Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Политика

Политика
Октябрь 2008, N 7

27 ОКТЯБРЯ: ПОПЫТКА ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЯ

Артем Хачатурян, директор Центра политических исследований

В октябре в Армении вспоминают теракт в парламенте. Делают вид, что скорбят, говорят, что по государственности был нанесен колоссальный удар, осуждают банду убийц, их кураторов и, по заведенной традиции, возмущаются тем, что преступление до сих пор не раскрыто, хотя все члены банды сегодня отбывают наказание. Скорбь для армян – приятное душевное состояние, армяне до того любят скорбеть, что даже сложно отличить, где они действительно скорбят, а где заняты только имитацией. Вообще-то армяне не любят действительность, в которой живут (по правде говоря, любить там нечего), потому и предпочитают обитать в неком виртуальном мире, где реальность предстает уже в розовых тонах: бандиты становятся героями, ибо в любом случае от них некуда деться, следовательно, лучше полюбить их, смириться с их существованием. Казнокрады и губители государства – тоже, ну а люди, не отличившиеся пороками, преданы забвению. Ну кого сегодня интересуют Лукашин, Мясникян, Заробян- Чем они прославились- Ничем, разве что, в отличие от Демирчяна, не было от них республике и нации колоссального ущерба.

Итак, 27 октября каждого года граждане Армении погружаются в глубокую скорбь, причем действительно ли они скорбят или прикидываются – неважно. Вследствие затуманивания рассудка мало кто до сих пор попытался осознать, что же произошло на самом деле 27 октября. Теракт- Обычное убийство- А может свершилось крупнейшее историческое событие- Полагаю, все же истина кроется в последнем, и сегодня я бы хотел поразмыслить в этом контексте.

ИСТОРИЯ И ПРАВО

Если характеризуем теракт 27 октября как крупнейшее историческое событие, то следовало бы рассмотреть сущность развития исторических этапов. Краткий обзор истории ясно показывает, что все сдвиги в историческом развитии происходили только в условиях грубейшего нарушения правового пространства. Фантазии не хватит на то, чтобы назвать Октябрьскую революцию легитимным событием, как и якобинский или термидорианский перевороты во Франции. Здесь должен оговориться: неоднократно писал, что любое нелегитимное действие, любая акция, выходящие за рамки права, могут быть легитимизированы при участии народа, а именно: в случае революции, которая сокрушает существующее устройство и воздвигает на его руинах новое, более жизнеспособное и действенное. Однако ни Октябрьская революция, ни  термидорианский переворот, ни российский переворот 1762г. и ликвидация Петра III, ни чилийская драма 1973г. не были подкреплены народным участием, следовательно, были нелегитимными актами. Однако даже несмотря на это обстоятельство, все эти знаковые исторические события осуществили прорыв в будущее и по сути оказались шагом вперед в национально-государственном становлении. Как видим, историческое развитие не предполагает гармонии с правом; более того, в основном оно протекает в условиях тотального его нарушения, оставляя, тем не менее, громадный позитивный след в истории. Сегодня только безнадежные «пацифисты»-идиоты могут осуждать российский переворот 1762г., ибо Екатерина Великая своим «правонарушением» буквально спасла Россию от самодура Петра III, а то, что она стократно превосходила своего супруга по всем качествам государственного деятеля, не подлежит сомнению.

КРАТКИЙ ОЧЕРК АРМЯНСКОЙ ИСТОРИИ ПЕРИОДА ТРЕТЬЕЙ РЕСПУБЛИКИ

Восемнадцатилетнюю историю Третьей Республики можно подразделить на несколько ключевых этапов.

1. Распад СССР и приход к власти АОД во главе с Левоном Тер-Петросяном и Вазгеном Манукяном.

2. Окончательный уход в оппозицию Вазгена Манукяна в 1993г. и начало тотальной феодализации страны, зарождение военной олигархии как сословия, присущего исключительно азиатским странам.

3. Бархатный переворот 1998г. и приход Роберта Кочаряна.

4. Ликвидация Вазгена Саркисяна в 1999г. и робкие зачатки процесса очищения общества и государства.

5. Вторичная победа Кочаряна на президентских выборах  в 2003г. и укоренение принципа опошления нации и общества в качестве государственной политики.

6. Приход к власти Сержа Саркисяна в 2008г.

