нанесенные им лично и его сатрапами, кто с его благословения  был ограблен, разорен, брошен в пропасть мрака, нищеты и голода. Имя его все эти годы мало кто называл, ибо, озвученное, оно вызывало в человеческих душах только лишь одно чувство – ненависть. И вдруг – на тебе! – он проснулся и снова кинулся в бой за президентское кресло.

Человеку, некогда сидевшему у народного котла с самой большой ложкой, снова захотелось власти. Когда он уходил, могло показаться, что грабить уже нечего. Страна и в самом деле была опустошена, а народ ограблен до последней нитки. Сейчас все изменилось. Как же вновь не стать на путь грабежа и разбоя?

В годы его царствования я писал о нем много. Писал как о преступнике номер один в нашем  государстве. И, ей богу, больше никогда бы и не вспомнил. А сейчас, когда вновь услышал его голос, его призывы к народу свергнуть преступный «режим», меня от возмущения просто заколотило. Как такое может быть, чтобы человек с однопроцентным рейтингом пытался объегорить народ, растоптать всех и вся и снова добраться до «царского трона»? А ведь, если честно, виноват не он. Виноват, на мой взгляд, экс-президент Роберт Кочарян, который, вопреки воле народа, вопреки требованиям Уголовного кодекса, милостиво подарил преступнику черный замок, в то время как тому сегодня надлежало бы пребывать в совсем другом интерьере.

Меня удивило и даже несколько возмутило одно из последних заявлений Роберта  Кочаряна, в котором он сказал, что, если бы он сейчас продолжал руководить страной, он непременно бы за события 1-2-го марта посадил в тюрьму Левона Тер-Петросяна как организатора мятежа, который первым бросил спичку в огонь. Мне кажется, что-то ужасно некрасивое есть в этих словах экс-президента. Неужто это была попытка упрекнуть новоизбранного президента Сержа Саркисяна в какой-то нерешительности, отсутствии политической воли? Но… Кочаряну ли говорить об этом? Десять лет, г-н экс, вы были президентом, а потом еще сорок, не то пятьдесят дней до инаугурации Сержа. Чего же вы не  посадили в тюрьму Левона ?  По-моему, более логично и правильно было бы вообще не заикаться об этом…

Итак, я заглянул в свой архив и окунулся в прошлое. Что же я писал о Левоне, о пришедших с ним к власти прохвостах и жуликах, грабителях и политических авантюристах, о нашей жизни в те мрачные годы?

 

1991-ый

 

Когда нация стоит на перепутье и никто толком не знает, куда идти – то ли влево, то ли вправо, то ли стоять на месте - повышенный спрос на программы вполне объясним. Каждому нужно четко знать, что ему делать. Вчера кричали «Долой «Наирит»!», а сегодня опять кричать или уже не надо? Вчера  было «Долой атомную!», а сегодня? Вчера всех звали умирать за Карабах, а сегодня, что, умирать не надо? Может, и действительно не надо, тем более, что официальные лица говорят: борьба наша бесперспективна и нужно, чтобы Арменией, Азербайджаном и Москвой были отменены все решения по Нагорному Карабаху. Нужно, якобы, ситуацию вернуть к тому, что было до февраля 1988-го. Конечно, тут можно бы спросить: а зачем тогда нужно было столько горя и крови?

Я думаю, что не надо быть очень уж мудрым, чтобы понять: не слишком маскируя свои намерения, люди, оказавшиеся на капитанском мостике, пытаются поставить Армению на путь прощания с Россией. Чтобы народ армянский, веками испытывавший чувство любви к России, к русскому народу, безболезненно и без особой печали  распрощался с этим чувством.

 

***

Я говорю о большой беде, которая случилась у нас, - о развязанной в республике определенными кругами разнузданной антирусской кампании. Сам по себе факт возмутительный, более того – политически бездарный, поскольку за всем этим ничего другого невозможно усмотреть, кроме пещерного, абсолютно дикого желания привить армянину чувства, совершенно не свойственные ему, которых он никогда прежде не испытывал, - чувство вражды и нелюбви к русскому народу.

