Главная страница
Главная страница
Հայերեն | Русский    Карта сайта
RSS News RSS
  От издателя
Ретроспектива Ретроспектива
Хроника месяца и обзор номера Хроника месяца и обзор номера
Мир за месяц Мир за месяц
Жемчужины отечественной мысли Жемчужины отечественной мысли
Политика Политика
Геополитика Геополитика
СНГ СНГ
Государство и право Государство и право
Общество и власть Общество и власть
Экономика Экономика
Полемика Полемика
Наука и образование Наука и образование
Культура и искусство Культура и искусство
История История
Город и провинция Город и провинция
Политические портреты Политические портреты
Воспоминания Воспоминания
Цитаты от классиков Цитаты от классиков
Пресса: интересное за месяц Пресса: интересное за месяц

 Статьи


Пресса: интересное за месяц

Пресса: интересное за месяц
Май 2011, N 5

ИНТЕРЕСНОЕ ЗА МАЙ

ГРИГОР АГАНЯН

ВОЗВРАЩЕНИЕ «ПРИДВОРНОГО АРХИТЕКТОРА»,

ИЛИ В ЭТОЙ СТРАНЕ НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИТСЯ

(Постоянный адрес материала – http://nationalidea.am/comments.php?id=8931&l=R)

23.05.2011

Яблоко от яблони недалеко падает,

а боша пашой не станет.

Когда в начале года новый мэр Еревана Карен Карапетян назначил на должность главного архитектора Микаела Асратяна, я подумал, что лед тронулся, ведь эта важная для жизнеобеспечения нашей столицы сфера вверена молодому, по-новому мыслящему специалисту. Чего греха таить, в глубине души я был убежден, а сегодня уверен, что, воспитанный на лучших традициях семьи архитекторов, Микаел Асратян, безусловно, унаследовал от своего знаменитого деда и прекрасного, скромного отца-архитектора любовь к своему родному Еревану. Я имел счастье несколько лет проработать в учреждении, руководимом Григорием Асратяном (блаженной его памяти) и неоднократно слушал его истории о застройке Еревана и создании жемчужин нашей архитектуры, - зачастую  они напоминали детективы: мемориальный комплекс в Цицернакаберде,  открытие музея и памятника по случаю празднования 2750-летия Эребуни-Еревана, стадион «Раздан», первый в СССР музей современного искусства, первый в мире музей детского творчества и пр. Трудно выразить словами ту большую любовь, которую питал неповторимый Григорий Иванович к армянской столице. Как поступили с Асратяном - государственным деятелем и управляющим - пусть останется на совести тех, кто заменил крупного знатока городского организма партийным функционером. Обладающего утонченным вкусом строителя, призванием которого было строить и благоустраивать, кто мог запротестовать против неуместного вмешательства номенклатурщиков ЦК КПА и ергорсовета, заменили человеком, тихо-молча исполняющим приказы, которого так и не приняли как мэра и не восприняли в столице. Асратяна «сослали» в управление памятников, а затем - в музей Сардарапата, но его пыл и вдохновение творить и строить во имя страны никогда не угасали. Он остался тем же романтиком, для которого градостроительство было не бизнесом (как для очень многих), а гармоничной симфонией красивого и полезного.

Человек, выросший в семье Асратянов, не может не любить город или относиться к нему как к стройплощадке для разворачивания архитектурного бизнеса. Как поступил молодой архитектор, когда хотели воплотить в жизнь очередной «нарексаркисяновский» проект (на этот раз – в виде башни главного корпуса правительстенного здания)? Многие молодые карьеристы молча согласились бы с этим «проектом века» и остались бы при своей должности. Видимо, так думал и мэр. Но (надо же!) Микаел Асратян предпочел честь и репутацию своей профессии жалкому карьеризму. Молодой архитектор не захотел стать очередной «заводной ручкой» в нарексаркисяновской сделке, инициированной страдающим футуристическим зудом правительством совместно с новоиспеченным мэром. Я уверен, что Григорий Иванович гордился бы мужественностью и правильным выбором внука.