Должен сделать несколько комментариев к этим пунктам. Уход в непримиримую оппозицию Вазгена Манукяна в 1993г. оказался по сути вторым судьбоносным явлением в новейшей армянской истории: если в 1991г. страна приобрела независимость и Тер-Петросяна, что внесло коренные перемены в общественно-экономическую формацию и общественное сознание, а в обществе превалировали радужные надежды по построению европейской республики со свободным рынком и народовластием, то 1993г. окончательно похоронил все благие ожидания: государство с уходом Вазгена Манукяна окончательно вступило на путь азиатской олигархии со значительным военным уклоном. В августе 1993г. Вазген Саркисян создал военизированный союз добровольцев-ополченцев, представителям которого после войны достались собственность и весомые места в бюрократии и который быстро сформировался как реальная политическая сила. Одним словом, в августе 1993г. страна, находящаяся в стадии глубоких противоречий, исходящих от дихотомии армянской идентичности, а именно: конфликта между западным и восточным принципами, окончательно определилась в сторону азиатчины. Этот момент я склонен признавать как действительно судьбоносный и ключевой в армянской истории, ибо были похоронены все надежды и зачатки на построение нормального государства. Армения была отдана на растерзание бандам спарапета Вазгена, зародившейся олигархии и новой коррумпированной бюрократии. С этого момента  можно отсчитывать начало деформаций в армянской идентичности, о которых я писал неоднократно: ведь общеизвестно, что армянин образца 1990г. и сегодняшнего дня – абсолютно разные вещи. Всплыли на поверхность затаенные в глубинах общественного сознания пороки, ныне являющиеся определителями политической действительности страны, а восточное начало в цивилизационной идентичности окончательно перебороло западное.

Уход Тер-Петросяна в 1998г. в принципе мало что изменил во внутриполитической действительности. Он породил всего лишь двоевластие: Роберт Кочарян для спарапета Вазгена не был безусловным авторитетом, в отличие от Тер-Петросяна, которому спарапет на коленях клялся в собачьей верности и обещал прослужить ему как сенбернар, причем до конца жизни. И вполне естественно, что в рядах высшей власти произошел раскол, тщательно скрываемый от общества, хотя и видимый невооруженным взглядом. Двоевластие имело следствием создание блока «Единство» и перетягивание реальной власти в руки тандема Саркисян-Демирчян, ну а завершился весь этот кошмар 27 октября 1999г.

В тот день Армения вступила в новую эпоху: не стало родоначальника военной олигархии и одного из архитекторов азиатско-олигархического государственного устройства страны. Разумно было бы предположить, что вскоре начнется процесс демонтажа этого устройства и деолигархизации страны. Однако этого не произошло: имело место лишь сокращение насилия и произвола в стране, ибо ни Роберт Кочарян, ни Серж Саркисян не были в своей сущности хмбапетами – это были советские всего лишь партийные функционеры.

Латентный конфликт между наследием спарапета Вазгена и Кочаряном-Саркисяном протекал вяло, без «шума и пыли», вплоть до того момента, пока на арену не вышел «отец» армянской демократии - Левон Тер-Петросян. Сегодня много говорят о неестественности союза первого президента и, скажем, генерала Манвела Григоряна, однако это не так. Разумеется, нет никаких идеологических или политических обоснований этому союзу, однако есть нечто другое, что сближает людей сильнее всего, это – зов крови. Как насилие и античеловечность, так и произвол и вседозволенность являются субстанцией духовного мира Тер-Петросяна и взращенных им и Вазгеном ополченцев. А разногласия по некоторым вопросам, в том числе и ключевым (скажем, территориальные уступки и т.п.), не могут стать препятствием для реанимации этого союза.

Таким образом, оставшись без спарапета Вазгена и Тер-Петросяна, а значит и без духовной опоры, военная олигархия и родственные ей социальные группы оказались в подвешенном состоянии. Это было неестественное состояние, потому и ему настал конец, а то обстоятельство, что оно сохранилось на протяжении почти девяти лет, явилось всего лишь следствием нежелания руководства страны в корне менять порядок вещей, а также примирения обеих сторон со сложившейся действительностью.

Итак, главное, что произошло 27 октября, - это ликвидация ядра военной олигархии и хмбапетства, что создало предпосылки для очищения и деолигархизации страны когда-либо в будущем. Будущее   наступило в феврале 2008г.

