Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


СНГ

СНГ
Сентябрь 2008, N 6

«ВНЕШНИЙ ВРАГ» - КАК ОСНОВНОЙ МЕХАНИЗМ НАЦИОНАЛЬНОЙ КОНСОЛИДАЦИИ В ГРУЗИИ

Гарегин Габриелян, политический обозреватель

«Грузины - христиане всегда чувствовали угрозу со стороны армян. Армяне испокон веков жили в Грузии - даже столица Грузии Тбилиси, еще до недавнего времени была армянским городом и важнейшим армянским культурным центром восточнее Стамбула. Таким образом, евреи никогда не воспринимались в Грузии как проблема или угроза - традиционное место «еврея» занимали армяне».

ДАН ШАПИРА - академический руководитель «Русского проекта» Иерусалимского университета.

«Так называемые «российские миротворцы» защищают не мир, а последние осколки Российской империи».

МАРТ ЛААР - советник президента Грузии, бывший премьер-министр и депутата парламента Эстонии.

 

МАЛАЯ РОДИНА – БОЛЬШИЕ ПРЕПЯТСТВИЯ

Провозглашенная официальным Тбилиси политика всегрузинского единения (в качестве фундамента новой грузинской государственности) в настоящее время выступает в контрасте с мироощущением составляющих грузинский этнос отдельных групп. Практически каждое субэтническое образование имеет собственное - выработанное историей - отношение к термину Родина; она локализуется традиционным ареалом жизнедеятельности той или иной группы. Данное ощущение, конечно же, не противопоставляется идее единой и неделимой Грузии, однако являет собой объективное препятствие на пути скорейшего идеологического осознания (картвельским населением страны) понятия Большой Родины.

Провозглашенный действующей властью «идеологический фронт» ощущает дефицит в «идеологическом тыле», и есть все основания полагать, что власти республики всегда были серьезно озабочены решением этой фиксированной проблемы; данный вопрос и сегодня рассматривается в качестве важнейшего звена в процессе становления системы национальной безопасности.

В позапрошлом году власти страны определили важнейший вектор своей политики - Идею всегрузинского единения. Одним из первых проявлений этой политики стала прошедшая в мае 2006г. в Тбилиси конференция – «Грузинская диаспора - мост со всем миром», с участием представителей более 100 грузинских общин из 18 стран. Именно тогда президент республики Михаил Саакашвили заявил о пагубности и недопустимости «искусственного расчленения единого гена на отдельные составляющие» и призвал всех без исключения картвел именовать себя грузинами. Обращаясь к делегатам съезда он особо констатировал важность именно такого (единого и неделимого) представления собственной национальной принадлежности, без традиционной указки на этноним (мегрел, сван и т.д.). «Я, президент Грузии, считаю своим долгом обратиться к вам и предложить, по-моему, благороднейшую миссию - принять участие в возрождении вашей Родины - единой и неделимой Грузии и объединить усилия всех грузин во имя этой исторической миссии». С аналогичным посланием обратился к собранию и Католикос-Патриарх Всея Грузии Илиа II.

Уже в июне 2006г. была организована новая конференция, которая прошла двумя этапами - в Сванетии и Тбилиси. Ее организаторами выступили Грузинская Православная Церковь, Тбилисский Государственный Университет им. Иванэ Джавахишвили и Институт рукописей им. Корнелия Кекелидзе (следует отметить, что большая часть наиболее ранних рукописей на грузинском языке обнаружена как раз в Сванетии). Выступая на этом мероприятии, глава ГПЦ Илиа II в очередной раз подчеркнул: «К сожалению, находятся люди, которые желают разделить грузинский народ и стремятся представить Сванети и сванский диалект, как не зависимую от грузинской, отличающуюся культуру... Эти люди, безусловно, враги не только сванам, но и всему грузинскому народу... У нас ведь один ген, одна культура, одна Вера, и мы все сделаем для того, чтобы грузинский народ, сохранил это единство».

Вслед за этим выступлением в грузинской прессе появились материалы, подчеркивающие недопустимость расчленения единого национального организма, причем особым вниманием была отмечена именно Сванетия.

