Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Геополитика

Геополитика
Октябрь 2008, N 7

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОТВОРЕЧИЙ

Гайк Варшамуни, географ, публицист

В течение последних десяти лет никогда еще политические процессы на Кавказе не развивались в столь ускоренном режиме. Причем, в данном случае, речь идет не о тех или иных замороженных или вяло-текучих процессах, а о принципиальном изменении расклада региональных сил и приоритетов. На фоне новых геополитических реалий, даже такие серьезные вопросы, как, например, переговорный процесс в рамках Минской Группы по урегулированию карабахской проблемы или президентские выборы в Азербайджане, поглощаются в водовороте более свежих концепций регионального передела.

***

Еще в начале лета, мало кто мог предполагать, что визит в Баку столь серьезного политического игрока, каким, бесспорно, является вице-президент США Дик Чейни, мог иметь столь плачевный итог. Он был полностью провален, причем азербайджанский лидер Ильхам Алиев даже не счел нужным встречать высокопоставленного гостя в аэропорту. Чейни не был встречен даже на уровне премьер-министра Азербайджана.

Так что он сначала отправился на встречу с президентом компании «BP-Азербайджан» Шредером и топ-менеджерами азербайджанского филиала Chevron, а затем посетил американское посольство в Баку и переговорил с послом Энн Дерси. В резиденцию же президента Азербайджана Чейни попал уже ближе к вечеру. Раздосадованный, он даже отказался от участия в торжественном ужине в свою честь и отправился из Баку в Тбилиси.

Это тем более кажется странным, что именно Дик Чейни, в бытность свою министром обороны в администрации Буша-старшего, сыграл немалую роль в налаживании политических отношений между США и Азербайджаном. В ноябре 1998г., когда Ильхам Алиев - первый вице-президент ГНКАР нанес визит в США, Чейни был одним из организаторов официального приема в его честь в Фонде американо-азербайджанского партнерства и Институте Центральной Азии и Кавказа.

Бывший министр обороны США в своем выступлении тогда отметил, что, правительство США должно предпринять решительные шаги для снятия статьи 907. «Конечно же, некоторые соседи по региону не хотели бы такого развития событий, - отметил Чейни, намекая на Армению. - Более того, они не хотели бы вообще видеть независимый и сильный Азербайджан».

Не удивительно, что когда Джордж Буш-младший выдвинул Чейни кандидатом на пост вице-президента, армянская диаспора в США пришла в негодование. Майкл Махдесян, один из лидеров диаспоры, заявил: «армяне по всей стране - республиканцы и демократы - очень обеспокоены. Дик Чейни на всех постах, которые занимал, не только служил интересам крупного нефтяного бизнеса, но и агрессивно продвигал азербайджанские интересы в ущерб интересам Армении и Нагорного Карабаха».

По мнению американских армян, Чейни всегда, в том числе в бытность членом палаты представителей, противостоял предложениям армянского лобби. Так, в 1985 и 1987гг. он голосовал против признания факта геноцида армян. Став министром обороны, Чейни, по мнению армян США, содействовал поставкам в Турцию крупных объемов военной техники. Во время пребывания на посту руководителя Halliburton нынешний вице-президент сделал многое для того, чтобы добиться отказа от статьи 907. За свои усилия, как обратила внимание армянская община в США, в 1997г. Американо-Азербайджанская торговая палата присудила Дику Чейни «Приз за поддержку свободы». И тем не менее, его недавний визит в Баку стал провальным. Все это свидетельствует о том, что в регионе действительно меняются реалии.

Будучи в Баку, Дик Чейни сообщил Ильхаму Алиеву, что США будут твердо поддерживать своих союзников в регионе, и намерены и дальше продвигать транскаспийский газопровод в обход России. Однако Ильхам Алиев дал понять, что, хотя и ценит отношения с Вашингтоном, ссориться с Москвой не собирается. По сути, это означало, что в нынешних условиях Баку решил занять выжидательную позицию и не форсировать реализацию Nabucco.

Накануне визита Чейни в Баку состоялся телефонный разговор российского президента Дмитрия Медведева с Ильхамом Алиевым, в ходе которого «лидеры двух государств обменялись мнениями по актуальным вопросам двусторонней и международной повестки дня, а также обсудили график предстоящих политических контактов». Но за этими протокольными фразами скрывается очень многое. Минувшим летом российский Газпром предложил закупать азербайджанский газ в любых объемах по европейским ценам. От такого предложения трудно отказаться, а в случае его принятия Nabucco Азербайджану будет не нужен.