Когда история повторяется, она превращается в фарс. Сегодня мэр Еревана Карен Карапетян представил нового главного архитектора Еревана Нарека Саркисяна. В своем выступлении градоначальник говорил также о бывшем архитекторе. «Я положительно оцениваю нашу совместную работу с Микаелом Асратяном и не исключаю, что г-н Асратян останется в системе в другом статусе, если изъявит такое желание», - сказал Карапетян. Почему человек вдруг написал заявление об уходе и оставил занимаемую должность? Должно быть, это – «государственная тайна». Или почему М.Асратян должен изъявить желание продолжать работать в структуре, где с его мнением не считаются? Наверное, это – запоздалый реверанс или робкая попытка мэра оправдаться перед своими гражданами. Бог знает. Факт в том, что, оказавшийся в составе совета старейшин Еревана в результате городских выборов и ставший мэром в результате проявления политической воли, г-н Карапетян считает себя удавшимся менеджером. И вдруг его «драйв» ломает молодой, строптивый архитектор. Что должен был сделать К.Карапетян? Время поджимает, нельзя оставить город без главного архитектора, проект башни нужно ратифицировать. А кто может помочь? Естественно, «горе-отец» безлюдного Северного проспекта - Нарек Саркисян. Дело облегчилось: он проектирует, он утверждает, он производит архитектурный контроль. В результате - довольно футуристическое правительство, а на возмущающееся архитектурное сообщество – наплевать. Кто они такие, чтобы сравниться с «армянским Ле Корбьюзе и Оскаром Нимеером»? Н. Саркисяну, в отличие от Таманяна, проекты которого якобы он хочет «воплотить в жизнь», представляется Ереван, утопающий в тени уродливых и громоздких высоток, - Ереван, потерявший свое прошлое и имеющий туманное градостроительное будущее.

Оставим Саркисяна в покое: «неопровержимые авторитеты» - не предмет нашего обсуждения. Печально и курьезно другое. В столице нашей страны на должность назначается молодой специалист, знакомый лишь узким архитектурным кругам, который доказывает, что репутация и честь профессии намного выше, чем раболепное приспособленчество. Ничего не меняется в нашей стране, никто не хочет меняться здесь и вряд ли когда-нибудь изменится, ибо те, кто распоряжается ее судьбой, предпочитают серых, приспосабливающихся и амбициозных посредственностей, чем  достойных, преданных своему делу специалистов.

 

Постскриптум

Шаг мэра Карапетяна, безусловно, был смелым: по известным причинам «физически» он не мог уволить Микаела Асратяна. Оставалось положиться только на его генетическую порядочность – предложить другую работу и дождаться его заявления об уходе и отказа от дальнейшего сотрудничества. Этот новый метод мэра, возможно, позаимствуют многие, хотя в Армении мало людей, обладающих качествами Асратянов...

 

АРТЕМ ХАЧАТУРЯН

ПО ПОВОДУ НАДРУГАТЕЛЬСТВА

НАД «ОППОЗИЦИОННОЙ» ЖУРНАЛИСТКОЙ

(Постоянный адрес материала – http://nationalidea.am/comments.php?id=8777&l=R)

17.05.2011

У сообщества так называемых «оппозиционных» СМИ есть твердое убеждение, что они – каста неприкасаемых. Есть и другое убеждение, что депутаты Национального собрания РА обязаны вести себя с ними в соответствии с кодексом и уставом королевских домов Европы. И когда временами случаются скандалы, «оппозиционные» СМИ прибегают к открытому шантажу, взывают о помощи, обращаются во все инстанции с призывом защиты, наказания виноватых (которых сами и определяют) и т.п.