Повышенное внимание грузинских властей к этому высокогорному региону было обусловлено несколькими факторами, одним из которых и являлся провозглашенный Тбилиси вектор всегрузинского единения. Именно в этот период и был разработан «Чрезвычайный меморандум о состоянии изучения истоков грузинской культуры, составляющих основу единства грузинского народа». Было принято решение о создании нового цикла научно-популярной литературы, с целью представления гражданам республики «неоценимого вклада каждого края в сокровищницу национальной истории и культуры». Особое внимание будет уделено единому этногенезу составляющих картвельскую группу народов и «общности исторического выбора и перспектив». При принятии Меморандума Католикос-Патриарх Всея Грузии Илиа II, в очередной раз, заявил: «Грузинский народ не допустит расчленения общего единства».

Проблема, которую пытались и пытаются разрешить грузинские власти в том, что вплоть до настоящего времени, представители собственно картвельской группы не идентифицируют себя адекватно государственной терминологии. Многообразие говоров - имеретинского, гурийского, лечхумского, картлийского, кахетинского, пшавского, месхетинского и других, а также тот факт, что (в частности) мегрелы говорят на своем языке, отражают не столько сугубо языковые особенности каждой из населяющих республику групп, сколько степень различия устоявшихся традиций, жизненных укладов и менталитета; в частности, наиболее многочисленная картвельская этническая единица (мегрелы) именует себя не «картвели», а именно «маргали», причем Родину - исторический ареал своего расселения – «Самаргальо».

Вплоть до первой половины XIX столетия контакты между западными и восточными представителями картвельской группы были минимальными. Сурамский хребет разделяющий территорию Грузии на две части являл собой рубеж двух миров, чем и предопределил явление в картвельской среде таких понятий, как «Амиэрети» - страна за хребтом, и Имиэрети - страна пред хребтом (по аналогии - Предкавказье и Закавказье). Именно на основе этого исторического деления и сформировалось в частности применимое в отношении западных картвельцев изначально обобщенное понятие «имеретинец». В действительности же имеретинцами являются также и гурийцы (именуемые себя «гурули»), лечхумцы, рачинцы и т. д. Западнее Имерети располагались земли мегрел, которые чаще пребывали в более тесном контакте именно с абхазами, чем с теми же гурийцами или собственно имеретинцами.

Восточнее Сурамского хребта простирались уже земли восточных подгрупп - главным образом картлийцев и кахетинцев, исторически не поддерживающих тесных отношений с западными грузинами, и уж тем более - с мегрелами, абхазами или сванами. Первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа прекрасно понимал ситуацию, и именно поэтому ощущал себя в качестве некого миссионера. Он осознавал «лоскутную» природу своего государства и видел в этой пестрой мозаике реальную угрозу идее Объединенной Грузии. Изначально он добивался осознания понятия «Общей и Единой Родины» со стороны всего картвельского мира и колесил по этому миру вдоль и поперек. Скупой на эмоции приморский мегрел восхвалял Кахетию как первый виноградарь. «Кахетия в демографическом отношении, всегда была мононациональным регионом и грузины здесь всегда составляли большинство, - заявил он в 1989г. в кахетинском селе Ахалсопели. - Сегодня у нас серьезная проблема. Поднялись татары, легцы, армяне и осетины. Надо спасать от иноземцев Кахетию - нашу святую землю!».

Примечательно, что практически сразу после своего политического фиаско он выступил уже инициатором провозглашения независимой от Тбилиси «Мегрело-Абхазской республики». И тем не менее даже этот - редкий в мировой истории пример - лишь вершина дрейфующего по раздробленным «княжествам» Сакартвело айсберга грузинских противоречий.

Вследствие особой логики исторического развития, в картвельской среде так и не был выработан единый для всех подход к понятию «Родина». Известный историк Н. Бердзенишвили, в этой связи писал еще в 1937 г.: «Феодальная Сакартвело (Грузия) никогда не поглощало окончательно понятия «Абхазия», «Картли», «Кахетии», «Сомхети» и другие, и титулатура царя объединенной Грузии никогда не превращалась в формулу с историческим содержанием».

Это очень важный аспект рассматриваемой проблемы, позволяющий адекватно оценивать степень заинтересованности современного населения республики Грузия «сражаться и погибать за Абхазию». Известные события в Кодорском ущелье воспринимались населением Кахетии и Картли (в частности) с откровенным любопытством, однако должным образом не прошли сквозь идеологическую призму. Ввиду отсутствия у представителей картвельской группы единого восприятия чувства «Родины» мы сегодня не имеем возможности вспомнить хотя бы один исторический пример ведения всем грузинским народом (каким он официально понимается в настоящее время) именно Отечественной войны.