Не менее важно и другое. Совсем недавно в Москве состоялось заседание министров иностранных дел стран - членов ОДКБ, куда входят Россия, Белоруссия, Армения и республики Центральной Азии, за исключением Туркмении. Участники встречи обсудили возможность признания независимости Абхазии и Южной Осетии в контексте их вступления в ОДКБ. Было достигнуто предварительное взаимопонимание по этому вопросу, но за одним исключением. Известно, что президент Армении Серж Саргсян ранее заявлял: «Армения не может признать находящееся в аналогичной ситуации иное образование, пока не признала Нагорно-Карабахскую Республику. По этой же причине Армения в свое время не признала независимость Косово».

Ереван дал понять союзникам по ОДКБ, что признает Абхазию и Южную Осетию лишь в обмен на признание Нагорного Карабаха. А этого не может сделать Россия, имеющая важные энергетические интересы в Азербайджане и, видимо, некие договоренности с азербайджанским руководством на сей счет. Надо полагать, Москва предложила Баку дилемму:

а) либо участие Азербайджана в Nabucco и других западных проектах в ущерб России,

б) либо закупки Газпромом по мировым ценам азербайджанского газа и непризнание Москвой независимости Нагорного Карабаха.

Нетрудно понять, какой прагматичный выбор должен сделать Азербайджан, победа которого на президентских выборах изначально никем не оспаривалась. Признав независимость Южной Осетии и Абхазии, Россия получила мощный нагорно-карабахский рычаг перспективного воздействия на эту страну. В Баку все поняли адекватно. Отсюда холодный прием, оказанный там Дику Чейни. И проблемы, которые очевидно ждут проект Nabucco. 

И наоборот: премьер-министр Армении Тигран Саркисян в рамках визита в Вашингтон встретился в Белом доме с Диком Чейни. Собеседники обсудили двусторонние отношения США и Армении, перспективы их развития, обменялись мыслями по поводу региональной безопасности. В частности, были затронуты темы урона, нанесенного экономике Армении во время грузино-осетинского конфликта, визита президента Турции Абдуллы Гюля в Ереван, урегулирования карабахского конфликта, реализации программы «Вызовы тысячелетия», мирового финансового кризиса.

Премьер Армении подтвердил, что урегулирование карабахского конфликта необходимо осуществить путем переговоров в рамках Минской группы ОБСЕ. Он назвал опасными заявления, в которых говорится только о территориальной целостности Азербайджана и игнорируются другие принятые принципы, в результате чего формируются неверные представления и ожидания решения конфликта. Возможно, уже очень скоро, официальный Вашингтон позволит себе добрый жест в отношении Армении. Однако, каким он будет, предугадать сегодня невозможно…

***

В регионе Южного Кавказа уже прошли те времена, когда неожиданный визит того или иного высокопоставленного лица, официально представлялся «достигнутой раннее договоренностью между сторонами». В настоящее время такие объяснения мало кому кажутся убедительными, вне зависимости даже от степени оправданности позднейших анонсов.

В связи с резко возросшей напряженностью в регионе, все подобные визиты сегодня сколь неожиданны, столь и ожидаемы. Нынче, регион может посетить кто угодно и откуда угодно, ибо противоречия между заинтересованными в «политическом переделе» Южного Кавказа странами вступает в кульминационную фазу.

То обстоятельство, что в Ереване параллельно протекало два визита – российского президента Дмитрия Медведева и спецпредставителя Генерального секретаря НАТО на Южном Кавказе и в Центральной Азии Роберта Симмонса является одной из характеристик современного этапа развития политических процессов в этом регионе.

20 октября, в день прибытия Дмитрия Медведева в Ереван, президент Армении Серж Саргсян встретился с Робертом Симмонсом и отметил, что «Европейская направленность остается одним из приоритетов внешнеполитической повестки Армении, а сотрудничество с НАТО важнейший элемент этого». Серж Саргсян подчеркнул также, что Ереван продолжит взаимодействие с Евро-атлантическим альянсом, рассматривая это как компонент безопасности республики.

Видимо именно поэтому, глава российского государства в своем главном выступлении в Ереване, акцентировал внимание на жизненную необходимость ведения согласованной международной политики со стороны стратегических партнеров. А Армения, как известно, провозглашается стратегическим союзником не Северо-атлантического союза, а наоборот - Москвы.