 

***

Армянское телевидение перестало вещать на русском языке. Для книг на русском языке наглухо захлопнулись двери армянских издательств. Русские надписи исчезают с табличек, с   названиями улиц, с вывесок торговых объектов и учреждений – их заменяют… английскими. И при этом кое-кто умудряется все это безобразие объяснить стремлением высоких инстанций создать для незнающих армянский язык благоприятные условия. Неумеющего плавать, мол, швыряют с палубы в море, и он уже выбирается на берег отличным пловцом. Вот теза, которой придерживаются в своих  делах борцы за чистоту нации, за многоязычную республику.

 

***

Как раньше все площади во всех городах Союза назывались «имени Ленина», так и сейчас во всех независимых государствах Содружества что ни  площадь, обязательно – Свободы. Сейчас просто других площадей не бывает. Бывают только площади Свободы, Независимости и Республики. И нам, как и всем, недавно обретшим свободу, никак нельзя было прожить со своей Театральной площадью.

…Театральная площадь. На трибуне один за другим сменяются ораторы. Горячие слова, пылкие речи. Они куда-то зовут народ, призывая, не медля ни одной минуты, что-то уничтожить, разрушить, смять, сломать, выкорчевать. В едином порыве многотысячная толпа воинственно вздымает руки, и каждый готов тут же, на месте, во имя нации, во имя народа умереть или совершить исторический подвиг. Никогда до этих минут не видел я наш народ столь объединенным, живущим одним дыханием, одной страстью, одним порывом. Казалось, на  нас рвутся какие-то цепи и мы медленно выкарабкиваемся из насквозь прогнившего болота,  семьдесят лет затягивавшего нас в свою трясину….

Со старым миром, построенным нашими отцами и дедами, мы прощались легко…

 

***

Перед моими глазами, как призраки, маячат картины былого. Пусть оно было трижды проклятое, ненавистное, антигуманное, но в сравнении с тем, что у нас сегодня, оно предстает как сказочный рай. Ведь надо же человека довести до того, чтобы он скучал по цепям, по решеткам! И дело тут не в колбасе и сыре, а в том, что хочется уразуметь, понять: зачем понадобилось нам менять шило на мыло? Почему всего того, что у нас есть сегодня, другие добились без моря крови, без океана слез, горя и мучений? Зачем мы заваривали всю эту кашу, в результате которой потеряли или же безвозвратно теряем наши земли, создали целую армию безработных, бесприютных, осиротелых, получили кровь и войну? Кто ответит на все эти вопросы?

 

***

Если бы я был  президентом, я никогда не позволил бы себе явиться на митинг аодовцев, сейчас уже окончательно общипанных, вызывающих у народа одну-единственную реакцию – реакцию отторжения. Я никогда бы не стал тишину площади Свободы оглушать не имеющими уже никакой цены криками «миацум!» или же «пайкар, пайкар минчев верч!». Я никогда бы на этом митинге не стал искать ведьм и сваливать собственные грехи на других. Тем более я не стал под звуки трубы, поддавшись митинговым страстям, воинственно вскидывать руки. Такое мог позволить себе только человек, совершенно не чувствующий под собой земли, начисто лишенный того, что называется политическим чутьем…

Мне кажется, самый ощутимый прокол в своей политической карьере Левон Тер-Петросян допустил в тот день, когда явился на это уже никому не нужное кричалище.

 

1992-ой

 

Такого еще не было. Было наоборот….

Бегут армяне, покидая родную землю, которая для многих из них вдруг стала мачехой.

От  чего бегут? Куда бегут? Кто бежит?