В данном аспекте, историки особенно часто акцентируют внимание на единственной по сути реальной возможности ведения подобной войны, когда в 1790г. был заключен военно-стратегический «Трактат царей и князей иверийских», подписанный царем Восточной Грузии Ираклием II, западным правителем (Имерети) - Соломоном II, и также западными князьями - гурийским (Симон Гуриели) и Георгием Дадиани. Этот договор в большей степени походил на союз между соседними правителями, чем на национальную унию. Он потерпел фиаско, так как Соломон II практически отказал Ираклию II в просьбе о помощи, когда в сентябре 1795г. 35 тысячное персидское войско Ага-Магомет-хана осадило Тифлис. Более того, явившись со своим войском в столицу Восточной Грузии, он не только не поддержал царя, но опустошив прилегающие к городу земли вернулся в Кутаиси.

 

БОЛЬШАЯ РОДИНА – МАЛЫЕ ЗАГОВОРЫ

Разработка националистической идеологии в Грузии тесно связана с деятельностью общественных деятелей Ильи Чавчавадзе и Акакия Церетели в конце XIX столетия. Именно тогда и была предпринята попытка внедрения в массовое сознание более масштабного понятия «Родины», локализуемой в рамках всего картвельского мира. Следует отметить, что тогда же выработалась определенная традиция - консолидирующие нацию факторы, как правило, базировались не на (отстаивании) национальных - всекартвельских ценностей, а на поиске «внекартвельского» вражеского образа. В частности, в трудах Ильи Чавчавадзе «образ врага» отражается на армянах. «Армянский выбор» Чавчавадзе был обусловлен тем обстоятельством, что оказавшееся не в состоянии приспособиться к развитию капиталистических отношений грузинское дворянство вынужденным образом стало продавать свои имения богатым армянским купцам.

В контексте постоянно муссируемой темы событий 1801г., и выстраивания на этой основе враждебного образа России, исследователи не обходят стороной и тот факт, что «постановление о ликвидации грузинского престола было зачитано в Тифлисе армянином Иосифом Аргутинским, а первым наместником был назначен армянин генерал Лазарев». Уже с первой половины XIX столетия отношение грузинской элиты к армянам стало подчеркнуто негативным; армян воспринимали исключительно в ранге ставленников России и глашатаев потери грузинского престола.

Основоположник грузинской националистической идеологии Илья Чавчавадзе писал: «армянские ученные мужи все равно настаивают на своем, пытаясь обрести жилище свое там, где его никогда не имели... желая уверить всех в том, будто располагают историческим правом обосноваться в этих местах».

Эта мысль пронизывала определившуюся в конце века националистическую идеологию и в известной степени сохранилась до сих пор. Не случайно, что в период «Революции роз» отдельные представители грузинского народа и в частности - члены разных дворянских союзов, выразили озабоченность наличием армянских кровей у всех трех лидеров революции; тогда Михаилу Саакашвили пришлось не сладко...

В данном аспекте, не столь важна этнопринадлежность «внешнего врага», сколько сама идеологическая разработка данного образа, не утратившая, между прочим, своих позиций до сих пор. Принятая на вооружение грузинскими партийными институтами в первой четверти XX столетия эта идеология предопределила логику развития национальной жизни, и Первая Грузинская Республика (1918-1920гг.) идеологически базировалась также и на векторе Объединенной и Неделимой Грузии.

В настоящее время процесс «поиска и обнаружения внешнего врага» остается важнейшим механизмом «грузинской консолидации». Особое место в этом процессе традиционно уделяется «русско-армянскому заговору».

В высшей степени любопытным заявлением отметился 1 сентября 2006г. президент Грузии Михаил Саакашвили. Выступая в Сагареджо, он официально констатировал факт наличия российского давления на Армению, ориентированного на курс проведения Ереваном антигрузинской политики. По крайней мере, именно так (и никак иначе) следует понимать смысл озвученного им следующего предложения: «Россия окончательно перекрыла таможню в Ларсе. И перекрыла не только нам, но и соседней Армении, грузы которой шли через Ларс, потому что и Армении она говорит - давайте, мол, вместе будем осуществлять кое-какие планы».