«Согласованные действия на международной арене - серьезный фактор безопасности, укрепления наших позиций и в регионе, и в мире, и в  последние годы это становится особенно заметно», - подчеркнул Медведев.

В этой связи, российское агентство РЕГНУМ, опубликовало мнение анонимного политолога: «если президент России вдруг говорит президенту Армении о необходимости «согласованных действий», то это значит, что Армения просто в чем-то в своей внешней политике поставила Россию перед фактом, заранее не предупредив ее. И Россия дипломатично указывает, что такие действия Армении не помогают коллективной безопасности и ослабляет ее позиции в регионе и мире. Осталось додумать, какие именно «несогласованные» шаги Армении не «укрепили» ее позиции и заставили Россию напоминать ей о безопасности, гарантом которой видит себя Россия. Можно предположить, что этой изящной дипломатической фразой Дмитрий Медведев намекнул Сержу Саргсяну о том, что Россию не устраивает «несогласованная многовекторность» армянской политики, которая снижает значение России как гаранта ее безопасности».

Так оно или нет, утверждать нельзя, однако ясно, что Россию не может удовлетворять сам процесс углубления отношений между Ереваном и НАТО. Ситуация действительно не совсем однозначная: с одной стороны именно российские пограничные отряды охраняют (вместе с армянскими пограничниками) государственную границу Армении (причем, три из четырех пограничных отрядов дислоцированы именно на армяно-турецкой границе), с другой – Стратегия национальной безопасности РА писалась в основном в США.

Подобные противоречия можно продолжить: в частности, расквартированная в 100 км. севернее Еревана в городе Гюмри российская военная база фактически является одним из важнейших механизмов обеспечения безопасности Армении, с другой – армянский воинский контингент, вопреки позиции Москвы, присутствует в Ираке. Вполне вероятно, что, говоря о необходимости «согласованных действий на международной арене» Дмитрий Медведев дал понять армянскому лидеру, что Россия не намерена бесконечно долго мириться с подобными противоречиями, и что новому президенту Армении пора бы определиться. Иными словами, трансформировать «комплементарную политику» Роберта Кочаряна, в «одновекторную» Сержа Саргсяна.       

Есть основания полагать, что рассматриваемый в ходе армяно-российских перговоров основной вопрос заключался именно в проблеме окончательной и более ясной внешнеполитической ориентации Еревана. Все остальные проблемы, в том числе – Карабахская, выступали лишь на этом общем фоне. Кстати, Дмитрий Медведев пригласил лидеров Армении и Азербайджана в Москву, чем видимо решил опередить Вашингтон.

Сама Карабахская проблема обсуждалась в качестве отдельного звена более длинной цепочки внешнеполитической ориентации Армении. Такими же звеньями выступали экономические, в первую очередь, коммуникационные вопросы.

Конечно, в ходе визита российского президента не обошлось и без указания на традиционные армяно-русские отношения, планка которых исторически весьма высока. Однако, в этой связи успел выступить известный азербайджанский конфликтолог Ариф Юнусов.

«Мы не должны смешивать две вещи - симпатии и интересы, - заявил он агентству day.Az. - Практически весь христианский мир - от западных стран и до России - симпатизируют армянам, и если б все в мире основывалось на симпатиях, тогда бы Нагорный Карабах давно был бы признан независимым или оказался в составе Армении. Но межгосударственные отношения строятся на основе интересов - национальных и государственных. А здесь приходится учитывать уже и интересы Азербайджана. И по многим параметрам сегодня Азербайджан более важен для США, стран Западной Европы или той же России, чем Армения и армяне…».

Российская «Независимая газета» в свою очередь отмечает, что «у Москвы могут быть определенные вопросы к Еревану по позиции, занятой в отношении Абхазии и Южной Осетии. Осудив на саммите ОДКБ агрессию Тбилиси, Армения вскоре заявила поддержку территориальной целостности Грузии. Произошло это в конце сентября во время визита Сержа Саргсяна в грузинскую столицу».

Есть мнение, что побывавший 3 октября в Ереване Сергей Лавров пытался выяснить более четкую позицию армянской стороны в этом вопросе. И, возможно, не добившись желаемого результата, спустя несколько дней в интервью «Российской газете» допустил заявление, которое, по словам армянских политологов, стало «холодным душем для Еревана».