Но истина в совершенно другом. Конечно, есть закон о СМИ и многие писаные и неписаные правила, в соответствии с которыми действуют СМИ и государственные организации. Однако ни закон, ни другие акты и традиции не отменяют главного права человека – права быть человеком, а именно: иметь нервную систему, эмоции, личные симпатии и антипатии, в соответствии с которыми человек любит и ненавидит, уважает и презирает. То есть мы говорим о естественном праве человека, которое неотчуждаемо: заметим, что даже право на жизнь является отчуждаемым (человек может быть приговорен к смертной казни), но естественное право человека неотчуждаемо: ни один суд не может обязать его уважать или любить, если человеку хочется в силу разных причин ненавидеть или презирать.

Вчера брат президента Саркисяна и по совместительству депутат НС Сашик Саркисян в здании парламента обругал «оппозиционную» журналистку Марину Харатян, работающую в сомнительном заведении под названием «Грапарак». Журналистка подошла к нему и задала вопрос, на который депутат не захотел ответить (заметим, что депутат - есть человек, и он вправе не отвечать, не хотеть общения с прессой, во всяком случае ни один закон не обязывает депутата безусловно и безоговорочно отвечать на все вопросы всех журналистов, к тому же в манерах фламандской аристократии). Предосудительно ли желание депутата Саркисяна не ответить на вопрос конкретного журналиста? Разумеется, нет. Далее «оппозиционная» журналистка начала штурм депутата, говоря ему, что она исполняет якобы свой долг, а значит, депутат обязан ответить. В общем, нервы у человека не выдержали: он сказал ей все, что думает о ней, в результате чего в сообществе «оппозиционных» СМИ поднялся вопль возмущения. В этой связи следует высказать несколько соображений.

Первое. Депутат Саркисян не выходил за рамки закона: его спровоцировали на грубость, что не является уголовно наказуемым деянием.

Второе. Журналистка Марина Харатян – сектантка (то ли пятидесятница, то ли нечто похуже), и для нее довести до инфаркта или, что гораздо хуже, самоубийства любого человека – работа на пять минут, не более. Следовательно, депутат Саркисян, обругав ее, видимо, боролся за свою жизнь, ибо в 55-летнем возрасте, как известно, человеческий организм весьма подвержен нарушениям кровообращения, а это, как известно, либо инфаркт, либо инсульт, защита от которых – забота любого здравомыслящего человека.

Третье. Депутат Саркисян имел дело с журналисткой одного из самых отвратительных изданий в Армении, которое возглавляет одна из самых сомнительных особ страны – г-жа Оганян, содержащая свою газетенку за счет кого попало, лишенная всяких чувств брезгливости и гигиены. Морально-гражданский облик этой дамы общеизвестен, а это, видимо, тоже сыграло свою роль в том, как именно поступил депутат Саркисян с Мариной Харатян.

Ну а менее осведомленным гражданам относительно натуры г-жи Армине Оганян вкратце напомним эпизод, ясно характеризующий ее прошлое, настоящее и будущее: полтора года назад, когда еще издавалась газета «Свободомыслие», наводящая страх и трепет на всех, она мошенническим путем добыла у меня фотографию, сделанную в камере пожизненного заключения, где были запечатлены я, пожизненно осужденные Арсен Арцруни, Дереник Беджанян и Эдуард Григорян, и передала газете Николика Пашиняна, которая раздула скандал (мол, смотрите, кто сидит с убийцами спарапета, значит, тут что-то есть), в результате чего пострадали (в виде получения строгих выговоров) ни в чем не повинные люди. Замечу, что в той же камере раньше меня побывали и фотографировались представители ВСЕХ «оппозиционных» СМИ. После гнусной публикации в газете Николика Ваан Ишханян опубликовал статью, поместив десятки фотографий, сделанных  в той же камере и с теми же осужденными (http://ankakh.com/2009/12/23091/, http://ankakh.com/2009/12/23108/). Но реакции никакой: ни со стороны «оппозиционной» прессы, ни со стороны министерства юстиции, ни со стороны родственников жертв 27 октября и почитателей «спарапета», которые в моей фотографии увидели кощунство, а ваановские предпочли проигнорировать.