Первое, что приходит на ум, – бегут, наверное, от вины своей. Перед собой, перед потомками, перед предками. От вины за то, что мы сами допустили… Допустили, чтобы наверх всплыла гниль, черная муть, которой положено быть на дне. Бегут от своей беспомощности что-либо сделать и от сознания того, что после столь обильно принесенных жертв у кормила оказались не те люди. Профессора с мировоззрением лавочников, лавочники, мнящие себя профессорами. Строители нового капиталистического общества, в котором самым главным должен стать их  капитал – изъятый, отхапанный у ничего не подозревающего народа.

Покидая родные горы, родные могилы, храмы и монастыри, бегут армяне от судьбы, уготованной им торгашами.

Вчера ты был раб. Сегодня ты не раб. Ты – ничто.

Вчера ты был сытый раб, от кого-то зависящий. Сегодня ты – независимое, суверенное, голодающее Ничто.

Бегут армяне. Бегут от бездарных властей. От самых бездарных, каких когда-либо знала Армения.

Как хочется сказать: «Они уезжают». Но это не так. Они не уезжают, а бегут…. Десятки тысяч армян, к которым Армения повернулась спиной, навсегда покидают ее.

Бегут армяне. Со всех мест, где жили испокон веков. Баку, Гянджа, Карабах, Шаумяновск. Триста тысяч армян, в мгновение ока потерявшие свои дома, нажитое за жизнь, недосчитавшиеся своих близких -  тех, что были сожжены, изнасилованы, зарублены.

Куда же мы пришли, господа?

 

***

 Где те блага, что вы обещали народу, если тот все сотрет, все разрушит, уничтожит и создаст независимое армянское государство, естественно, во главе с вами?

Что приобрел народ?

Независимого президента, независимых нахараров и независимых любителей создавать законы. Независимых от народа.

Я не верю этим господам, которые брошенному ими в беспросветную нищету народу твердят о том, что они его любят. Все, чего коснулась их рука, их мысль, - все погибло, омертвело, исчезло….

 

За два года сын АОДа

Вырыл пропасть для народа…

Это – сброд, а не народ,

Если правит им АОД.

 

1993-ий

 

Девяносто процентов населения считали Левона своим кумиром. Но, к сожалению, о политиках судят не по красивым глазам, а по делам, которые они творят.  А Левон  Тер-Петросян, слава богу, натворил такого… и наломал дров столько, что от былого рейтинга ничего не осталось. Если верить социологам, то сегодня еще 14 процентов населения отдают предпочтение Левону Тер-Петросяну. Но это если верить. Я же не верю и думаю, что это – ложь. Потому что в своем окружении не знаю человека, который мог бы сказать доброе слово о президенте. А он, видать, себя утешает : я – президент народа. Правда, неблагодарного, не очень хорошего, но… президент. То есть хороший президент плохого народа.

 

***

Его ждали – единственного и неповторимого, всемирно известного ученого. Кое-кому казалось, что если он знает десять языков, то жизнь непременно улучшится не менее, чем в пять раз по сравнению с той, когда у штурвала стояли капитаны, в лучшем случае знавшие два языка. И он пришел. Пришел и сделал то, чего не удавалось сделать никому. Он стал выкорчевывать из армянина, вытравлять из него тот единственный ген, который делает человека представителем той или иной нации: француза – французом, русского – русским, армянина – армянином. Тот ген, который рождает в человеке гордость за то, что он, скажем, армянин, а не англичанин, рождает любовь к земле, на которой он живет, к народу, живущему на этой земле, к его культуре, истории, языку. Этим и только этим я могу объяснить массовое бегство армян из Армении.

 

***

Левон Тер-Петросян, конечно же, считает, что он такой  же президент, каким является Миттеран. Ему, несомненно, кажется, что он стоит во главе государства, такого же свободного, независимого и демократического, какое возглавляет Клинтон. Ведь привилегии те же: Белый дом, личный самолет, бронированные автомашины, телохранители… И невдомек ему, что на этом все сходство и кончается. Что он не глава государства, а попросту ловкий человек, сумевший пробраться на вершину власти, употребивший ее во благо себе и своим сподвижникам и попытавшийся сделать все, чтобы родная земля никогда не воскресла….