В частности, 7 октября министр иностранных дел России Сергей Лавров дал интервью «Российской газете», в котором заявил: «Армения по сути заблокирована из-за нагорно-карабахского конфликта. У Армении огромные трудности с общением с внешним миром. В коренных интересах армянского народа как можно скорее эту ситуацию разблокировать. Географических и политических выходов в действительности немного».

Сама акцентуация этого заявления свидетельствует о том, что глава российского внешнеполитического не совсем адекватно понимает динамику и характер происходящего. Армения «по сути заблокирована» еще с советских времен, а именно с 1989-1990гг. Если в советский период республика была единственным субъектом СССР, заблокированным соседним союзным субъектом (Азербайджанской ССР), то в настоящее время Армения – единственный член Совета Европы заблокированный сразу двумя ее членами (Турцией и Азербайджаном).   

С 1998г. официальная Анкара (в частности) ставила несколько предусловий относительно возможного разблокирования, в числе которых на первый план выходили: а) отход армянского руководства от политики по международному признанию и осуждению геноцида; б) отвод армянских воинских подразделений с контролируемых территорий и признание территориальной целостности Азербайджана, в рамках советских границ.

Несмотря на столь очевидные вещи, которые муссировались в течение всех последних лет, российский министр заявил 7 октября: «Как только нагорно-карабахское урегулирование станет фактом, Турция готова будет помочь Армении установить нормальные связи с внешним миром, естественно через установление официальных, дипломатических отношений между Анкарой и Ереваном. Те проблемы, которые испытала Армения в ходе этого кризиса (грузино-осетинского – Armenianow) в плане трудностей с бесперебойным транзитом товаров через Грузию, товаров, которые жизненно необходимы для армянского народа, они показывают абсолютную необходимость и срочность скорейшего урегулирования. Для армянской стороны принципиально важно подобных перебоев избежать. Отсюда интерес Еревана к тому, чтобы как можно скорее разблокировать нагорно-карабахский конфликт. Что станет средством не только нормализации отношений с Турцией, но и открытия связей Армении с внешним миром через турецкую территорию».

Таким образом, со слов Лаврова выходит, что задыхающаяся Армения готова пойти едва ли не на все, лишь бы открыть границы и установить с Турцией дипломатические отношения. Кстати, подобного фона заявлений Москва не позволяла себе  при президентстве Роберта Кочаряна. Означает ли это, что современное армянское руководство идет на смягчение озвученных еще Робертом Кочаряном позиций? Напомним, что они были сформулированы следующим образом:

а) Нагорный Карабах не может быть частью Азербайджана;

б) Нагорный Карабах не может быть анклавом, РА и НКР должны иметь общую границу;

в) Безопасность Нагорного Карабаха должна гарантироваться на межународном уровне.   

По крайней мере, Сергей Лавров недвусмысленно заметил, что «еще до кавказского кризиса был выработан содержательный документ, который описывает практически все принципы и механизмы урегулирования». Он также добавил: «Остались нерешенными два-три вопроса, которые подлежат согласованию на очередных встречах президентов Армении и Азербайджана. Прежде всего речь идет о Лачинском коридоре. И наше ощущение, как одного из трех посредников, такое, что развязка вполне реальна».

Лачинский коридор – это именно та коммуникация, которая связывает РА и НКР – две части Армянского мира. Ранее армянскими властями отмечалось, что судьба этого коридора хотя и обсуждается отдельным пунктом, но оспариванию не подлежит. Между тем как вытекает из слов российского министра, он оспаривается.

Некоторые ответы видимо призвано было дать данное в тот же день премьер-министром Армении Тиграном Саргсян интервью азербайджанскому агентству Day.Az . «Позиция Армении относительно сближения с Турцией всегда была четкой и ясной, - отметил также премьер. - Мы готовы установить дипломатические отношения с Турцией без всяких предварительных условий. По-видимому, кому-то очень выгодно интерпретировать ситуацию другим образом».

Некоторые аналитики обращают внимание на то, что в своем интервью Тигран Саргсян не подчеркнул известные принципы, которые по крайней мере озвучивались Робертом Кочаряном по вопросу урегулирования Карабахской проблемы. Между тем, об этом в бытность свою премьерами заявляли и покойный Андраник Маргарян и нынешний президент Серж Саргсян. Иными словами, нынешний армянский премьер не заявил, что:

а) Нагорный Карабах не может быть частью Азербайджана;

б) Нагорный Карабах не может быть анклавом, РА и НКР должны иметь общую границу.