Словом, депутату Саркисяну пожелаем терпения. Не надо ему реагировать на скандалы в «оппозиционных» СМИ. То же самое пожелаем всем депутатам НС РА. Было бы хорошо для них, если бы поменьше кормили «оппозиционных» журналистов, поменьше совали им деньги на карманные расходы, поменьше обращали внимания. Тогда и будет поменьше головной боли от них...

 

Постскриптум

Говорят, несколько лет назад депутат Саркисян обругал и чуть не избил другую яростную оппозиционную журналистку – Тагуи Товмасян, соратницу легендарной Шогер Матевосян. А сегодня она – респектабельная дама, издающая «солидную газету», финансирование которой злые языки связывают с именем депутата Саркисяна. Не исключаю, что триумф г-жи Товмасян не дает покоя г-же Оганян, которая, находясь в бедственном финансовом положении (и не только вследствие исков второго президента Кочаряна), видимо, старается найти доступ к одному из первых карманов страны. И в этой связи депутату Саркисяну следовало бы быть поосторожнее и не попасть в ловушку, ибо в противном случае пострадает не только он, но и вся страна: еще одной вонючей «оппозиционной» газеты РА может и не выдержать... 

 

Постскриптум-2

Если Роберту Кочаряну удастся в судебном порядке обанкротить и ликвидировать «Грапарак» и прочие «оппозиционные» издания, то это будет самым большим делом его жизни, ибо ничего более полезного он в жизни не совершал, даже находясь на посту президента страны. В период правления Кочаряна Армения многое потеряла, особенно по части извращения и деградации политической действительности и функционирующих в нем средств массовой информации.  Потому и, полагаю, второму президенту следует хоть как-то исправить ситуацию и искупить грехи: принципиальность по отношению к «оппозиционным» СМИ и принуждение действовать в соответствии с правовыми и нравственными нормами – вот что самое полезное, что можно ожидать от него.

 

ЛУСИНЕ КЕСОЯН

БРАТЬЯ И СЕСТРЫ ПРЕЗИДЕНТА САРКИСЯНА

В «ЧЕЧЕНСКОМ» ПЛЕНУ

(Постоянный адрес материала – http://nationalidea.am/publications.php?id=8683&fl=y&l=R)

12.05.2011

Гагику Ростомяну два дня назад удается сбежать из племенной птицеводческой, скотоводческой, свиноводческой компании «Арзни»: он обманул и сказал, что его отец при смерти, и он должен доставить ему лекарства. Ростомяну делают исключение, идут навстречу и выписывают пропуск. Работающий на ферме пастух просит дать ему хотя бы 10 тысяч драмов для покупки лекарств. Ему говорят: «подожди, вечером спустят яйца, дадим». Дело в том, что в «Арзни» зарплату выдают в виде яиц, 60 драмов за штуку. Работники продают на улице полученные вместо зарплаты яйца, разумеется, не за 60 драмов, а дешевле, ибо столько стоит яйцо в магазине и, естественно, финансово страдают. Но таков порядок, и это – тот минимум, который вынуждены терпеть те, кто поступил на работу к Марату Джанвеляну и стал его заложником.

Гагик Ростомян убегает, желая высвободиться из джанвеляновского плена, однако не освобождается окончательно: в концентрационном лагере «Арзни» остались его жена Лианна Бакунц и сын Айк Ростомян. В этом лагере этих людей вряд ли знают по именам: согласно установленному Маратом Джанвеляном порядку, работники концентрационного лагеря «Арзни» пронумерованы, точно так же, как пронумерованы куры, коровы и свиньи Джанвеляна. 4-ый или 34-тый работники сегодня должны сделать то-то, а 27-ой – то-то, 4-тому в этом месяце полагается столько-то ячеек яиц и так далее.