Мне смешно, когда говорят, что у президента нет программы. Программа есть. К тому же добротная, четко разработанная. И над претворением этой программы в жизнь усердно трудится целая когорта соратников президента, людей, ловко орудующих на ниве разбоя и ограблений, создания кошмарной жизни, возвращения цивилизованного народа в условия, в которых жили его далекие пещерные предки.

 

1994-ый

 

Вопрос к президенту -  первому в истории армянского государства. К тому, который принял присягу, клялся на Евангелии: «Клянусь стать гарантом защиты Конституции и защиты республики, независимости и демократии, прав и свобод граждан».  Стал или не стал? А если стал, как же тогда в самых высоких креслах оказались воры? С чьего  благословения они стали советниками, госминистрами, нахарарами ! ?  Кто их назначил? Не тот ли, кто клялся быть гарантом? Как же тогда совместить одно с другим – слова с делами? Что же произошло? Клятвопреступление?

Вы – президент, вы – глава государства. Приходит ли вам в голову когда-нибудь мысль о том, что истинные вожди обязаны жить  жизнью народа, делить с ним поровну и радости его, и печали? Ведь это же простая человеческая мысль! Могут ли отец и мать жить жизнью, отличной от жизни их детей? Нет, нет и нет! А как живете вы, господин президент, как живут ваши соратники? То, что я скажу, и сейчас сделать не поздно. Распорядитесь, чтобы на каждую душу в вашей семье выдавалось государством не больше двух-трех драмов в день. Столько, сколько получают пенсионеры. Прикажите, чтобы электроэнергию в ваши апартаменты подавали не больше, чем один час в сутки. Узнайте, на что похожа жизнь, когда двадцать три часа человеку приходится мерзнуть в холодной квартире. Попросите свою супругу, чтобы она за час успела приготовить на семью завтрак, обед и ужин, пропылесосить квартиру, сделать стирку и устроить для  всех «банный день». Я очень бы хотел, чтобы у вас дома не было керосина, газа, спичек и лампы. Чтобы у вас не было надобности включать холодильник – потому что  он пуст. Я хочу, чтобы вы ходили по темным подъездам, застревали в омертвевших лифтах, падали на обледенелых улицах и не знали, что такое газета, радио, телевизор. Я попросту хочу, чтобы и вы, президент,- нет, не месяц и не год, а только одну неделю - пожили так, как живет сегодня  наш народ, который вы обещали облагодетельствовать.

 

***

 

Цинизм с каждым днем все увереннее пробивает себе дорогу, грубо и нагло вторгаясь в нашу жизнь, в нашу мораль, в наш быт. Впечатление такое, что нет никакой управы на эту разъедающую наше общество скверну, выползшую, как вошь тифозная, изо всех пор новосоздающегося базарного уклада жизни. Цинизм стал правилом поведения разжиревших на народных харчах, потерявших голову от свалившихся вдруг на них несметных богатств новоиспеченных нуворишей и всякого рода высокопоставленных господ, объявивших себя вождями нации. Все на этом свете теперь принадлежит им. Все дворцы, все машины, все самолеты, пароходы, все Балеарские, Канарские  и другие острова. Потому что в руках у них тысячи, миллионы, миллиарды…

 

***

В нашем демократическом государстве, сооружаемом аодовцами, ценности морального свойства, которыми веками жило человечество, подвергаются таким деформациям, такому переосмыслению, что простому смертному не всегда удается понять, что  морально, а что – аморально. Во все времена, скажем, воровство было деянием предосудительным. Сейчас  это –дело чести, доблести и геройства. Воруют все. Особенно, высокодолжностные лица, которые открыто и бесстрашно демонстрируют голодным и нищим, что живут не по средствам, не на заработанные деньги, а на ворованные. И когда вора вдруг называют вором, позорят его, плюют ему в лицо, он даже  не считает нужным стереть с лица этот плевок.