***

Особого внимания достойно отнюдь неслучайное заявление экс-министра иностранных дел Армении, Вардана Осканяна от 1 октября. «Турция не имеет права предлагать себя в роли посредника в карабахском конфликте, пока не откроет границу с Арменией и не возобновит с ней железнодорожную связь. В ходе трехсторонней встречи глав МИД Турции, Армении и Азербайджана Турция внешне старалась показать себя в качестве посредника в карабахском конфликте».

Напомним, что в рамках 63-ей сессии Генассамблеи ООН 26 сентября состоялась трехсторонняя встреча глав МИД Армении Эдварда Налбандяна, Турции Али Бабаджана и Азербайджана Эльмара Мамедьярова. Как сообщает официальная хроника, стороны обменялись мнениями по региональным процессам и по турецкой инициативе создания кавказской платформы. Именно в ходе обсуждения карабахской тематики официальная Анкара и старалась, по мнению, Вардана Осканяна оставить впечатление посредника. 

«Это однозначно приводит к повышению роли Турции в регионе и ее имиджа, однако, насколько я понял, в регламент встречи были включены лишь региональные вопросы, в частности, турецкая инициатива о создании платформы безопасности на Кавказе» - заметил Осканян. По мнению экс-министра, в сегодняшней ситуации Турции нет места в переговорном процессе вокруг карабахского конфликта, пока не открыта граница с Арменией, и не задействована железная дорога между двумя странами. Он отметил, что в нынешней ситуации армянская дипломатия не должна допускать, чтобы Анкара выступала с инициативой посредничества или формировала себе соответствующий имидж. «Турция не имеет права на эту роль, так как пока является участником конфликта на стороне Азербайджана», - подчеркнул он.

Осканян напомнил, что 10 лет, будучи главой внешнеполитического ведомства, владел информацией, которая не доступна простым гражданам. В связи с этим он не исключил, что на данном этапе есть тайна, касающаяся возможности открытия армяно-турецкой границы, которую знают только действующий президент Армении Серж Саргсян и министр иностранных дел Эдвард Налбандян. Он выразил надежду на то, что установление отношений с Турцией и возобновление железнодорожного сообщения не произойдет за счет уступок в карабахском вопросе.

Экс-министр подчеркнул, что для него не являются новостью заявления, сделанные на днях президентом Турции Абдуллой Гюлем в Баку о необходимости уступок армянской стороны в вопросе урегулирования карабахского конфликта и отметил, что турецкие должностные лица делают подобные заявления в течение последних десяти лет. «Я с болью принимаю лишь тот факт, что открытие границы с Турцией связывается с вопросом Карабаха и сопредельных территорий», - подчеркнул он.

Комментируя решение президента Армении Сержа Саргсяна пригласить президента Турции Абдуллу Гюля на просмотр футбольного матча в Ереван, Осканян отметил, что правильность приглашения будет видна в ближайшее время. «Для меня оценки однозначны - в нормализации армяно-турецких отношений есть только один критерий - открытие границы между двумя странами, или же восстановление железнодорожной связи». Он отметил, что если в ближайшее время армяно-турецкая граница будет открыта или будет задействована железнодорожная связь между государствами, приглашение можно будет назвать правильным шагом. В обратном случае, по словам Осканяна, получится, что Турция всего-навсего спекулировала данной ей возможностью.

Еще в 2007г. официальный Ереван реально рассчитывал на восстановление сухопутного железнодорожного выхода Армении во внешний мир. Ведь в последние время  осуществлялось обследование абхазского участка Транскавказской железной дороги, который еще 13-15 лет назад обеспечивал гарантированный выход Армении на Россию и в страны Европы.

Абхазский участок дороги был заблокирован официальным Тбилиси вследствие грузино-кавказского военного конфликта на территории Абхазии. Ереван неоднократно заявлял о готовности содействовать разблокированию данного участка, имеющего для Армении жизненно важное значение. В течение по крайней мере последних двух лет президент РА Роберт Кочарян несколько раз обращал внимание грузинского руководства на тот факт, что отсутствие железнодорожного сообщения по абхазскому участку блокирует в первую очередь Армению: «Абхазия - не анклав, и она связана с Россией и сухопутной дорогой, и морем, - отмечал глава Армении. - В такой ситуации не совсем понятен смысл абхазской блокады. Единственной страной, которая несет реальные убытки от этого, является Армения».