Президент не счел целесообразным конкретизировать «плановую составляющую» своего заявления (ввиду, вероятно отсутствия самого предмета детализации), однако «армянский акцент» Михаила Саакашвили симптоматичен сам по себе. Чем же было обусловлено столь некорректное выступление грузинского президента-

Едва ли стоит полагать, что глава официального Тбилиси обладал достоверной информацией на предмет ведения «соответствующих» армяно-российских переговоров. Мы, конечно, не ставим под сомнение степень компетентности и информированности грузинского лидера, однако вопрос именно в том, что никаких совместных планов в отношении Грузии Москва и Ереван не вынашивали. Впрочем, сам Михаил Саакашвили не скрыл тогда своего доверия к властям Армении; рассуждая на тему «российского давления на Ереван», он в частности, заметил: «Естественно, на это никто не согласится, но такая политика - оказания давления на Армению в контексте Грузии - есть!».

Вполне может быть, что императив грузинского президента – «естественно, на это никто не согласится» - не имел конкретного адресата и, в первую очередь носил предупреждающий характер. В известной степени, это явствует из его следующего высказывания: «Рабством никто еще не добивался успеха. Только гордые, самолюбивые страны, такие как Польша, Эстония, Литва, Латвия, которым сделали то же самое несколько лет назад, и которые стали успешными по европейским меркам странами - добиваются успеха. Я не хочу называть несколько других стран, которые идут на поводу у этих сил и являются попрошайками, находятся в таком же обнищавшем состоянии, как это было и до этого».

Не будем досмысливать суть этого изречения, однако существеннее то, что речь Михаила Саакашвили в Сагареджо - в том числе, неожиданное на первый взгляд, обращение к армянской теме - полностью вписывается в контекст и логику осуществляемой им политики. В настоящее время есть все основания полагать, что к моменту озвучивания этого отнюдь не случайного заявления, Саакашвили уже планировал задержание группы армян в Абхазии и Южной Осетии. Именно тогда в отношении 25 граждан РА были выдвинуты обвинения в нарушении государственной границы Грузии. Стоит добавить, что по тому же обвинению были задержаны в общей сложности 48 граждан РФ, в числе которых было много армян.

В том же 2006г. грузинские власти с «блеском предотвратили» очередной «армяно-российский заговор»: были арестованы представители ВС РФ, а сама «заговорщическая операция» координировалась якобы из Армении. По заявлению министра ВД Грузии Вано Мерабишвили, «координировал деятельность обезвреженной группы из Еревана полковник ГРУ Анатолий Иванович Синицын». Весь этот бред полностью укладывается в контекст озвученного 1 сентября в Сагареджо заявления Михаила Саакашвили.

В целом следует отметить, что традиция «заговоров» имеет в Грузии глубокие корни. Как известно, еще 10 мая 2005г. во время выступления на «Площади Свободы» президентов США и Грузии из толпы зрителей в направлении трибуны, где находились президенты, была брошена боевая граната, которая, однако, не взорвалась. Конечно же все это было подстроено грузинскими спецслужбами, однако именно после этого драматического события Джордж Буш и Михаил Саакашвили окончательно и бесповоротно породнились и побратались. В настоящее время плакаты с изображением закадычных друзей можно в изобилии наблюдать на всех дорогах Грузии, в том числе и в районе высокогорного села Ушгули в Сванетии. Именно туда 28 августа того же года и направлялись Михаил Саакашвили с делегацией сенаторов США во главе с Джоном МакКейном. Разумеется без заговора не обошлось и на этот раз.

Днем раньше Михаил Саакашвили лично показал страну делегации американских сенаторов, прибывших в Грузию по его частному приглашению вместе с супругами. 27 августа в сопровождении президента они осмотрели древнюю грузинскую столицу Мцхета, где приняли участие в открытии нового здания первого в стране укрупненного районного суда. Гости также осмотрели Мцхетскую прокуратуру. В ходе церемонии открытия районного суда президент Грузии предрек Джону МакКейну занятие поста президента США.

«В прошлом году мы имели честь принять в Грузии президента США Джорджа Буша, - заявил Михаил Саакашвили. - Если верить американской прессе, сейчас мы имеем честь, можно сказать почти с уверенностью, принимать следующего президента Америки. Если верить моей интуиции и учитывая возраст некоторых сенаторов, возможно, мы сейчас принимаем нескольких следующих президентов Соединенных Штатов Америки».