 

***

Голодная, холодная, нищая, кормящаяся с чужой руки. Страна, из которой бегут армяне. Бегут не от турка, нет. Бегут от армянина, который звал к «борьбе до конца» и сделал все, чтобы этот «конец» пришел. От его власти, погрязшей в коррупции, взяточничестве, воровстве, грабеже, насилии и терроре. От его приспешников – алчных, ненасытных, вчерашних плебеев, ничтожеств, ставших вдруг богатеями, барами, вельможами.

Пустеет Армения. Она уже на треть пуста. Тысячи омертвевших квартир. Тысячи опустошенных домов. Заколоченные двери. Двери в броне и железе.

Армянин не может с честью и достоинством похоронить армянина. Армянина хоронят в простыне, в тряпке, в целлофановом «гробу». Такого тоже не знала армянская история.

А что будет завтра? Что  ждет армянский народ первого декабря, в день, когда в одиннадцать раз взлетят цены на хлеб? На единственный продукт,  который еще доступен армянину. Уже сегодня прогнозисты говорят, что с декабря на душу населения, чтобы выжить, потребуется не менее 20 000 тысяч драмов. И это при минимальной зарплате – 240 драмов?

Не станет ли день первого декабря днем, с которого начнутся всенародные похороны? Не станет ли этот день днем, с которого начнется массовый исход армян из родной им Армении?

 

1995-ый

 

Не надо, пожалуйста, обманывать народ и тешить себя иллюзиями, что мы – государство независимое. Независимость – это не кощунственное сбрасывание с пьедестала памятников деятелям прошлого и не скоропалительное переименование городов и улиц. И то, что после долгих столетий потери государственности мы, наконец-то, обрели царя-батюшку в ранге президента, и то, что наш флаг развевается у здания ООН, и то, что в десятках государств у нас уже есть свои «чрезвычайные и полномочные» представители АОД – все это отнюдь не свидетельство того, что мы – независимые. Независимое государство с кондачка не строится. Чтобы его построить, нужно многотерпеливо, умно, с напряжением всех физических сил и разума всей нацией пройти полную пропастей и вершин, ущелий и просторов, тревог и надежд дорогу, которая только и может привести к цели. Но для этого нужен лидер. И будь у нас во главе государства другой лидер, как знать, сидели бы мы сегодня у разбитого корыта, терпя нищету, мрак и холод?

 

***

Коррупция и взяточничество, беззаконие и произвол, мертвая экономика, мертвая наука, сотни тысяч армян, покинувших родные очаги, нищие и голодные...  Девушки без будущего, выброшенные на панель. Первые  неграмотные подростки 10-12 лет, не умеющие ни писать, ни читать. Не это ли, господа, ваша независимая армянская государственность? Не это ли все то, за что вы боролись, вцепившись зубами в кресла?

 

***

Если бы мне привелось выносить приговор, то он звучал бы так: «За опошление и дискредитацию в глазах армянского народа  прекраснейшей и величайшей идеи – идеи независимости, за пробуждение в его душе благосклонного отношения к коммунистическим цепям и,  более того,  желания снова надеть эти цепи господа-пароны приговариваются…»

И еще: «За опошление и дискредитацию священного понятия «демократия», которая теперь уже надолго будет восприниматься как власть дилетантов и авантюристов, коррумпированных элементов, сделавших нормой жизни беззаконие, анархию, произвол, вседозволенность, разгул преступности…»

 

1996-ой

 

На съезде АОД президент сказал, что его партия «к месту и не к месту подвергается суровой критике, поношению и клевете со стороны оппозиции и общественного мнения». Далее он добавил, что, мол, пройдет время и «будет забыто все то, что говорится сегодня в адрес АОД, действующих властей Армении. Забудутся  все реальные заботы и трудности, забудутся многие имена и события».