Несмотря на неоднократные заявления официального Еревана на предмет важности восстановления грузового и пассажирского сообщения на этом участке, Тбилиси всегда рассматривал данный вопрос в контексте решения всей абхазской проблемы и в первую очередь настаивал на возвращении грузинских беженцев в Гальский район Абхазии. Долгое время обоснованных оснований для оптимизма у армянской стороны не было. Но 11 октября 2005г. министр обороны РА Серж Саркисян выступил с сенсационным заявлением: «Грузинская сторона дала согласие на задействование абхазского участка Транскавказской железной дороги». Более того, он отметил, что в самом скором времени Армения, Грузия и Россия создадут консорциум для решения этой проблемы.

Прибывший уже 12 октября в Ереван министр транспорта России Игорь Левитин также выступил с весьма оптимистическим заявлением: «Через несколько дней завершится обследование абхазского участка Транскавказской железной дороги. Мы знаем, на каких участках дороги следует проводить строительство, где нужно восстанавливать».

Последние события в регионе, конечно, перепутали все карты, в том числе – географические. Сегодня говорить о перспективах разблокирования Абхазского участка уже не приходится.

В аспекте резко актуализировавшегося в последнее время вопроса о возможном разблокировании турецко-армянской границы и восстановления железнодорожного сообщения на коммуникационном отрезке Карс – Гюмри, необходимо учитывать наличие целого ряда объективных факторов, большинство из которых в настоящее время еще не входит в повестку армянских общественно-политических дискуссий.

Еще в прошлом году, мало кто мог предполагать, что президент компании «Российские железные дороги» (РЖД) Владимир Якунин будет докладывать главе государства Дмитрию Медведеву о состоянии железнодорожного полотна в Армении. Между тем, такая встреча состоялась в начале сентября, хотя о содержании этой беседы официального сообщения не последовало. Возможно, речь шла о перспективах прокладки железнодорожной коммуникации, связывающей Армению и Иран. 

С февраля 2008г. ЗАО «Армянская железная дорога» находится в концессионном управлении ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога» (ЮКЖД), являющейся 100% -й дочерней компании ОАО «Российские железные дороги». Срок концессионного управления составляет тридцать лет с правом пролонгации еще на двадцать лет после первых двадцати лет работы по взаимному согласию сторон. Впрочем, каким именно будет регион «двдацать лет спустя» сказать сегодня никто не берется.

Тем не менее, сразу после беседы с Дмитрием Медведевым глава РЖД прибыл в Ереван. В армянской столице он заявил, что о возобновлении железнодорожного сообщения между Арменией и Турцией ничего нового нельзя сказать. Касаясь же строительства железной дороги между Арменией и Ираном, Якунин подчеркнул, что никаких сроков реализации проекта пока нет. «Вопрос переходит в плоскость межгосударственных отношений и межгосударственных переговоров. Это требует серьезной переработки, потому что проект дорогостоящий, но мы согласны в том, что предварительный проект должен перерабатываться. У нас уже есть определенные проекты, которые дают нам возможность, в том числе, и на международной арене вести переговоры об определенных транспортных коридорах, выгодных для РЖД, выгодных для тех стран, через которые проходят эти коридоры, выгодных, естественно, для Республики Армения».

Анкара и Баку аргументируют поддерживаемую ими блокаду «оккупацией армянами азербайджанских земель», несмотря даже на то, что такое «обоснование» опровергается хронологически. Она установилась в 1989-1990гг., когда военное преимущество находилось на стороне Азербайджана.

Азербайджан, к моменту навязанной им войны имел четыре железнодорожных выхода во внешний мир:

1. Баку – Дивичи – Худат – Дербент;

2. Баку – Кюрдамир – Евлах – Гянджа – Акстафа – Тбилиси;

3. Баку – Кази Магомед – Али Байрамли – Ленкорань – Астара;

4. Баку – Али Байрамлы – Горадиз – Зангелан – Джульфа.

С конца 1980гг. Азербайджан установил жесточайший блокадный режим, отрезав от пролегающих большей частью по своей территории основных региональных магистралей вовлеченные в единое железнодорожное пространство следующие армянские выходы:

1. Иджеван –Акстафа;

2. Капан – Зангелан;

3. Минджаван – Мегри;

4. Ильичевск – Арарат.

Железнодорожный выход Армении в северном направлении (на Россию) заблокирован уже в связи с грузино-абхазским противостоянием.

Для адекватного и целостного понимания проблемы южнокавказских коммуникаций необходимо понять суть «грандиозной битвы за Грузию», которую ведут между собой США и Россия.