Принято говорить, что 27 октября страна была отброшена назад, она стала хуже, а вот с Демирчяном и спарапетом Вазгеном Армения была бы намного лучше. В частности, эту точку зрения очень любил высказывать покойный премьер Андраник Маргарян, хотя и, видимо, кривил душой, ибо он тоже прекрасно понимал, что не существовало каких-либо рецептов по выводу страны из кризиса, известных убитым деятелям, которые не были бы известны любому рядовому гражданину страны. История не имеет сослагательного наклонения, однако, если все же попытаться проявить настоящее Армении с учетом сохранения тандема Демирчян-Саркисян, то однозначно можно было бы сказать, что сегодня страна оказалась бы в условиях монголо-татарского ига. Вазген Саркисян не любил делиться с властью и собственностью ни с кем, а то, что он понаделал за шесть месяцев премьерства, известно каждому. В частности, успел перераспределить большинство финансовых потоков (например, известный предприниматель Микаэл Багдасарян в этот период находился в бегстве, кстати, многие другие тоже), поставил жесткий контроль над всем и за всем, что в стране дышало, создавалось, воровалось... Парадоксально, но и Тер-Петросян любит употреблять словосочетание «монголо-татарское иго». Не случайно ли-

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

27 октября 1999г. около семи часов вечера мне позвонил родственник известных республиканцев-нждеистов Галуста Саакяна и Ашота Агабабяна. Сказал, что есть у него радостная новость, но никак не хочет расстаться с ней. Дальше уже не выдержал и сообщил, что в парламенте расстреляли Вазгена и кого-то еще и тут же предложил выпить по поводу этого “радостного” события. Я тут же включил первый канал российского телевидения, и в новостном выпуске диктор взволнованно сообщила, что в Армении произошло нечто невероятное: банда убийц ворвалась в здание парламента и расстреляла массу людей, есть данные, что убит премьер-министр Вазген Саркисян и т.д. и т.п. Чуть позже армянское телевидение уже признало факт убийства и ежечасно информировало граждан о происшедшем, переговорах с террористами, откликах от мирового сообщества и т.п. Народный артист СССР Сос Саркисян позднее говорил о своих впечатлениях от этого дня. В частности, его поразило безразличие граждан страны к происшедшему. То есть он ожидал увидеть возбужденные людские массы, чуть ли не действительную скорбь и траур, однако его взору предстали безразличные ереванцы, спешащие по своим делам. Сос Саркисян сокрушался, что у наших соотечественников исчезла гражданственность, что в 1988г. они были не такими и т.д. и т.п. В этом он, конечно же, был прав, но безразличие граждан страны к этой трагедии имело и другие объяснения. Народ своим отношением к теракту продемонстрировал свое искреннее и истинное мнение относительно высшей власти страны, хмбапетства и военной олигархии. Ну а потом, в день похорон, как и полагается, толпы народа были согнаны на траурные мероприятия (справедливости ради следует сказать, что приходили и добровольно, для острых ощущений).

Один из депутатов-республиканцев во время застолья мне недавно признался, что он счастливее меня, а объяснил свое превосходство надо мной в личном счастье тем, что лично видел, как расстреливают Вазгена и как измываются над его мертвым телом. Он сказал, что большего удовольствия и удовлетворения в жизни судьба ему даже не могла послать. Вообще-то мне противно выслушивать подобные откровения, хотя бы потому, что откровенничают те, которые кормились режимом, но радуются гибели одного из его столпов, так как были когда-то избиты им. Ну а как рядовой гражданин Армении я был свидетелем тотального ликования (хотя и молчаливого) по поводу теракта. Вот так и живут армяне: вроде бы все счастливы по одному и тому же поводу, однако в то же время скорбят по нему, ибо иначе не положено, некрасиво, неприлично...

POST SCRIPTUM

Безусловно, я осуждаю теракт 27 октября как уголовное наказуемое деяние. Однако, тем не менее, признаю это событие историческим и прорывным в долгом и нудном процессе национально-государственного становления Армении. Историческое развитие - сложный процесс, и в своем течении оно не признает ничего другого, включая право, кроме того, что предусмотрено свыше, что объективно необходимо и востребовано временем.

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am