Что же останется в памяти народа? «История,- сказал Левон Тер-Петросян,- лишь зафиксирует следующие факты: при АОД Армения вновь обрела свою независимость, при АОД в Армении были заложены основы демократии, при АОД сформировалась свободная рыночная экономика».

Несомненно, президент ошибается. Я абсолютно уверен, что история зарегистрирует и многое другое. Например, при АОД под видом экономической реформы была осуществлена широкомасштабная акция по массовому ограблению армянского народа;  при АОД планомерно и сознательно были разрушены промышленность, сельское хозяйство, поставлены на грань исчезновения наука и культура;  при АОД властями, с ведома и согласия президента, при выработке в республике достаточного количества электроэнергии на протяжении трех лет был искусственно создан энергетический кризис, в результате которого более одного миллиона армян вынуждены были бежать с родной земли;  при АОД коррупция и казнокрадство обрели беспрецедентные масштабы, к штурвалу власти были допущены даже уголовные элементы.

 

1997-ой

 

Уверен, пройдет время и каждый подумает: у нас был президент, всенародно избранный, главным душевным свойством которого была острая ненависть к собственному народу. У нас были правительства, сменявшие одно другое, главным направлением деятельности которых было методичное разрушение того, что составляло основу процветания государства, благополучия народа, - экономику.

 

***

Независимость, несомненно, вещь великая. Нет на земле народа, который не мечтал бы жить свободно, самостоятельно. Армянский народ не составляет исключения. И он положил немало жизней, чтобы завоевать  независимость. Но вот кому достались ее плоды? Не спорю, президент, Вано Сирадегян, Бабкен Араркцян и многие другие полностью независимы. То есть они сами по себе. Как им не до народа, так и народу не до них. Народу сейчас -  заработать бы кусок хлеба. Чего он сделать не может, так как правит им АОД.

 

2001-ый

 

У себя в архиве я случайно обнаружил экземпляр дашнакской газеты «Азатамарт» от 14 июля 1992 года, в которой опубликована статья отца депутата Национального Собрания Ваана Оганесяна – Эдуарда Оганесяна, озаглавленная «Больше молчать не будем». Он пишет, что у «Дашнакцутюн» вызывает озабоченность «поведение, политика президента Республики, его неприкрытая враждебность и ненависть к АРФ «Дашнакцутюн» , не обещающие ничего хорошего ни  армянскому государству, ни народу, ни самому президенту». В статье Эдуард Оганесян предает огласке весьма примечательный факт из биографии Левона Тер-Петросяна, о чем, несомненно, Левон никогда и никому не рассказывал. В частности, утверждается, что в свое время, в конце семидесятых годов прошлого столетия, Левон сотрудничал с КГБ и был тайным агентом этого ведомства. «Агент КГБ  Левона Тер-Петросян,  - пишет Оганесян, - личный номер Ж-385292, начал свой путь в этой могущественной организации 29-го мая 1977 года» . В 1982 году он упоминается в документах КГБ как старший лейтенант. Оганесян публикует один из них – удостоверение агента КГБ  СССР Левона Тер-Петросяна и сообщает, что другие документы о Левоне находятся в архиве армянских проблем в Мюнхене.

И еще интересная информация. Газета «Голос Армении» пишет, что «бывший вице-спикер Национального Собрания РА Ара Саакян сотрудничал с КГБ под агентурной кличкой Сократ».

 

2003-ий

 

Это сейчас мы спокойно не можем слышать его имени. Это сейчас отшельника, обитающего в черном замке, мы не называем ни царем нашим, ни Богом. А ведь были другие времена… Грант Матевосян назвал его тогда «Варданом Мамиконяном, рождающимся из нашей плоти», а Тигран Мансурян, потрясенный феноменом Левона, воскликнул: «Я слышу дыхание Тиграна Великого»...