В свою очередь МакКейн заявил, что приветствует проводимые в Грузии реформы и уверен в победе демократических процессов в стране. Сенатор подчеркнул, что «Грузия и грузинский народ бесспорно заслуживают успехов и их победа не за горами», отметив, что открытие в древней грузинской столице нового здания суда символически говорит о том, что избранный правительством Грузии курс и его устремления - правильны. И все бы ничего, если б не распространенное 3 сентября сообщение МВД Грузии о новой неудавшейся попытке покушения на президента Грузии Михаила Саакашвили, который на момент покушения находился с делегацией американских сенаторов во главе с Джоном МакКейном.

Как сообщило грузинское МВД, покушение произошло 28 августа, когда глава Грузии и делегация США направлялись в злополучное высокогорное село Ушгули. По данным МВД, в направлении вертолета с президентом и гостями на борту с территории близ села Авневи Карельского района (близ Цхинвали) была выпущена ракета «Стрела-2», которая взорвалась у вертолета сопровождения, не причинив ему серьезных повреждений. Пресс-служба МВД Грузии также распространила видеокадры места, откуда была пущена ракета, и остатки ПЗРК.

В первый раз был арестован армянин; во втором случае арестованных не было, однако ясно одно – «русские».

В данном материале мы не будем акцентировать внимание на логике становления версий «заговора», ибо подобные сценарии традиционно являются неотъемлемым атрибутом деятельности и способом правления грузинской политической элиты. Такого рода сценарии нашли свое отражение не только в исторической хронике Грузии, но и в художественной литературе. Есть масса хорошо знакомых грузинским школьникам национальных персонажей, деятельность которых ограничивалась лишь инсценировкой очередного заговора против сюзерена с последующим раскрытием преступления. В соответствии с тем или иным историческим периодом в качестве «хозяина» выступали царь, князь, губернатор, знатный вельможа, наместник и т. д.

Примечательно, что частота обращений грузинских историографов или литераторов к теме «шпионажа» могла и не соответствовать фактической периодичности таких явлений; и тем не менее важно другое - несколько грузинских поколений воспитывалось именно на таком учебно-идеологическом субстрате, причем сама версия «заговора» до сих пор сопровождает политическую историю Грузии. Считаем необходимым коснуться этой темы, ибо факт наличия в грузинском политическом сознании соответствующих глубоких традиций и объясняет во многом столь алогичные на первый взгляд и частые обращения представителей властной элиты к указанной теме.

Мы, конечно, не собираемся стричь под одну гребенку Сталина и Берия, Шеварднадзе и Саакашвили, однако позволим себе заметить, что болезненная склонность последних к разоблачению виртуальных заговоров основывается в том числе и на взрастившей их традиционной среде. Ранее такой же склонностью отмечались грузинские правители, о чем, между прочим, упоминали и средневековые армянские источники. В данной связи необходимо отметить, что сама «фактура обоснования государственного заговора» практически не играет решающей роли; она действительно может казаться смешной, однако существеннее другое - вопреки даже своей сумасбродности, она убедительна для определенной части грузинского общества, воспитанной именно в такой среде.

По мнению ряда историков, традиционная склонность грузинских руководителей «видеть во всем заговор» изначально базировалась на факторе этнического многообразия маленького государства (государств); когда отовсюду ожидались массовые волнения, причем не на социальной, а именно на этнической почве. Перманентный страх руководства Грузии перед возможностью вспышки параллельных национальных (абхазских, осетинских, армянских и т.д.) движений традиционен и напоминает соответствующую фобию предшественников - монархов. Однако в силу ряда исторических причин (среди всех империй Грузия занимает наименьшую площадь; по плотности иноязычного - не титульного - населения на 1 кв. км территории она не знает конкурента) острота ситуации в последнее время выражалась резче.

Вся политическая жизнь 17-и лет суверенного развития республики являет собой кривую «чередующихся заговоров», составляющих кардиограмму новой грузинской государственности. Ни в одной другой стране политического пространства Совета Европы определение «государственный заговор» и возбуждение уголовного дела именно по данной статье не достигло такого размаха, как в Грузии.

Поиск внешнего врага остается важнейшим механизмом «национальной консолидации» в этой стране, причем по свидетельству еврейских ученых «антисемитизм в Грузии традиционно выражался в форме армянофобства».  К определению следует добавить и целый цикл из серии «русско-армянских заговоров».  

В этой связи, не может вызывать сомнений, что в случае, если б официальный Ереван открыто поддержал бы позицию Москвы по признанию независимости Абхазии и Южной Осетии, то грузинские спецслужбы сразу же представили бы международному сообществу «многочисленные доказательства» вовлеченности Армении в последние события.

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am