Гагик Ростомян обращается в бегство, дабы спастись из концентрационного лагеря «Арзни», поскольку иного выхода у него не было: он больше не хотел здесь работать, но опять же, согласно установленному Маратом Джанвеляном порядку, здесь исключается такое явление, как «нежелание больше работать». Те, кто оказался в концентрационном лагере «Арзни», остаются здесь без какой-либо альтернативы. Сюда можно зайти, но выйти отсюда почти невозможно. А приходят сюда, как правило, случайно. Проживающая в Раздане семья Ростомянов соглашается переехать сюда работать, не подозревая, что ее ждет. Пронумерованные работники фермы, около 50 человек (только по части крупного рогатого скота), живут и работают на ферме со своими семьями. 40-летний пастух Гагик Ростомян выглядит по меньшей мере 50-летним мужчиной. Поскольку жена и 17-летний сын Гагика все еще остаются в плену, судить об их внешнем виде невозможно.

Семьи в первое время думают, что поступили на работу в Арзнийское племенное ПСС ОАО, а потом уже понимают, что попросту оказались в концентрационном лагере «Арзни». Лагерь окружен высокой оградой и контролируется большим числом сотрудников безопасности или, правильнее будет сказать, охранниками лагеря. Во время нашего визита один из охранников подтвердил тот факт, что никто не может зайти на эту территорию и выйти оттуда без разрешения сверху.

Семьи размещаются в бараках. О питании обязаны заботиться лично, поэтому, чтобы идти в магазин, должны получить пропуск, который выдается на конкретное время и на конкретный номер работника (пленника). В этом плане здесь исключаются случаи супружеских измен: никто не может пойти «налево», исключаются свидания с любимыми, вечерние прогулки. Здесь все урегулировано преимущественно для блага и комфортной жизни кур, коров и свиней г-на Джанвеляна.

Гагик Ростомян рассказывал обо всем этом с большим трудом, от волнения его голос все время срывался. Он обманул и сбежал, но там остались его жена и сын, там остались также телевизор и шкаф, и даже если жене и сыну удастся перепрыгнуть ночью через забор и сбежать, то вынести оттуда единственное богатство – телевизор и шкаф – будет невозможно. Плюс зарплаты: отцу-Ростомяну за апрель должно быть выплачено около 80 тысяч, сыну – 100 тысяч, а жене – 60 тысяч драмов. «Могут даже сказать, что теленок умер из-за меня, даже если это не так, взвалят на меня и еще скажут, что это я им должен», - говорит Ростомян. Когда зимой семья изъявила желание уйти, им сказали: «Вы в месяц потребляли электроэнергию на 50 тысяч драмов, за 4 месяца эта сумма составила 200 тысяч, платите и уходите».

Около 20 дней назад из концентрационного лагеря «Арзни» удалось организовать героический побег еще одной семье. Должно быть, именно это дало силы Ростомяну пойти на крайний шаг. Сбежавшей семье повезло. Они уехали и сразу поступили на работу в Апаране, на ферму какого-то прокурора. Когда в «Арзни» обнаружили побег, сразу объявили розыск: семью нашли, люди с автоматами пошли за проступившимися, дабы вернуть их обратно, однако прокурору удалось противостоять им, и он не разрешил увести своих работников. Так, этой семье удалось спастись.

Семья Ростомяна сегодня в опасности. По истечении срока пропуска будет обнаружен его побег: тогда будет задействован тот же самый механизм розыска и люди с автоматами добьются своей цели, ибо Ростомяну не повезло так, как другой сбежавшей семье: у него нет защитника-прокурора.

«Прошу вас, не указывайте моего имени, вообще не пишите, я не знаю, что они могут сделать с моей семьей», - просило «живое свидетельство» непосильной работы, сбежавшее из концентрационного лагеря. А единственной темой разговоров пленников этого лагеря, по его словам, является побег ...

Истории о бандах Марата Джанвеляна распространяются периодически. Известно, что его стада ведут на пастбища в сопровождении людей с автоматами. Известно, что с этими людьми не шутят. Пастухам расположеной в селе Ехегнут Армавирской области приказано пасти стадо в любом месте, не ставя разницы между пастбищами, полями или огородами, являющимися собственностью крестьян. Подконтрольное людям с автоматами стадо может за несколько часов растоптать, например, поля помидоров крестьян, никто не может даже слова сказать, поскольку хозяйничает на этой территории Марат Джанвелян, которого, кстати, жители этой территории боятся больше, чем генерала Манвела.