…Признаться, ощущение не из приятных -  писать об эксе и думать о том, что в нашей многотрудной истории в самом ответственном кресле мог оказаться человек, не имеющий элементарного понятия о человеческой нравственности, порядочности, чести и достоинстве, принесший своему народу столько горя и несчастий, что их хватило бы на несколько поколений. Не могу понять, если он сделал так много добра, подарил своему народу суверенитет, государственность, независимость, то почему в обществе почти не найти человека, который бы мог, не обнаруживая ненависти, брезгливости, произнести это имя –Левон?  Из нор  недавно снова, как тараканы, повылазили его выкормыши. В парламент захотелось, до рулей дорваться, до штурвалов, кормушек. Захотелось власти, чтобы вконец добить  Армению, чтобы она и не помышляла когда-нибудь подняться на ноги. Хотелось бы знать, неужто Левон может считать разоренную им Армению своей родиной, где он, как и все, имеет право жить? Если да, почему он живет не на свои деньги, которых, думаю, у него куры не клюют, а на мои, на деньги бедствующего, нищего  народа?

…Срываются листки календаря. Настоящее неумолимо уходит в прошлое. С той черной даты, когда пришел он, прошло почти тринадцать лет. Многое затянулось пеленой, позабылось, ушло в область воспоминаний. Сейчас мало кто знает, что говорил он всегда одно, а делал совсем другое, и что если нам и сегодня плохо, и плохо будет еще долго, то этим мы обязаны ему -  самой коварной, лицемерной, надменной и злобной личности в нашей истории и жизни. А поэтому, чтоб всегда  помнить, кого и за что «благодарить», надо время от времени  заглядывать в свою душу, а иной раз и покопаться в газетных архивах. В них можно откопать такое, что могло бы лежать незаметно.

 

2008-ой

 

Думалось, что об этом чудовище больше писать не будем, но пришлось – заставила жизнь. И, видно,  еще долго будем. Напоминать людям о нем самом, о его мерзком окружении, его вазгенах и манвелах, ваниках и самвелах и прочей мрази. Сегодня Левон рвется в бой – допить недопитую чашу крови, добить недобитых соотечественников, заморить голодом чудом оставшихся в живых в годы его правления и, конечно же, «замочить» всех оппонентов. Жаль, что безвозвратно ушел в небытие КГБ СССР, а то бы всей нацией мы могли упросить его убрать из Армении своего агента. Но… Нет КГБ, однако, есть ЦРУ, которое вроде бы на свержение армянских властей презентовало Левону чуть ли не 500 млн. долларов. Если это и так, их агент сработал плохо, деньги ушли впустую.

Сегодня мы в ожидании. Вот-вот должна приехать новый посол США в РА – Йованович, которая известна как блестящий организатор государственных переворотов. На ее счету, например, бегство из Киргизии Аскара Акаева. Не верю, что у нее что-либо подобное «выгорит» в Армении. Однако ее назначение наводит на определенные размышления. Американцы хотели прислать к нам Xогланда, но этого не допустили наши американские братья-армяне. Xогланд, мол, не признает геноцид. А Йованович – что, признает? Не получилось ли так, что из двух зол мы выбрали худшее?

Нашему президенту, Сержу Саркисяну, явно не позавидуешь, ему не помешало бы к зарплате доплачивать за «вредность условий труда» молоком, а также другими пищевыми добавками, предохраняющими от всякого рода инсультов и инфарктов. Но, к сожалению, по-другому у нас быть не может. Не может быть по-другому в государстве, где политикой занимаются такие чудовища, как Левон. Молю Бога, чтобы, наконец-то, благополучно завершилось «второе пришествие» Левона, чтобы оно сменилось его вторым долголетним исчезновением. Только в этом случае мы узнаем, что такое душевный мир и покой…

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am