Именно на фоне этого противостояния и разворачиваются региональные баталии; причем, отнюдь не по всем пунктам стратегические, каковыми являются США, Грузия, Турция и Азербайджан находят общий язык. В этом собственно и кроется особенность текущего момента. По отдельным вопросам тот же Вашингтон вполне может себе позволить поддерживать именно Армению и выступать против интересов Турции.

В частности, в ноябре 2005г. США прекратили финансирование проекта строительства железной дороги Карс – Ахалкалаки – Тбилиси.

Заместитель госсекретаря по вопросам Европы и Евразии, сопредседатель Минской Группы ОБСЕ Мэтью Брайза по этому поводу заявил: «Мы стараемся развивать все проекты объединяющие все страны, расположенные вдоль коридора Восток-Запад. Конечно, нам хотелось бы, чтобы железная дорога, которая соединит Турцию и Азербайджан, прошла бы через Армению».

Это, в высшей степени, откровенное признание полностью отражает американскую позицию по вопросу реабилитации железнодорожного полотна Карс – Гюмри – Тбилиси – Баку, которая  почему-то поддерживается и официальным Ереваном, хотя на самом деле, это столь же откровенный путь в дипломатическую западню. И вовсе, не деятельностью армянского лобби – как любят представлять у нас эту позицию - продиктовано заявление американского дипломата, равно как и одобренное президентом Дж. Бушем соответствующего решения Сената США. В данном случае, имеет место очень важный момент, непосредственно связаный с настоящим, а не парламентским  выбором армянского избирателя на оси Запад – Восток.

***

Российско-американский антагонизм в регионе имеет геометрическое отражение и проявляется как конфликт между меридиональной (вертикальной) и широтной (горизонтальной) трансконтинентальными осями. Географически, это противостояние характеризуется пересечением двух геополитических лучей; лоббируемого Москвой вектором «Север-Юг» и поддерживаемого Вашингтоном корридора «Восток-Запад». Точкой пересечения указанных векторов и является территория Грузии – единственной республики, имеющей возможность связать между собой как Восток и Запад (через Турцию и Азербайджан), так и Север и Юг (через Армению и Иран). Поддерживаемое официальным Вашингтоном широтное перемещение евразийского экономического ресурса (Китай - Центральная Азия – Южный Кавказ – Турция - Европа) фактически минимизирует шансы России на предмет ее непосредственного выхода в регион Ближнего Востока и Индийской акватории.

И наоборот; теоретическая ориентация Грузии на Россию, позволит последней осуществлять жизненно важные стратегические проекты в максимальной благоприятной геополитической среде, посредством эксплуатации Транскавказской железной дороги с последующим выходом на Армению, Иран и акваторию Индийского океана. Таким образом, Грузия сама находится  в заложниках собственного географического положения, чем кстати и объясняется антагонизм между Москвой и Вашингтоном.

Именно бескомпромиссная битва великих держав «за Грузию» и вынуждает их бесконечно маневрировать, и порой выступать против интересов своих же стратегических партнеров; в частности, факт подписания в мае 2004г. соглашения о создании трехстороннего железнодорожного консорциума Россия – Азербайджан – Иран (по линии Дербент – Баку – Астара – Решт – Казвин) продиктовано именно жизненной необходимостью для Москвы иметь непосредственный доступа на Ближний Восток.

Меморандум относительно строительства железной дороги Казвин- Решт-Энзели-Астара, состоит из 12 разделов. С иранской стороны документ был подписан заместителем исполнительного директора компании «Иранские железные дороги» Аббасом Горбаналибеком, с российской - заместителем генерального директора ОАО «Российские железные дороги» Юрием Шевченко. Азербайджан на переговорах представлял начальник Управления государственной железной дороги АР Мехти Мехтиев.

Параллельно с этим соглашением, в том же мае 2004г. Грузия и Турция договорились о налаживании прямого железнодорожного сообщения через Аджарию, сюзереном которой, кстати, согласно Карсскому договору от 13 октября 1921г., является Анкара. Шестая статья упомянутого договора гласит, что «Турции будет обеспечен свободный транзит всяких товаров, отправляемых в Турцию или из нее через Батумский порт, беспошлинно, без учинения каких-либо задержек и без обложения их каким бы то ни было сбором, с предоставлением Турции права пользоваться Батумским портом без взимания за то специальных сборов».