Исходя из журналистской этики, гуманности, Бог знает еще из чего, мы в другом случае действительно не назвали бы имен, если бы все это не было до такой степени ужасно. Если бы не было также того факта, что прокурор может защитить и освободить из плена лишь тех людей, которые поступили к нему на работу. Но в то же время высокопоставленный чиновник правоохранительной системы, зная о подобных противозаконных действиях, о содержании людей в плену, о том, что людей вынуждают работать, ограничивая их свободу, также о других подобных преступлениях, ничего не предпринимает (здесь даже речи быть не может о том, что пленники вышеупомянутого лагеря могли участвовать в митингах оппозиции или сообщать оппозиции о том, в каких условиях содержит их олигарх, пользующийся, по всей видимости, покровительством властей). Говорят, что Марата Джанвеляна продвигал Андраник Маргарян, однако трудно представить, что вице-мэр Тарон Маргарян знает об утвердившихся в компании родственника его тестя нравах и продолжает покровительствовать ему. Или, более того, невозможно представить, что президент знает о том, что творится в концентрационном лагере, расположенном на территории вверенного им государства.

Теперь о главном.

К сказанному нужно добавить несколько соображений.

Первое. СНБ, полиция, прокуратура: это те структуры, которые нужно упразднить за безделье и невыполнение своих обязательств, ибо под их носом, на расстоянии 15км от Еревана происходят явления, присущие рабовладельческому строю.

Второе. Если в отмеченных учреждениях знают о классическом рабстве в современной Армении и игнорируют это, то упразднить нужно не структуры, а их руководство, ибо это неприемлемо с точки зрения человеческой морали, совести, чести и многих других вещей.

Третье. На ближайшем заседании совета Национальной безопасности РА нужно обсудить следующий вопрос и найти ответ на него: что опаснее для государственности РА и президента Саркисяна – военная машина Азербайджана или джанвеляны местного розлива? Если выяснится, что самая большая опасность, угрожающая Армении, исходит от джанвелянов, то нужно ожидать, чтобы очень скоро увидеть его в наручниках и показать эту трогательную сцену всем тем, смыслом и целью жизни которых является сверхприбыль – за счет пота и достоинства армянского «простолюдина» (рамика).

Четвертое. Просим генерального прокурора РА принять эту публикацию как информацию о совершенном преступлении. Просим инспекцию по труду министерства труда и социального обеспечения РА и комитет государственных доходов РА предпринять соответствующие меры в связи с осуществлением незаконных и нечеловеческих выплат на принадлежащих Марату Джанвеляну предприятиях: законодательство РА обязывает платить за человеческих труд только в драмах РА, и в этом вопросе не составляют исключение даже яйца г-на Джанвеляна.

Пятое. Просим омбудсмена РА Карена Андреасяна заняться царящими в принадлежащих Марату Джанвеляну предприятиях ужасными явлениями и предпринять соответствующие меры, чтобы отныне в Армении не попиралось самое дорогое право человека – право на свободу.

Шестое. Просим советников, помощников и другой обслуживающий персонал президента РА поставить в известность главу государства о варварствах, совершаемых в 21-ом веке в вверенной ему стране, и убедить его, что ничего плохого в олигархической системе Армении не произойдет, если он накажет г-на Джанвеляна (согласно законодательству РА) за первобытное и скотское обращение с его братьями и сестрами.

Share    



Оценка

Как Вы оцениваете статью?

Результаты голосования
Copyright 2008. При полном или частичном использовании материалов сайта, активная ссылка на Национальная Идея обязательна.
Адрес редакции: РА, г. Ереван, Айгестан, 9-я ул., д.4
Тел.:: (374 10) 55 41 02, факс: (374 10) 55 40 65
E-mail: [email protected], www.nationalidea.am