Вместе с тем, следует учитывать, что на фоне данного глобального противостояния и вырисовывается региональная палитра разных подходов к ситуации, на которой каждая из стран пытается выжать максимум национальной или государственной выгоды. Иными словами, на плоскости американо – росссийского геометрического антагонизма, параллельно фигурируют еще несколько официальных, но уже региональных позиций:

- грузинская;

- турецкая;

- азербайджанская;

- иранская;

- армянская;

Без должного учета и понимания каждой из них невозможно создать адекватное представление о степени изоляции или коммуникационной зависимости той или иной региональной страны.

В частности, в создавшейся обстановке Турция пытается не упустить «исторический момент» и выжать максимум выгоды из своего географического положения, ведь широтное направление коммуникационных проектов обещает ей отнюдь не малые и, что особенно важно - стабильные в перспективе дивиденды. Именно с целью своего превращения в крупнейший «турецкий перешеек», обеспечивающий беспрепятственные грузопотоки между Европой и Азией, Анкара и приступила к работе над главными транспортными проектами - строительства транзитного железнодорожного туннеля под Босфором (проект «Мармарай») и подписания соглашения о строительстве железной дороги Карс - Ахалкалаки.

Очевидно, между тем, что для грузинской секции транспортного коридора Европа - Кавказ - Азия появится мощный конкурент, который способен превратить Грузию в псевдотранзитную страну. Хотя данная железная дорога будет проходить через Грузию, значение последней, как основного звена Трасека исчезнет. Ведь именно Грузия - единственная страна в рамках этого проекта, которая обеспечивает странам Южного Кавказа и Центральной Азии выход к Черному морю. После реализации турецкой программы, связывающей железнодорожные сети Турции, Грузии и Азербайджана, заинтересованные страны Центральной Азии будут иметь более легкий доступ к Черному и Средиземному морям, но уже через Турцию, минуя грузинские черноморские порты.

В отдельном материале, конечно же, невозможно охватить весь спектр интересов региональных стран; в данной статье мы обратимся к «американскому интересу», который в аспекте перспектив строительства железной дороги Карс – Ахалкалки, противоречит турецкому. Чем, на самом деле, продиктована «проармянская» позиция официального Вашингтона? Ответ на этот вопрос достаточно прост: в региональных коммуникационных проектах, будь то железнодорожный или трубопроводный транспорт (в частности, нефте- и газопроводы), США преследуют не столько финансовые интересы,сколько заинтересованы в их широтном простирании. Горизонтальные векторы нефтепровода Баку - Тбилиси – Джейхан и газопровода Баку – Тбилиси – Эрзрум полностью вписываются в контекст американского геополитического интереса (помимо прочего, по периметру именно таких маршрутов и должны, согласно признанию генерала армии США Чака Уолда, дислоцироваться в перспективе воинские подразделение НАТО). Иными словами, Вашингтон даже безо всякой финансовой заинтересованности и далее будет поддерживать все широтные проекты и вместе с тем - пресекать любую возможность реабилитации меридианальных путей. В данном аспекте, американская позиция по восстановлению железнодорожного сообщения на широтном отрезке Карс-Гюмри выглядит вполне логичной: во – первых Армения становится субтранизитной страной соединяющей Азербайджан и Грузию с Турцией, а во-вторых – подключается к горизонтальной оси «Восток – Запад». Парадоксально, но именно факт изоляции Армении больше всего и беспокоит США.

Факт отстранения Армении от участия в коммуникационных программах именно широтного направления еще никак не означает, что она лишается возможности играть ключевую роль на транзитной карте региона. Более того, по мнению многих экономистов, именно Ереван и обречен в перспективе стать важнейшим звеном меридиональной оси Россия – Иран.

Единственным игроком, представляющим в этой партии реальную угрозу американским интересам, объективно является «изолированный Ереван». Именно по этой главной причине, американские власти и пытаются как можно скорее разблокировать турецко-армянскую границу и восстановить железнодорожное сообщение на участке Карс – Гюмри – Тбилиси – Баку. Вместе с тем, создается видимость международной поддержки Армении и уважения в отношении подходов функционирующего в США армянского лобби. Таким образом, официальная позиция Еревана относительно целесообразности эксплуатации отрезка Карс-Гюмри и недопустимости строительства альтернативной дороги Карс – Ахалкалки, прямо или косвенно, но полностью вписывается в контекст интересов США.

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: office@nationalidea.am, www.nationalidea.am